Священная Библейская История — Новый завет автор: Митрополит Вениамин

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ
1. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЕВАНГЕЛИИ
1. Евангелие от Матфея
2. Евангелие от Марка
3. Евангелие от Луки
4. Евангелие от Иоанна
2. ЕВАНГЕЛИЕ — КНИГА ЖИЗНИ
3. ПАЛЕСТИНА ВО ВРЕМЯ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА
1. Историко-географическое описание Палестины
2. Политическое положение Палестины
4. РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА ВО ВРЕМЯ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Глава I
РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО И ЕГО ЖИЗНЬ ДО НАЧАЛА ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ

  1. Рождество Богородицы, Ее воспитание при храме и жизнь в Назарете
    2. Благовестие Захарии
    3. Благовещение Пресвятой Деве Марии
    4. Посещение Пресвятой Девой Марией Праведной Елисаветы
    5. Рождение Иоанна Предтечи
    6. Откровение Праведному Иосифу о Боговоплощении
    7. Рождество Христово
    8. Поклонение пастухов
    9. Обрезание и Сретение Господне
    10. Поклонение волхвов
    11. Бегство Святого Семейства в Египет и избиение вифлеемских младенцев
    12. Смерть Ирода и возвращение Святого Семейства на родину
    13. Жизнь Иисуса Христа в Назарете. Первое посещение Иерусалимского храма
    14. Святой Иоанн Креститель. Его жизнь и проповедь
    15. Явление Иисуса Христа народу. Крещение Его на Иордане
    16. Искушение в пустыне
    17. Возвращение Христа на Иордан. Первые его ученики.
    18. Первое чудо в Кане Галилейской

Глава II
ПЕРВЫЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА СПАСЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

  1. Переселение в Капернаум
    2. Христос в Иерусалиме на празднике Пасхи
    3. Беседа Иисуса Христа с Никодимом
    4. Проповедь Иисуса Христа в Иудее и последнее свидетельство о нем Иоанна Крестителя
    5. Беседа Иисуса Христа с Самарянкой
    6. Проповедь Иисуса Христа в Галилее
    7. Заочное исцеление сына царедворца
    8. Проповедь Христа в Назаретской синагоге
    9. Чудесный улов рыбы и призвание первых учеников на апостольское служение
    10. Исцеление бесноватого в Капернаумской синагоге
    11. Исцеление тещи Петра и многих больных в Капернауме
    12. Исцеление расслабленного в Капернауме
    13. Призвание Левия-Матфея к апостольскому служению

Глава III
ВТОРОЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА СПАСЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

  1. Иисус Христос в Иерусалиме на второй Пасхе
    2. Исцеление расслабленного в Доме Милосердия
    3. Срывание колосьев и спор о субботе
    4. Исцеление сухорукого
    5. Избрание двенадцати апостолов
    6. Нагорная проповедь
    7. Исцеление слуги сотника
    9. Посольство Иоанна Крестителя к Иисусу Христу
    10. Иисус Христос в доме Симона-фарисея
    11. Исцеление бесноватого и богохульство фарисеев
    12. Учение в притчах о Царстве Божием
    12.1. Притча о сеятеле
    12.2. Притча о зерне горчичном
    12.3. Притча о закваске
    12.4. Притчи о сокровище и о купце, ищущем драгоценную жемчужину
    12.5. Притча о пшенице и плевелах
    13. Укрощение бури
    14. Исцеление бесноватого в стране Гадаринской
    15. Исцеление кровоточивой женщины и воскрешение дочери начальника синагоги
    16. Отправление апостолов на проповедь
    17. Смерть Иоанна Крестителя
    18. Чудесное насыщение народа пятью хлебами и двумя рыбами
    19. Хождение Иисуса Христа по воде
    20. Беседа Иисуса Христа о хлебе жизни

Глава IV
ТРЕТИЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Беседа с фарисеями о предании старцев
Исцеление дочери сирофиникиянки
Исповедание апостолом Петром тайны Сына Человеческого
Преображение Господне
Исцеление бесноватого отрока-лунатика
Последние дни пребывания в Галилее
Иисус Христос в Иерусалиме на празднике Кущей
Женщина, взятая в прелюбодеянии, перед судом Спасителя
Покушение фарисеев побить камнями Иисуса Христа
Исцеление слепорожденного
Притча о добром пастыре
Общественное служение Иисуса Христа в Заиорданье
Поучения Христа в притчах о любви Бога к человеку, человека к Богу и людей друг ко другу
1. Притча о пропавшей овце
2. Притча о потерянной драхме
3. Притча о блудном сыне
4. Притча о милосердном Самарянине
5. Притча о мытаре и фарисее
6. Притча о судье неправедном
Беседа Христа с богатым юношей о богатстве
Притча о богаче и нищем Лазаре
Исцеление десяти прокаженных
Учение Иисуса Христа о браке и безбрачии
Благословение детей
Притча о виноградарях, призванных на работу в разное время дня
Воскрешение Лазаря
Тайное и беззаконное решение синедриона
Исцеление слепого у Иерихонских ворот
Обращение Закхея

Глава V
СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ. ПЯТЬ ВЕЛИКИХ ДНЕЙ. КРЕСТНАЯ СМЕРТЬ ИИСУСА

Христос в Вифании за шесть дней до Пасхи
Торжественный вход Господень в Иерусалим
Великий Понедельник
1. Проклятие бесплодной смоковницы
2. Второе изгнание торгующих из храма. Дети, прославляющие Господа
Великий Вторник
1. Последнее посещение храма и полный разрыв с духовными руководителями еврейского народа
2. Притча о двух сыновьях
3. Притча о злых виноградарях
4. Вопрос фарисеев о подати кесарю
5. Вопрос саддукеев о воскресении мертвых
6. Вопрос книжника о наибольшей заповеди в законе
7. Обличительная речь Христа против книжников и фарисеев
8. Лепта вдовы
9. Встреча с еллинами
10. Пророчество Христа о разрушении Иерусалима
11. Пророчество Христа о будущем Церкви и о Втором Его пришествии
12. Притча о десяти девах
13. Притча о талантах
14. Беседа о Страшном Суде
Великая Среда. Предательство Иуды
Великий Четверг
1. Тайная вечеря
2. Иуда покидает Пасхальную трапезу
3. Установление таинства Евхаристии
4. Прощальная беседа с учениками
5. На пути в Гефсиманию
6. Гефсиманская молитва
7. Предательский поцелуй Иуды
9. Суд Синедриона
10. Смерть предателя
Великая Пятница
1. Иисус Христос на суде у Понтия Пилата
2. Крестный путь Иисуса Христа на Голгофу
3. Распятие и Крестная смерть Иисуса—Агнца Божия
4. После распятия и смерти
5. Погребение

Глава VI
ЕВАНГЕЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ ДО СОШЕСТВИЯ СВЯТОГО ДУХА НА АПОСТОЛОВ

Воскресение Христово
Явление воскресшего Христа Марии Магдалине и другим мироносицам
Реакция Синедриона
Явление воскресшего Иисуса Христа двум ученикам на пути в Эммаус
Явление воскресшего Господа всем апостолам, кроме Фомы
Явление воскресшего Христа одиннадцати апостолам
Явление Христа апостолам на Тивериадском озере
Явление Христа Своим последователям на горе в Галилее
Вознесение Господне
Сошествие Святого Духа на апостолов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СОКРАЩЕННЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ КНИГ БИБЛИИ
КНИГИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА
КНИГИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НОВОГО ЗАВЕТА
СОКРАЩЕННЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ КНИГ БИБЛИИ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Священная Библейская история Нового Завета—это история искупительного Крестного подвига Господа нашего Иисуса Христа, история установления Нового благодатного союза человека с Богом.

На первых своих страницах Св. Библия свидетельствует, что Всемогущий Бог по Своей Любви и Благости создал весь мир и человека, наделив его духовными талантами, и сделал его царем и хранителем мира. Раскрывая в себе образ Божий, человек все больше и больше уподоблялся бы своему Творцу и вместе с тем превратил бы всю землю в рай. Но человек не выполнил своего назначения. Не пожелав духовного совершенства и жизни с Богом, он пренебрег Любовью Творца, порвал союз с Небом и стал рабом падшего ангела — диавола. Как блудный сын, он уходил от своего Творца все дальше и дальше в область мрака и небытия. Тот, кто был призван стать царем и творцом природы, стал ее рабом, губителем и грабителем. Порвав благодатный союз с Богом, человек постепенно умирал. После грехопадения он стал бессильным восстановить свою падшую, расколотую грехом природу и победить смерть.

Умирающему во грехах человечеству нужна была Божественная рука помощи, новый спасительный акт Божественной Любви, который бы восстановил разлагающуюся природу человека, соединил бы его с Источником Жизни и вновь даровал бы ему достоинство человека, как высшего творения Божия. И Любящий Творец не оставил Свое любимое творение, Он нисходит к умирающему человеку и спасает его.

Этот творческий Божественный акт Жертвенной Любви в отпавшем от Бога греховном мире совершило то же Божественное Слово, Которым вначале было создано все тварное бытие. “Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть” (Ин. I, 2—3).

Чтобы осуществить спасение человеческого рода. Предвечное Слово Божие — Вторая Ипостась Святой Троицы, Сын Божий посредством воплощения принимает человеческую природу и становится подобным нам Человеком, кроме греха,

“И Слово стало плотию, — свидетельствует евангелист Иоанн Богослов, — и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца” (Ин. 1, 14).

Как в начале всех вещей совершилась непостижимая для разума тайна сотворения мира, так по исполнении времен совершилась столь же непостижимая тайна воплощения Бога — Слова. По словам ап. Павла, это событие есть “великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе” (I Тим. 3, 16). Эта — “великая благочестия тайна” и составляет предмет Священной Библейской истории Нового Завета.

Сведения о том, как “Слово стало плотию, и обитало с нами”, т. е. о Рождестве Христовом, Его Божественном учении, крестной смерти, воскресении и вознесении, мы узнаем из четырех Евангелий: от Матфея, Марка, Луки и Иоанна.

 

ВВЕДЕНИЕ

  1. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЕВАНГЕЛИИ

Слово “евангелие” принадлежит греческому языку, в переводе на русский язык оно означает “доброе известие”, “благая весть” (благовестие).

Евангелием мы называем благую и радостную весть о спасении человеческого рода от греха, проклятия и смерти, преподанную людям Господом нашим Иисусом Христом, воплотившимся Сыном Божиим, и проповеданную Апостолами.

Из этого определения Евангелия следует, что евангелистом в подлинном смысле слова можно назвать только Господа нашего Иисуса Христа, так как Он есть не только Источник Божественного спасительного учения, но и Совершитель великой Голгофской Жертвы Любви — Сама Божественная Любовь, посредством Которой спасается человеческий род.

Живя среди людей, Христос излагал Свое Божественное учение в устной форме.

Первоначально спасительное учение Иисуса Христа сохранялось в Церкви в устном сказании, но впоследствии устное благовествование было записано на свитках пергамента Апостолами и их ближайшими учениками. С этого времени название “евангелие” перешло также на эти письменные повествования о жизни и учении Спасителя.

Надо иметь в виду, что в те древние времена многие пытались письменно изложить жизнь и учение Господа нашего Иисуса Христа, но из всех этих писаний только четыре признаны Церковью каноническими и почитаются ею как священные книги. Это Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Вернее сказать, есть только одно Евангелие, ибо есть только один Спаситель Иисус Христос и одно Его учение; но существуют четыре изложения Евангелия, написанные четырьмя евангелистами. Вместе взятые все эти писания носят название Четвероевангелия.

Евангелия Матфея, Марка и Луки в отличие от Евангелия Иоанна называются синоптическими, потому что они очень близки между собой по плану и содержанию.

Но различия между синоптическими Евангелиями и Евангелием Иоанна Богослова не являются существенными. Если сравнить все четыре Евангелия, то окажется, что в главном все они находятся в удивительном согласии. Все они описывают жизнь и учение Господа Иисуса Христа — Сына Божия и Сына Человеческого, святого, чистого, кроткого и любвеобильного, могущественного в словах и делах, посланного Богом Отцом для спасения мира, добровольно принявшего мучительную смерть на кресте и воскресшего из мертвых.

Евангелисты не ставили себе задачей изложить все учение Спасителя для всех времен и народов, а писали каждый с особой частной целью, определяемой условиями его апостольства, и сообразно с этой целью упоминали лишь о тех или иных изречениях Христа и событиях Его жизни. Поэтому Евангелия в первом веке были апостольскими писаниями, предназначенными отдельным христианским общинам и даже частным лицам (Лк. 1, 1—4). Но так как в этих писаниях излагалось учение Христово и указывался людям путь спасения, то Дух Святой, живущий и пребывающий в Церкви Христовой, сохранил их для всех времен и народов, ибо Божественная Истина, запечатленная в Евангелиях, не может ограничиваться ни временем, ни каким-нибудь обществом или народом.

Время происхождения Евангелий не может быть определено с безусловной точностью, но должно быть отнесено ко второй половине первого века.

Первыми новозаветными книгами, несомненно, были послания апостолов, которые писались с целью поучения и укрепления в вере христианских общин; но вскоре явилась потребность и в книгах, в которых подробно излагалась бы история земной жизни Иисуса Христа.

Можно полагать, что ап. Матфей написал свое Евангелие около 50 — 60 годов по Рождестве Христовом, Марк и Лука несколько лет спустя и во всяком случае раньше разрушения Иерусалима, т. е. раньше 70 года, а Иоанн — в конце первого века, в преклонном возрасте.

Язык, на котором написаны Евангелия — греческий, не классический, а так называемый александрийский, наиболее в то время распространенный. Написанные на нем книги свободно читались различными народами, входящими в Римскую империю—от берегов Атлантического океана до Евфрата и далее.

Древние отцы Церкви усматривали в Ветхом Завете прообразы и символы четырех Евангелий. Так они сравнивали св. Четвероевангелие с рекой, которая, вытекая из Эдема для орошения насажденного Богом рая, разделялась на четыре реки, протекавшие по странам, хранившим в своих недрах множество драгоценных камней и дорогих металлов (Быт. 2, 10—14).

Эта река является символическим изображением духовной глубины и величия содержания Святого Евангелия.

Другой символ для четырех Евангелий Святые Отцы усматривали в таинственной колеснице, которую видел пророк Иезекииль у реки Ховарь. Она состояла из четырех животных, каждое из которых имело четыре лица: человека, льва, тельца и орла. Эти лица животных, взятые в отдельности, сделались символами для каждого из евангелистов.

Христианское искусство, начиная с пятого века, изображает Матфея с человеком или ангелом, так как ап. Матфей в своем Евангелии больше говорит о человеческом и мессианском характере Христа.

Евангелист Марк в иконографии изображается со львом, так как св. Марк в своем Евангелии повествует преимущественно о всемогуществе и царском достоинстве Иисуса Христа (лев — царь животных).

Евангелист Лука изображается с тельцом, потому что св. Лука повествует преимущественно о первосвященническом служении Иисуса Христа (телец —жертвенное животное).

И, наконец, евангелист Иоанн изображается с орлом, ибо как орел подымается высоко над землей и проникает своим острым взором в глубокие дали, так и св. Иоанн Богослов, духовно подымаясь над всем земным и человеческим, преимущественно говорит в своем Евангелии о Христе как о Боге Слове, Второй Ипостаси Святой Троицы.

  1. Евангелие от Матфея

Матфей, сын Алфея, был одним из двенадцати Апостолов, призванных Господом Иисусом Христом для проповеди Евангелия. Он носил также имя Левий и до призвания Господом был мытарем, т.е. сборщиком пошлин, в Капернауме.

Верный ученик Христов, Матфей был очевидцем многих чудес, совершенных Спасителем, и постоянным слушателем Его наставлений. После вознесения Иисуса Христа он проповедовал благую весть иудеям в Палестине и написал для них Евангелие на еврейском, точнее, арамейском языке. Об этом нам свидетельствует Папий, еп. Иерапольский, ученик ап. Иоанна Богослова.

Но первоначальный арамейский текст Евангелия от Матфея утерян, и до нас дошел только очень древний греческий перевод. Ученые предполагают, что на греческий язык с арамейского языка Евангелие было переведено самим евангелистом Матфеем.

Главная цель евангелиста — показать евреям, что Иисус Христос есть истинный Мессия, обещанный Богом избранному народу. С этой целью он приводит много пророчеств о Мессии из Священного Писания Ветхого Завета и говорит, что все они исполнились в Иисусе. Поэтому у ап. Матфея чаще, чем у других евангелистов, встречается выражение: “Да сбудется реченное пророком…”

Иудеи ожидали пришествия такого Мессии, который основал бы на земле могущественное царство и сделал бы евреев народом, господствующим в мире. В противовес этому узко земному пониманию ветхозаветных пророчеств о Мессии, евангелист Матфей проповедовал своим единоплеменникам подлинное Христово Царство, Царство духовное, сверхприродное, полагающее свое основание на земле и завершающееся на небе.

Евангелие ап. Матфея написано около 50 года. Оно содержит 28 глав, начинается изложением родословной Христа от Авраама и заканчивается прощальной беседой Спасителя с апостолами на одной из гор Галилейских.

  1. Евангелие от Марка

Евангелист Марк не принадлежал к числу двенадцати Апостолов Христовых и не ходил за Спасителем. Родом был он из Иерусалима и имел два имени: по римски прозывался Марком, а еврейское имя его было Иоанн. В христианство был обращен ап. Петром, который называет его своим духовным сыном (I Пет. 5. 13).

Горя желанием распространять веру Христову среди язычников, св. Марк в 45 году вместе с апостолами Павлом и Варнавою, своим дядей, путешествует в Малую Азию, но в Памфилии он вынужден был проститься с апостолами и возвратился в Иерусалим (Деян. 13, 13).

Евангелист Марк с юных лет становится преданным учеником ап. Петра, является постоянным спутником в его проповеднической деятельности и не расстается со своим учителем до самой его смерти в Риме. С 62-го года по 67-й год св. Марк вместе с ап. Петром находится в Риме. Римские христиане еще при первом их посещении ап. Петром просили его написать им книгу о жизни и учении Спасителя. В ответ на эту просьбу св. Марк изложил все, что слышал от ап. Петра о земной жизни Христа, в письменной форме, очень наглядно и живо. Об этом свидетельствует св. Климент, еп. Александрийский, следующим образом: “В то время, как Апостол Петр благовествовал в Риме, Марк, спутник его,.. написал… Евангелие, именуемое Евангелием от Марка”. А св. Папий, еп. Иерапольский, говорит: “Марк, истолкователь Апостола Петра, записал слова и деяния Иисусовы с точностью, но не по порядку”. Этих свидетельств, восходящих ко второму веку, достаточно, чтобы не усомниться в принадлежности второго Евангелия св. Марку.

По всей вероятности, св. Марк писал Евангелие для христиан, обращенных из язычества и мало знакомых с историей и бытом еврейского народа. Поэтому в Евангелии очень мало ссылок на Ветхий Завет, но зато часто объясняются различные иудейские обычаи, описывается география Палестины, объясняются непонятные для римских христиан арамейские выражения.

Главная цель Евангелия — утвердить в обращенных язычниках веру в божественность Спасителя и показать им божественную власть Христа, Сына Божия, над всей тварью.

Евангелие св. Марка состоит из 16 глав. Оно начинается призывом св. Иоанна Крестителя к покаянию и заканчивается вознесением Господа нашего Иисуса Христа на небо и проповедью св. апостолов.

У нас нет данных, чтобы с точностью определить время написания Евангелия от Марка. Во всяком случае, оно было написано позднее арамейского Евангелия ап. Матфея и, по всей вероятности, в пятидесятых годах, когда ап. Петр впервые посетил римских христиан.

Согласно древнему преданию, евангелист Марк был первым епископом Александрийской церкви и умер мученической смертью.

 

 

 

  1. Евангелие от Луки

Автором третьего Евангелия древняя Церковь единогласно называет апостола Луку.

По свидетельству историка Евсевия (4 в.). Лука происходил из языческой семьи уроженцев Антиохии Сирийской. Он получил хорошее греческое образование и был по профессии врачом.

Уверовав во Христа, св. Лука становится ревностным учеником и постоянным спутником ап. Павла в его апостольских путешествиях. Он неотступно следует за своим учителем, разделяет с ним труды второго и третьего апостольского путешествия (Деян. 16, 10—17; 20, 5—21) и остается при нем во время пребывания ап. Павла под стражей в Кесарии и в Риме (Деян. 24, 23;27; 28; Кол. 4, 14). “Луку, врача возлюбленного”, называет ап. Павел в числе своих сподвижников, которые были ему утешением во время римских уз (Кол. 4, 11—14).

Под влиянием проповеди ап. Павла св. Лука пишет Евангелие, адресуя его к Феофилу (Лк. 1, 1—4), человеку высокого общественного положения, обращенному в христианство из язычников, и в его лице к христианским общинам, основанным св. Павлом, апостолом языков.

Желая дать христианам из язычников твердое основание того учения, в котором они были наставлены ап. Павлом, св. Лука ставит себе целью:

1) передать уверовавшим, “по тщательном исследовании” и “по порядку”, слова и дела Спасителя и 2) укрепить этим повествованием веру в Спасителя мира.

Источниками для написания Евангелия св. Луке послужили, как говорит он сам, рассказы живых лиц, “бывших с самого начала очевидцами и служителями Слова” (Л к. 1, 2). С ними он встречался в обществе ап. Павла — и в Иерусалиме, и в Кесарии. В основе евангельского повествования о рождестве и детских годах Иисуса Христа (гл. 1 и 2) лежит, по-видимому, записанное на арамейском языке Священное Предание, в котором слышится еще голос Самой Девы Марии. Но существует и другое предание, которое говорит, что св. Лука сам встречался с Божией Матерью, слышал от Нее рассказы о Господе и написал первую икону Святой Девы с Младенцем Иисусом на руках.

Кроме того, при написании своего Евангелия св. Лука пользовался и ранее написанными Евангелиями Матфея и Марка.

Помимо Евангелия святой Лука написал еще и книгу “Деяния Святых Апостолов”. В обоих этих творениях обнаруживается талантливая рука историка, который при необычайной точности и сжатости повествования умел давать картинное и притом исторически обоснованное повествование. Но надо не забывать, что на всем повествовании Луки и на самом языке его лежит отпечаток мысли и речи ап. Павла.

Евангелие св. Луки состоит из 24 глав. Оно начинается событиями, предшествовавшими рождению Иисуса Христа, и заканчивается вознесением Господа на небо.

  1. Евангелие от Иоанна

Апостол Иоанн Богослов, младший брат ап. Иакова, был сыном рыболова Заведея и Соломии. Родился Иоанн на берегах Галилейского озера. В юности своей он помогал отцу ловить рыбу, но затем ушел на Иордан к св. Иоанну Крестителю и стал его учеником. Когда же на берегах Иордана появился Спаситель, Иоанн всей душой полюбил Мессию, стал Его верным и любимым учеником и никогда не расставался с Ним до дня Его вознесения на небо. После смерти Спасителя св. апостол принял Божию Матерь в свой дом и заботился о Ней до самого Ее успения. Затем, вероятно, после смерти ап. Павла, Иоанн Богослов с проповеднической целью переселяется в город Ефес, который после разрушения Иерусалима сделался центром христианской Церкви на Востоке. Там воспитал он будущих епископов: Папия Иерапольского, Игнатия Богоносца, Поликарпа Смирнского.

При императоре Домициане он был сослан на остров Патмос, где в видениях Господь показал ему будущие судьбы мира. Все эти видения он записал в книгу, которая называется “Откровение”, или “Апокалипсис”.

Только при императоре Нерве св. апостол смог возвратиться из ссылки в Ефес.

Имея в лице ап. Иоанна одного из ближайших свидетелей и очевидцев “служения Слова”, христиане Ефеса стали просить его, чтобы он описал им земную жизнь Христа Спасителя. Когда они принесли Иоанну книги первых трех евангелистов, то он одобрил эти книги и похвалил евангелистов за их искренность и правдивость повествования. Но при этом он заметил, что три евангелиста больше обращают внимание на человеческую природу Христа. Апостол Иоанн сказал своим последователям, что при повествовании о Христе, пришедшем в мир во плоти, необходимо больше говорить о Его Божестве, так как иначе люди с течением времени начнут судить и думать о Христе лишь по тому, чем Он явился в земной жизни.

Поэтому ап. Иоанн начинает свое Евангелие не с изложения событий из человеческой жизни Христа, а прежде всего указывает на Его предвечное существование с Богом Отцом.

Воплотившийся Христос есть Вторая Ипостась Святой Троицы, Божественное Слово (Логос), посредством Которого произошло все существующее (Ин. 1. 1—3).

Таким образом, цель написания Евангелия можно выразить словами самого же евангелиста, обращенными к ефесским христианам: “Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его” (Ин. 20, 31).

Этим самым евангелист желает оградить христиан от распространяющихся в Малой Азии ересей (Керинфа, Евионитов, Николаитов), отрицавших Божественную природу Спасителя.

Дополняя синоптиков, св. Иоанн описывает преимущественно деятельность Христа в Иудее, подробно рассказывает о посещениях Им Иерусалима по большим праздникам.

Написано Евангелие в девяностые годы первого века, незадолго до смерти св. апостола.

Евангелие св. Иоанна Богослова состоит из 21 главы. Оно заканчивается повествованием о явлении воскресшего Господа ученикам на Галилейском озере.

 

  1. ЕВАНГЕЛИЕ — КНИГА ЖИЗНИ

Приступая к изучению Евангельской истории, надо помнить, что знание Священной истории необходимо каждому христианину, но еще более пастырю Церкви Христовой, для которого Слово Божие и служение Ему есть его жизнь.

Мы должны знать, что Христос не мифологическая, а вполне реальная, историческая Личность, совершившая на земле великое дело Искупления человеческого рода, какое не мог совершить ни до Него, ни после Него никто из смертных.

Он жил среди людей, ходил по этой земле, имел своих последователей, посещал города и селения Палестины с проповедью, был гоним врагами, пострадал на кресте, умер позорной смертью, воскрес во славе, вознесся на небо и пребывает в Церкви Своей-“во все дни до скончания века” (Мф. 28, 20).

Мы должны хорошо знать географию Палестины, историческую обстановку того времени, когда жил Христос, интересоваться археологическими находками, подтверждающими истинность евангельского повествования, — все это необходимо знать будущему богослову, так как Евангельская история — это фон, на котором изучается богословие.

Но, изучая Священную историю, надо избегать крайностей, надо помнить, что одно историческое голое знание не имеет существенного значения в деле веры, в деле нашего спасения.

Если мы, например, увлечемся только выяснением даты рождества Христова и подробностями Его земной жизни, но без веры во Христа, то мы, разумеется, приобретем много исторических сведений, но сердце наше останется безразличным к спасению. Не так ли поступают и атеисты? Какая же тогда будет разница между так называемым христианством, интересующимся жизнью Христа без веры в Него, и атеистом, изучающим христианство? Разумеется, никакой.

Евангельские исторические события имеют для нас существенное значение только в том случае, если они воспринимаются через верующее сердце, через веру во Христа как Богочеловека, Сына Божия, Спасителя мира. Только так, только через веру во Христа, или, лучше сказать, в свете Христовом, мы должны воспринимать Священную Евангельскую историю.

Каждое Евангельское слово, каждое священное событие должно восприниматься и осознаваться нашим разумом через основной смысл Евангелия, через “горнило нашей веры”. Тогда евангельские события заживут в нашем сердце. Тогда образ Христа станет близким и дорогим нашему духу, тогда Святое Евангелие станет для нас Книгой Жизни, ведущей нас ко спасению.

И действительно, никакая книга на земле по своему содержанию и действию на человеческую душу не может сравниться с Евангелием, ни тем более заменить его.

Как говорил Спурджон, “Евангелие есть Слово, превосходящее все человеческие речи. Писаний выше всех произведений пера, неподражаемое творение Святого Духа; оно пригодно для всех мест, времен и стран, для всех народностей, сословий и лиц. Евангелие — это Книга книг, источник вечной жизни (2 Тим. 1,12,13), спасения (Деян. 13,26; Еф. 1,13) и утешение для несчастных и страждущих. Это — книга, не имеющая на земле себе подобной, содержание которой, как взор Самого Бога, проникало бы в глубину души каждого человека, которая во всем до единого слова содержала бы истину, была бы мудрее всех сводов законов, назидательней всех поучений, прекраснее поэзии всего мира, и трогала бы человеческое сердце, как нежный голос любящей матери. Евангелие — это дивный неземной свет, озаряющий наше духовное существо сильнее солнца (2 Петр. 1,19); это — дыхание Вечного, пробуждающее в душе счастливого человека, среди всех земных наслаждений, вздох о лучшем и высшем, тоску по его небесной родине; это — веяние Святого Духа — Утешителя, наполняющее душу страдальца неизреченным блаженством среди тяжелых жизненных невзгод”.

Но чтобы Евангелие благодатно действовало на наш ум и сердце, чтобы эта преблагословенная живая Книга живого Бога помогала нам бороться со злом в этом мире, нам надо полюбить ее и иметь глубокое благоговение к этой святыне.

Чтение Св. Евангелия мы должны сделать ежедневной нашей потребностью.

Но читать надо с молитвенным настроением, ибо читать Евангелие — значит беседовать с Богом.

Не читайте Евангелия… с целью подвергнуть его сухой критике нашего ограниченного рассудка, не читайте его поэтическим воображением, но читайте его совестью, ища увидеть непогрешимую святую истину, чтобы заповеди евангельские одухотворили все ваше существо. Евангелие — Книга жизни, и читать ее надо делами. Позднее вы можете приложить к Евангелию и мерку здравой критики… Но во имя этой Святой Книги, не имеющей себе равной между книгами всего мира — произведениями человечества, во имя ее безмерной духовной высоты и божественной мудрости, которыми веет на вас с каждой страницы ее, мы просим вас прочесть Евангелие сначала только простым разумом и совестью. Читаемая так, Книга “глаголов жизни вечной” заставит трепетать вашу совесть перед добром, перед высокой прекрасной моралью Евангелия; вы подчинитесь духу, живущему в Евангелии, прикоснетесь к живому Христу и почувствуете благодатную “силу, исходящую” со святых строк и целящую, как исцелила кровоточивую риза Господня, ваши душевные раны. Эта Книга вызовет у вас крик восторга и слезы отрады, и вы закроете ее, умиленные и восхищенные…

“Избавь Бог, — поучает архимандрит Михаил, — читать Евангелие, как газету или роман. Слова Святой Книги надо читать с большой внимательностью и надлежащим благоговением, ибо в них дыхание Святого Духа. Чтобы получить душевную пользу, нельзя читать Евангелие торопясь, бегло просматривая его: Евангелие не открывает своих лучших сокровищ поверхностному наблюдателю. Главная суть, следует помнить, не в количестве, а в качестве чтения Евангелия. Нет необходимости непременно прочитывать ежедневно из него как можно больше, достаточно прочитать и одну главу, но с подобающим вниманием и сосредоточенностью, а иногда лучше ограничиться даже одним евангельским стихом, сделав его предметом нашего серьезного размышления.

Верующий должен читать Евангелие так, как читает невеста письмо любимого человека, полученное из далекой страны. Она не довольствуется тем, что вскользь, поверхностно усвоит содержание этого письма. Нет, она через слово проникает духом во внутренний смысл его, в тайные мысли и намерения писавшего; с благоговейным чувством отнесется она к каждой строке, написанной рукой дорогого для нее существа, и своей душой ощутит ту атмосферу, из которой вышло письмо. Из-за слов она услышит голос любимого. Она даже, наконец, видит его. Слова письма оживают. Они служат таким образом живою связью между обоими, и через них две души соединяются в живой дружеской беседе”.

Итак, пусть эта Книга книг постоянно будет у нас на столе; будем всегда относиться к ней с величайшим благоговением, как к бессмертному Слову Божию; станем читать ее, молитвенно вдумываться в каждое ее слово, чтобы в совершенстве усвоить ее животворный дух, воспитать в себе любовь к истине, добру и красоте и постепенно прийти “в меру полного возраста Христова” (Еф. 4, 13).

Пусть эта книга священная

Спутница вам неизменная

Будет везде и всегда.

Пусть эта книга спасения

Вам подает утешение

В годы борьбы и труда.

Эти глаголы чудесные,

Как отголоски небесные

В грусти юдоли земной.

Пусть в ваше сердце вливаются,—

И небеса сочетаются

С чистою вашей душой.

К. Р.

 

 

 

 

  1. ПАЛЕСТИНА ВО ВРЕМЯ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА
  2. Историко-географическое описание Палестины

Земля, где совершилось воплощение Бога-Слова, по которой две тысячи лет назад ходил Господь наш Иисус Христос с проповедью и на которой принес Он великую Жертву Любви за весь человеческий род, называется Палестиной. Благоговейные христиане дали ей название “Святая Земля”.

Палестина — древняя родина евреев, где когда-то жили патриархи Авраам, Исаак и Иаков. Бог обещал эту землю их потомкам. Поэтому землю эту евреи называли обетованной.

В конце второго тысячелетия до Рождества Христова, когда израильтяне чудесным образом бежали из Египта от фараона, они под предводительством Иисуса Навина завоевали обетованную землю у ханаанских племен и стали ее полноправными хозяевами.

На этой земле протекала их история целое тысячелетие, до прихода на Восток римлян, разрушения ими Иерусалима и храма Господня. На этой земле в ветхозаветные времена Господь готовил избавление всему человечеству в лице грядущего Искупителя мира.

Палестина расположена вдоль восточного берега Средиземного моря. На севере ее окаймляют горы Ливан, Антиливан и Ермон. На юге она граничит с Синайской пустыней, а на востоке к ней непосредственно примыкает огромная Сирийско-Аравийская пустыня. Всего эта страна занимает площадь 25 124 кв. километра (См. карту).

Вдоль палестинского берега Средиземного моря проходил древний караванный путь из Египта в Месопотамию, с одной стороны, и в Грецию — с другой. Навьюченные товарами верблюды шли через холмы Галилеи в город Дамаск, где был пограничный пункт мировой торговли.

По своей природе Палестину можно назвать страной контрастов. Здесь есть и берег великого моря, и пустыня, и горы, и долины, и озера, и реки, и леса.

Климат тоже разнообразный. Если на севере Палестины, на величественных вершинах гор Ермона, лежат вечные снега, то в долине Мертвого моря жара достигает тропической силы. В городе Иерихоне и в его окрестностях при нестерпимой жаре люди носят легкие одежды, тогда как в 20 километрах в сторону, в верхней Иудее, бывают морозы и снег. Люди здесь живут в каменных домах и носят теплые одежды. В районе Иерусалима климат похож на среднеевропейский.

В Палестине встречается разнообразная растительность. На севере, в горах Ливана, растут пихты, кедры и другие хвойные деревья; на берегах Иордана пальмы и кипарисы; среди холмов Галилеи много дуба, маслин и смоковниц. Земля хорошо родит виноград, пшеницу и другие злаки, есть хорошие пастбища.

По характеру поверхности Палестина является плоскогорьем, изрезанным глубокими долинами и ущельями, по которым в зимнее время бурно несутся дождевые потоки. От Ливана на западе и Ермона на востоке тянутся по обеим сторонам Иордана огромные горные отроги на всем протяжении страны. На западе они известны под названием Неффалимовых и Ефремовых гор; на востоке же — Авранских, Галаадских и Аваримских гор. Кое-где горная цепь прерывается большими долинами.

На всем протяжении с севера на юг Палестина разделена на две части долиной реки Иордан. Долина Иордана представляет собой громадную расщелину между отвесными, оголенными, высокими скалами. В течение большей части года в этом ущелье стоит удушливая жара. Вероятно, поэтому на берегах Иордана никогда не было городов и по ним с древних времен не проходила дорога.

Священная река берет начало в горах Ливана и Ермона и бурным потоком стекает в озеро Мером. Немного южнее Иордан протекает красивейшее в мире пресноводное и богатое рыбой Геннисаретское, или Тивериадское,. озеро, называемое также Галилейским морем. У этого озера Господь часто проповедовал народу о Царстве Божием.

От Тивериадского озера Иордан устремляется к Мертвому морю, в которое и вливается.

В нижнем течении Иордана находятся те священные места, где начал свою проповедь св. Иоанн Креститель. Здесь Христос впервые явился народу и крестился от Иоанна. Здесь воды Иордана стали крещальной Купелью всего мира.

Мертвое море, куда впадает Иордан, производит мрачное впечатление. Его уровень лежит на 400 метров ниже уровня океана. Вода в нем горько-соленая и такая тяжелая, что самые мощные ветры едва колышут ее поверхность. Рыба в ней жить не может. Берега пустынные, серо-черного цвета, вулканического происхождения. Воды Мертвого моря во времена еврейских патриархов погребли под собой развращенные города Содом и Гоморру, которые были испепелены небесным огнем (Быт. 19,24-25).

К западу от Иорданской долины расположена главная часть Палестины, которая со времени завоевания римлянами делилась на три области, считая с севера на юг: Галилею, Самарию и Иудею.

Галилея славилась плодородием и живописностью пейзажей. Она богато орошается множеством источников, бегущих с гор Ливана и Ермона. Во времена Христа земля здесь хорошо обрабатывалась и засеивалась самыми разнообразными злаками. Несомненно, здесь, в Галилее, Христос говорил Свои притчи о сеятеле, семени и плевелах.

Через Галилею, как уже было сказано, проходил главный караванный торговый путь из Египта, поэтому эта область страны открыта для самых разнообразных влияний как с Востока, так и Запада. Это место было как бы мостом между Африкой, Малой Азией и Европой. Здесь, в городе Назарете, Христос провел Свои юные годы. Среди галилейских рыбаков Он избрал Себе первых апостолов. Большая часть Его служения протекала на оберегах Галилейского (или Геннисаретского) озера.

Население Галилеи было многочисленно и трудолюбиво. Галилеяне обладали живым характером, были впечатлительны, любили новизну и легко поддавались новым и смелым идеям; при этом они отличались глубокой религиозностью.

В этой области жило много язычников. Постоянное общение с ними вырабатывало в галилеянах дух терпимости, которого были лишены жители Иудеи, отличавшиеся мелочным формализмом. Жители Иерусалима постоянно упрекали галилеян за ту легкость, с которой они обращались с язычниками, и высмеивали их скверное произношение.

Главными городами Галилеи были Тивериада, Хоразин, Назарет, Кана, Наин, Вифсаида и Капернаум, в котором Христос прожил большую часть времени Своего общественного служения.

Область Самария расположена южнее Галилеи. Это более ровная часть Палестины, очень удобная для поселения. Здесь проходило много событий еврейской истории’. Когда-то вместе с Галилеей Самария составляла Северное Израильское царство, уничтоженное в 8 веке до н.э. ассирийцами. Завоеватели переселили в Самарию множество крестьян с востока, которые, смешавшись с оставшимися местными жителями, приняли их веру, сохраняя в то же время некоторые свои языческие обычаи, Их стали называть самарянами. Иудеи не хотели в них видеть братьев по религии, считая их полуязычниками. Это служило поводом к постоянным конфликтам. Вражда была так велика, что даже во времена Христа иудеи, путешествовавшие из Галилеи в Иерусалим, предпочитали два раза переходить Иордан, лишь бы миновать Самарию. Отсюда возникла и поговорка, что “иудеи с самарянами не общаются” (Ин. 4, 9).

В южной части Палестины была расположена Иудея. Она являлась полной противоположностью Северу. Гористая, бесплодная и угрюмая Иудея представляла собой как бы пустыню с оазисами. Центром Иудеи был Иерусалим. Древний город, овеянный духом священных преданий и пятнадцативековой истории, во время земной жизни Христа возвышался на Сионской горе, окруженной могучей стеною и глубоким рвом. Сердцем Иерусалима и всей Иудеи был храм Господень. Сюда на праздник Пасхи из рассеяния со всех концов мира стекались верующие евреи, чтобы принести жертву Богу. По большим праздникам в город приходил и Христос, но начальники иудейские враждебно относились к Спасителю, они преследовали Его, поэтому Иисус Христос больше любил проповедовать в Галилее, нежели в Иудее.

В восемнадцати километрах к югу от Иерусалима, в низине, между холмов, расположен город Вифлеем. Здесь родился Господь наш Иисус Христос.

По другую сторону Иордана, на восток, вся местность называется Заиорданье. В древние времена там жили моавиты и аморреи, преграждавшие Моисею путь к обетованной земле. Севернее лежала земля Уц, родина праведного страдальца Иова. В своей северной части Заиорданская Палестина обнимала пять округов: Итурею, Голан, Трахонитиду, Ватанею и Авран.

К югу от Голана и к западу от Аврана был расположен ряд городов, известных в Евангелии под общим названием Десятиградия, или, по-гречески, Декаполис. Эти города не раз посещал Христос.

Южная часть Заиорданья называлась Галаад, или Перея.

  1. Политическое положение Палестины

Перед пришествием в мир Спасителя и во время Его земной жизни Палестина находилась под властью Римской мировой Державы.

Еще в 63 году до Рождества Христова римский полководец Помпеи ввел свои войска в Иудею и присоединил ее к римской провинции Сирии. Спустя немного времени (в 713 году от основания Рима, или в 37 году до Рождества Христова) идумейский князь Ирод, прозванный Великим, получил от Римского Сената царский титул и в течение тридцати семи лет управлял всей Палестиной и Идумеей.

Войдя в состав Римской империи, иудеи оказались в самой гуще мирового политического, социального и религиозного брожения. В те годы Рим достиг высшего расцвета. Капитолий гордо вознесся над миром, внушая почтение и страх многочисленным народам, населявшим и окружавшим империю. Римские чиновники наводняли отдаленнейшие уголки огромного государства, взимая с провинций колоссальные подати.

Не затрагивая видимости самоуправления провинций, римские диктаторы постепенно лишали их военной и политической самостоятельности. Обещая, подкупая, принуждая, они и у себя на родине положили конец всем политическим свободам, разгромив республиканскую партию и создав режим военной диктатуры. После борьбы диктаторов в гражданской войне Октавиан Август стал самодержавным правителем Римской империи с титулом принцепса. Вскоре по всей стране Августу стали воздвигать храмы и статуи, ему пели славословия, его объявили “сотером”— спасителем мира.

Это зрелище все более и более возвеличивающейся империи, подавляющей свободу и обоготворяющей своего владыку, не могло не производить впечатления на людей Востока. Все чувствовали, что наступает нечто новое, непонятное. Для иудеев же вопрос решался просто. Для них мировая империя была царством Зверя, которое падет от меча грядущего Мессии.

Враждебно относясь к римскому владычеству, иудеи с таким же чувством относились и к Ироду Великому, который, вопреки воле народа, при поддержке римлян, захватил власть в Иудее.

Проводя политику Рима в Иудее, Ирод жестоко подавлял народные волнения. Сразу же после воцарения Ирод провел реорганизацию Верховного Совета, Высшего иудейского судебного двора (Синедриона). Царь приказал казнить 45 членов Совета, а так как Верховный Совет состоял, по свидетельству Иосифа Флавия, из 71 члена, то оставшиеся в живых 26 против 45-ти, вновь назначенных царем, ничего не могли провести в жизнь даже при соблюдении всей законности. Так одним кровавым ударом высшая законодательная власть Иудеи оказалась в руках Ирода. Интересы царя-идумеянина были далеки от интересов правоверных евреев. Человеку сильному, жестокому и страстному, Ироду были глубоко чужды религиозные проблемамы, которые тогда волновали иудеев и весь мир. Распутство и постройки, войны и политические интриги поглощали его целиком. Гордый и честолюбивый, он мечтал затмить славу царя Соломона и развернул кипучую строительную деятельность. При нем Палестина покрылась многочисленными зданиями. Он с одинаковым рвением занимался сооружением ипподрома, театров, храмов в честь императора Августа и перестройкой Иерусалимского храма. Последний, правда, был предметом его особенных забот: Ирод вложил в него огромные средства и превратил в одно из чудес света. Он гордился своим храмом. Однако и эта его заслуга не завоевала ему любовь народа.

По отношению к своим подданным Ирод был деспотом, жестоким и кровожадным тираном. Болезненно подозрительный, он укреплял свой трон ценой многих преступлений. Он умертвил Мариамну, одну из своих многочисленных жен, вместе с двумя ее сыновьями — Александром и Аристовулом. Узнав через свою сестру Соломею о местопребывании последних потомков Хасмонеев. Ирод казнил их заодно с мужем сестры.

За пять дней до смерти Ирод казнил своего сына Антипатра. Когда об этом узнал кесарь Август, то он, указывая на Ирода, сказал своим приближенным: “Я хотел бы лучше быть его свиньей, чем сыном”. Кесарь при этом имел в виду иудейский закон, который запрещал употреблять в пищу свиное мясо.

Но самым жестоким и кровожадным преступлением Ирода было избиение множества невинных Вифлеемских детей, о котором рассказывает евангелист Матфей (Мф. 2, 16—18).

Последние дни Ирода были ужасны, его постигла мучительная болезнь. На одре болезни он сыпал проклятиями, пытался кончить самоубийством, бредил кровавыми расправами. Иосиф Флавий сообщает, что Ирод отдал приказ своей сестре — собрать в Иерихоне 15 000 знатных иудеев и в момент его смерти предать их смерти, чтобы хоть этим способом заставить народ плакать. Но приказ этот не был выполнен. День кончины Ирода Великого стал впоследствии национальным еврейским праздником

Похороны Ирода были пышными. За гробом, в котором последний иудейский царь лежал облаченный в багряницу и увенчанный драгоценной диадемой, шли его три уцелевших сына: Архелай, Филипп и Антипа.

После смерти Ирода Великого император Август разделил (согласно завещанию Ирода) его царство между тремя сыновьями следующим образом: Архелай получил власть над Идумеей, Иудеей и Самарией; Антипа — над Галилеей и Переей; а Филипп—над Итуреей, Гавлонитидой и Трахонитской областью.

Антипа и Филипп получили от кесаря титулы тетрархов (четверовластников), Архелай же — этнарха (областной правитель) .

Архелай претендовал на царский престол Иудеи, но Август оставил за ним титул этнарха, пообещав сделать его царем при условии, что он того заслужит. Но Архелай так и не заслужил царского достоинства. Подобно отцу, он был жестоким правителем, но не унаследовал от отца государственных способностей. Народ его не любил и боялся так же, как и Ирода Великого. Правление Архелая длилось до 6 года по Р. X. За избиение трех тысяч иудеев в праздник Пасхи и за другие преступления Август сослал Архелая в Галлию, где он и умер.

На место Архелая с этого времени Сенат стал назначать римских чиновников, которые назывались прокураторами (губернаторами).

Прокуратор командовал войском, собирал налоги и имел право казнить за важные преступления, действуя именем императора. В то время Синедрион имел только видимую самостоятельность, на самом же деле он был во многом ограничен римскими законами.

Управляя Иудеей, Самарией и Идумеей, прокураторы в то же время находились в зависимости от римского правителя, легата Сирии — провинции, в которую входила и Палестина.

Местопребыванием прокураторов был портовый город Кесария, но на большие праздники, особенно Пасху, они переселялись в Иерусалим наблюдения за порядком и усмирения народных волнений, которые неоднократно происходили во время праздников.

Пятым прокуратором Иудеи был Понтий Пилат (26 — 36 гг. по Р. Х.), при котором был казнен Господь наш Иисус Христос. Вскоре после евангельских событий за жестокое избиение самарян он был сослан императором Тиверием в Галлию, где окончил жизнь самоубийством.

Ирод Антипа (4 — 39 гг. по Р. X.), тетрарх Галилеи и Переи, .был властелином хитрым, тщеславным и развратным. Он оставил свою первую жену, дочь царя Ареты, и женился на Иродиаде, которая была женой его брата Филиппа. За эту преступную связь его обличал св. Иоанн Креститель (Мк. 6, 18). Иродиада возненавидела святого Пророка и добилась его смерти.

Сторонники Ирода Антипы назывались иродианами. Они так же, как и Ирод проводили в Галилее политику Рима и были враждебно настроены по отношению к фарисеям.

Несколько лет спустя после евангельских событий римский император Калигула сослал Ирода Антипу в Галлию (39 г. по Р.Х.), откуда впоследствии он был переведен в Испанию, где и умер.

Ирод Филипп управлял северо-восточной частью Палестины. Местом его жительства был г. Пенеас, находившийся у истоков Иордана. Филипп украсил, обстроил этот город назвал его Кесарией Филипповой. Правил он до самой своей смерти (34 г. по Р. X.).

 

  1. РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА ВО ВРЕМЯ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

В первой части Священной Библейской истории уже кратко говорилось о религиозных сектах и религиозной жизни евреев после Вавилонского плена.

Надо сказать, что с тех пор и до времени пришествия Христа на землю в религиозной жизни евреев мало что изменилось. На вершине Сиона, в древнем Иерусалиме, по-прежнему утром и вечером звучали серебряные трубы левитов, возвещавшие о начале богослужения в храме Господнем. Священнослужители и народ собирались в Храм для принесения ежедневной жертвы Богу. А в праздничные дни, особенно на Пасху, в Иерусалим стекались тысячи паломников, чтобы очиститься, помолиться и воздать хвалу Богу Израиля.

Со времени Вавилонского плена религиозная вера в народе не угасала, она постоянно поддерживалась в нем его ревностными учителями: книжниками и фарисеями.

Каждую субботу правоверные иудеи, начиная с двенадцатилетнего возраста, посещали синагоги, которые в то время строились везде, даже в небольших селениях Палестины. В больших городах их было несколько, а в Иерусалиме наряду с великим храмом их насчитывалось до четырехсот. Синагоги не только служили местом для молитвенных собраний верующих, но были также школами для воспитания детей в законе Божием. Благодаря синагогам закон Моисеев внедрялся в народ по всей Палестине и далеко за ее пределами.

Слово “синагога” обозначает собственно “дом собрания”. Внутри такие дома представляли собой довольно просторные залы, обыкновенно прямоугольной формы, иногда разделенные колоннадой на три приодела. В глубине находился особый шкаф, завешанный покрывалом. В нем хранились свитки Закона и других книг Священного Писания. Посреди синагоги возвышалась кафедра с сидением для чтеца или проповедника и с аналоем для свитков. Читать и толковать Священное Писание в синагоге разрешалось каждому иудею, достигшему тридцатилетнего возраста.

Во главе синагоги стоял книжник, или учитель Закона.

В Евангелии книжники упоминаются или вместе с первосвященниками, или с фарисеями. Но фарисей и книжник—это не одно и то же. Почти все книжники были фарисеями, из чего вовсе не следует, что и все фарисеи были книжниками. Книжники представляли класс образованных людей, знатоков Закона, поэтому их иногда называли законниками; фарисеи же представляли собой партию, выражавшую определенное религиозное течение. По своим религиозным взглядам книжник мог быть и фарисеем, и саддукеем, и ессеем.

Объем деятельности у книжников был большой. Они переписывали Священные книги, хранили в памяти предания. В синагогах, на молитвенных собраниях, они толковали Священное Писание, учили детей Закону Божию, а также были юристами и судьями народа. Книжники придерживались буквального толкования Закона, строго следуя предписаниям предания.

В религиозной жизни они были формалистами, довольствуясь мелочным соблюдением всех внешних правил. За это Христос часто обличал книжников и фарисеев в Своих проповедях.

Как книжники, так и фарисеи в те времена взяли на себя полномочия духовных учителей и вождей избранного народа. Они усиливали в нем религиозное чувство, следили за строгим исполнением закона Моисеева и предания старцев, ограждали свой народ от иностранных языческих влияний и вселяли в него чувство патриотизма.

Но, взяв на себя такую ответственную миссию, книжники и фарисеи сами были далеки от подлинно религиозной жизни.

Религиозность книжников и фарисеев ограничивалась одной лишь обрядностью чисто внешнего характера. Если внешние предписания выполнены, то человек ничего больше не должен Богу. Искреннее раскаяние, смирение и усердная молитва были чужды книжнику и фарисею. Мелочность преданий заслоняла перед ними самые важные основы Божественного Закона. Лицемерие, безмерная гордость и презрение к “толпе” — вот основные черты, составляющие характер книжника и фарисея евангельских времен. Правда, со стороны казалось, будто они живут и действуют исключительно во славу Божию. Однако на самом деле они искали славы и чести только для самих себя.

Разумеется, такие духовные вожди народа и сами были далеки от спасения, и народ вводили в заблуждение. Вот почему в Евангелии мы так часто слышим грозные обличительные слова Спасителя, обращенные к книжникам и фарисеям. За это “слепые вожди” возненавидели Христа, не признали в Нем посланного Богом Спасителя и предали Его смерти. Таким образом, религиозные вожди Израиля, думавшие, что своим “благочестием” они способствуют наступлению Мессианского Царства, сами того не зная, отвернулись от истинного Мессии и стали ждать лжемессию.

Другой религиозной сектой, которая враждебно относилась ко Христу, были саддукеи. По своему составу религиозная партия саддукеев охватывала представителей правящей иудейской аристократии. Входили в нее в основном представители высшего духовенства. Первосвященники, занимавшие высшее положение в синедрионе, были саддукеями. Вся цель их деятельности сводилась к сохранению за собой господствующего положения в стране. Отрицая будущую жизнь и воскресение, они, естественно, приходили к тому, что единственной целью существования считали достижение земных благ.

Народ, уважавший фарисеев за их веру и патриотизм, ненавидел саддукеев, которые открыто смеялись над народной религией, проводили явно антипатриотическую политику и грабили население. Свой авторитет в глазах народа саддукеи потеряли еще в эпоху греческого господства. Тогда они всячески унижали свой сан, чтобы пресмыкательством добиться благосклонности у Птоломеев и сирийских царей. Заразившись греческим полуверием и скептицизмом, они отошли от всякого участия в знаменитой Маккавейской борьбе. Когда же на смену грекам пришли римляне, саддукеи поспешили заверить римских прокураторов в своей преданности кесарю, чтобы только сохранить за собой власть в Иудее. Боясь, как бы Великий Проповедник из Назарета не нарушил их покой и не вызвал гнев Рима, первосвященники осудили Христа на смерть.

Синедрион, который был Высшим Судом у евреев, в то время, как мы уже говорили, состоял из 71 члена. Все члены Синедриона делились на три категории:

  1. Первосвященники — правящий первосвященник, все бывшие первосвященники, а также и главы важнейших священнических семейств;
  2. Старейшины — священники и миряне, представлявшие наиболее влиятельные и богатые семьи еврейского народа
  3. Книжники, или учителя Закона, которые играли важную роль в Синедрионе. Там они являлись как бы судьями — экспертами, указывая в каждом нужном случае подходящие нормы Закона и предания.

Синедрион, учрежденный после Вавилонского плена, выносил решения по важнейшим делам как религиозного, так и политического характера. В евангельские времена римляне во многом урезали его власть, и, в частности, лишили его права выносить смертные приговоры.

В то время ожидание пришествия Месии в еврейском народе достигло предела. Иудеи невольно чувствовали, что время Мессии пришло. Поэтому при появлении в Иудее выдающегося проповедника или пророка все невольно спрашивали, не он ли Христос. Многие при этом не ясно представляли себе, в каком виде явится Христос, и хотели видеть в Нем земного царя, который покорит иудеям весь мир и создаст на земле вечное еврейское царство.

Самыми страстными мессианистами в то время были зилоты, которые пытались насильственно ускорить явление Мессии. Иосиф Флавий выразительно называет их “мальчишками”, которые были готовы отдать свою жизнь за национальное освобождение Израиля. Они возмущались как против Ирода — идумеянина, так и против римлян. Организованные в небольшие группы, они совершали вооруженные нападения по всей стране. Народ называл их сикариями — людьми с кинжалами (Деян. 21, 38). Считая только Бога своим Царем, они открыто призывали иудеев на борьбу с римлянами. Эта деятельность сикариев в 66 году после Р. X. привела в Палестине к взрыву большого восстания против Рима, которое закончилось печально для иудеев.

Но не все иудеи смотрели на Христа как на земного царя более духовные люди ожидали в Нем Мессию, Который искупит человека от рабства греху, водворит мир в возмущенной душе призовет к Себе всех труждающихся и обремененных и создаст вечное Божие Царство на земле.

Таково было религиозно-нравственное состояние еврейского народа, когда на землю пришел Господь наш Иисус Христос Сведения об этом периоде жизни иудейского народа взяты из Евангелия и у Иосифа Флавия, из его труда “Иудейские древности”.

 

Глава I

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО И ЕГО ЖИЗНЬ ДО НАЧАЛА ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ

  1. Рождество Богородицы, Ее воспитание при храме и жизнь в Назарете

Ветхозаветные времена приближались к своему завершению. Еврейский народ с нетерпением ожидал пришествия в мир Мессии. “Семя Жены” должно наконец стереть главу змия и утвердить Новый Завет человека с Богом. Мессия должен родиться в Иудином колене из рода царя Давида.

Но где же Та Святая Дева, предсказанная пророком Исаией, Которая должна родить Мессию? Как появился среди грешных людей этот чистейший Сосуд, Которому надлежало вместить невместимое Слово Божие ?

Господу было угодно, чтобы наше спасение зрело вдали от суеты “мира сего”, не в роскошных и великолепных царских дворцах, а в тиши и скромности бедной галилейской хижины города Назарета.

Но не сразу погибающему во грехах человечеству была дарована святая Дева. Она явилась плодом многовековой истории еврейского народа, плодом Духовных подвигов лучших его представителей.

Тайна спасения, а вместе с ней и образ Св. Девы постепенно раскрывались в Ветхом Завете. Еще в седой древности образ Богородицы преобразовательно являлся людям то в “лестнице Иакова”, то в “купине неопалимой”, то в чудесном переходе евреев через Чермное (Красное) море, то в сосуде с манной, то в Гедеоновом руне; пока, наконец, с него не сбросил покрывало тайны и не явил его всему миру ветхозаветный евангелист Исаия, который пророчески сказал: “Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил” (Ис. 7, 14).

И вот, наконец, настало время явиться в мир этому Божественному чистейшему Сосуду — Деве Богородице.

Священное Писание ничего не сообщает нам об этом великом событии, но существует древнее предание о Рождестве Богородицы, сохранившееся в апокрифическом “Евангелии Иакова”.

Священное Предание говорит, что Пресвятая Дева происходила из древнего царского рода Давида. Ее благочестивые родители—святые Иоаким и Анна— жили в Назарете, небольшом галилейском городке, к западу от Геннисаретского озера. Оба они были люди праведные и были известны не своим царским происхождением, а смирением и милосердием. Вся их жизнь была проникнута любовью к Богу и людям. Они так же, как и многие иудеи того времени, ожидали пришествие в мир Мессии. Но одно печалило и огорчало их чистые души: до глубокой старости у них не было детей. Эту печаль Иоакима и Анны можно понять, так как у евреев в то время бесплодие считалось наказанием Божиим за грехи. По воззрениям евреев, бесчадные люди лишались участия в грядущем Царстве Мессии. Поэтому, несмотря на свою старость, Иоаким и Анна не переставали просить у Бога, чтобы Он снял с них “поношение бесчадства” и даровал им дитя. Они, по примеру пророчицы Анны, матери Самуила, дали обет: если у них родится младенец, посвятить его на служение Богу.

За терпение, великую веру и любовь к Богу и друг к другу Господь послал Иоакиму и Анне великую радость. После долгих ожиданий благочестивое желание праведников исполнилось: у них родилась Дочь, Которую счастливые родители назвали Марией. Рождение Марии принесло радость не только Ее родителям, но и всем людям, потому что Она была предназначена Богом стать Матерью Сына Божия, Спасителя мира.

Рождество Богоматери—это начало тайны Боговоплощения и нашего спасения.

Когда Деве Марии исполнилось три года, Ее благочестивые родители приготовились исполнить свой обет. Они созвали родственников, пригласили сверстниц своей Дочери, одели Ее в лучшие одежды и, сопровождаемые народом, с пением духовных песен, повели Ее в Иерусалимский храм для посвящения Богу. Ее подруги-сверстницы, как и Сама Мария, шли с зажженными свечами в руках. Когда процессия приблизилась к храму, навстречу им из храма во главе с первосвященником вышли священнослужители.

Поставив малютку Марию на первую ступень лестницы, ведущей в храм, праведная Анна обратилась к Ней с восторженными словами: “Иди, Дочь моя, к Тому, Кто даровал мне Тебя! Гряди, кивот освященный, к многомилостивому Владыке! Гряди, дверь жизни, к милосердному Подателю благ. Гряди, ковчег Слова, в храм Господень! Войди в Церковь Божию, радость и веселие мира!”.

И вот трехлетняя Мария Сама, без всякой посторонней помощи, взошла по высоким ступеням к храму. Там первосвященник встретил и благословил Ее, как это он всегда делал со всеми посвящаемыми Богу. А затем, повинуясь какому-то таинственному порыву, ввел Ее во Святая Святых. Дух Божий внушил первосвященнику, что Мария, избранная Отроковица, достойна войти в самое священное место храма. Она предназначена стать Матерью Сына Божия, Который откроет людям вход в Царство Небесное.

Иоаким и Анна, исполнив свой обет, возвратились домой, а Мария осталась жить при храме. Там Она вместе с другими девицами обучалась Закону Божию и рукоделию. Пресвятая Дева много молилась в храме, читала Св. Писание и строго соблюдала пост.

При храме Божием Пресвятая Дева воспитывалась около одиннадцати лет и выросла глубоко благочестивой, во всем покорной Богу, необычайно скромной и трудолюбивой. Исполняя во всем волю Божию, Она решила посвятить всю свою жизнь только одному Господу и дала обет никогда не выходить замуж.

Дух Божий и святые Ангелы охраняли Божественную Отроковицу.

Когда Деве Марии исполнилось четырнадцать лет, — время наступления совершеннолетия, — Ей уже по закону нельзя было оставаться при храме. Воспитателям нужно было или возвратить Ее родителям, или выдать замуж. Так как праведные Иоаким и Анна к этому времени уже умерли и Св. Мария осталась сиротой, то священники хотели выдать Ее замуж, но юная Дева объявила им о Своем обещании Богу — остаться навсегда Девою. Тогда первосвященник и священники храма, не желая оставить Деву Марию без покровительства, по внушению Божию, обручили Ее восьмидесятилетнему праведному старцу Иосифу, который был дальним родственником Марии и происходил так же, как и Она, из рода царя Давида. Иосиф был бедным плотником, жил в Назарете.

Находясь в доме праведного старца Иосифа, Пресвятая Дева вела такую же скромную и уединенную жизнь, как и при храме. Работой, чтением Св. Писания, размышлением над ним и горячей постоянной молитвенной обращенностью к Богу были наполнены дни пребывания Пречистой Девы под покровительством Ее обручника.

 

 

 

  1. Благовестие Захарии

Лк. 1, 5—25

В то время как в Назарете зрело всемирное событие, Бог подготавливал явление в мир великого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, о рождении которого за четыре века предсказал пророк Малахия (Мал. 3, 1).

Его благочестивые родители священник Захария и Елисавета хотя были уже в преклонном возрасте, но еще не имели детей. Они находились в родственных связях с праведными Иоакимом и Анной и имели непосредственное участие в жизни Пресвятой Девы Марии, особенно после смерти Ее родителей. Праведные Захария и Елисавета сокрушались о своем бесплодстве и усердно молили Бога избавить их от такого несчастья. Господь услышал молитвы праведников и в глубокой старости даровал им сына. Евангелист Лука подробно рассказывает об этом событии следующим образом.

Однажды в порядке своей священнической очереди Захария совершал богослужение в Иерусалимском храме. В один из дней своей службы Захария вошел в Святилище для каждения. Вдруг по правую сторону кадильного жертвенника явился ему Ангел Господень. Захария испугался, но небесный посланник успокоил его и сказал: “Не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются…” (Лк. 1, 13—14).

Но Захария усомнился в словах Ангела. В страхе и смущении он сказал: “По чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных”.

На это Ангел ответил: “Я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благословить тебе сие; и вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим…” (Лк. 1, 18—20).

После видения Захария вышел из Святилища к народу, и все поняли, что с ним произошло что-то необычайное. Священник не мог говорить и знаками объяснял народу явление ему Ангела.

По окончании дней своей службы Захария возвратился домой.

После того как Елисавета узнала о великой Божией милости к ним, она скрывала от людей свою радость со смирением и благодарила Господа.

  1. Благовещение Пресвятой Деве Марии

Лк. 1, 26—38

В то время, когда в Иудее праведные Захария и Елисавета ожидали рождения сына, в Назарете произошло великое историческое событие, которое явилось началом нашего спасения.

В шестой месяц после явления Ангела Захарии тот же Архангел Гавриил послан был от Бога в город Назарет к Пресвятой Деве Марии с радостной вестью, что Господь избрал Ее быть Матерью Спасителя мира.

Предание говорит, что Ангел явился в дом праведного Иосифа в то время, когда Дева Мария читала Книгу пророка Исаии и остановила свое внимание на словах: “Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил” (Ис. 7, 14). Это пророчество настолько подействовало на Ее святую душу, что Она пожелала быть хотя бы служанкой у Той Девы, Которая сподобится быть Матерью Господа. В это самое время Пресвятой Деве в сиянии небесного света внезапно предстал Архангел Гавриил и, обращаясь к Ней, сказал: “Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами”.

Мария, увидев Ангела и услышав его приветствие, смутилась от слов его и размышляла: “что бы это было за приветствие?” Тогда Ангел сказал Ей: “Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве,, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца”.

Смущенная словами Ангела Пресвятая Дева в недоумении спросила его: “Как будет это, когда Я мужа не знаю?”

На Ее недоумение Ангел ответил, что все это совершится силою всемогущего Бога: “Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим. Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц, ибо у Бога не остается бессильным никакое слово”.

Тогда Пресвятая Дева Мария с глубоким смирением ответила Ангелу: “Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему”.

И Архангел Гавриил отошел от Нее. Так вдали от блеска и суеты мира сего, в тиши Назарета совершилось давно ожидаемое великое событие Боговоплощения.

Святая Дева Мария — этот чистейший духовный сосуд, избранный от всего человечества — по слову Архангела приняла от Бога Духа Святого и стала Матерью Богочеловека — Христа, Искупителя мира.

Если первая Ева в раю отвергла милость Божию и нарушила Его заповедь и тем самым разрушила союз человека с Богом, то Вторая Ева — Пресвятая Дева Мария от лица всего греховного, но кающегося человечества смиренно ответила на радостную весть Архангела: “Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему”. Святая Дева от лица всех людей дает согласие на благодатный союз с Богом, который когда-то был прерван первыми людьми. Это смиренное послушание Девы Марии открыло дверь спасения человеческому роду. Совершилась великая тайна. Произошло примирение человека с Богом, “и Слово стало Плотию и обитало с нами, полное благодати и истины”. Так Бог через Святую Деву стал человеком, чтобы человека сделать богом по благодати.

  1. Посещение Пресвятой Девой Марией Праведной Елисаветы

Лк. 1, 39—56

Благодатная весть о Боговоплощении еще оставалась в тайне. Душа Святой Девы Марии была переполнена неизреченной радостью о Боге Спасителе Своем. Но всемирное событие не могло долго оставаться в тайне.

И вот Святая Дева спешит из Назарета в горнее селение в Иудее, чтобы повидаться с Елисаветой и поделиться с ней своей радостью.

Войдя в дом священника Захарии, Мария обратилась с приветствием к престарелой родственнице.

Елисавета в это время уже шестой месяц носила в себе чудесного младенца, будущего Предтечу и Крестителя Христова Иоанна.

Как бы увидев перед собой грядущего Мессию, младенец во чреве пришел в радостное возбуждение. Вместе с тем и Елисавета была обрадована встречей и, исполнившись Святого Духа, стала громким голосом прославлять Божию Матерь: “Благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем. И блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа”.

В ответ на приветствие своей родственницы Святая Дева воспела чудную пророческую, хвалебно благодарственную песнь: “Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный и свято имя Его; и милость Его в роды родов к боящимся Его; явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознес смиренных…”( ) Эта песнь, исполненная глубокого духовного смысла, лилась из глубины благодарного и смиренного сердца Богородицы.

И до настоящего времени эта дивная песнь Святой Девы поется Христовой Церковью за Утренним богослужением, наполняя души верующих радостным благоговением перед Пресвятой Богородицей. Она учит последователей Христовых, что величайшее и святейшее свойство души человеческой есть смирение, благодаря которому человек достигает истинного величия. Бог увидел смирение Святой Девы и сделал Ее Царицей неба, поставив Ее выше Ангелов небесных.

Пресвятая Богородица провела в доме Захарии около трех месяцев, освящая праведное семейство Своим благодатным присутствием, после чего возвратилась в Назарет к своему обручнику Иосифу.

  1. Рождение Иоанна Предтечи

Лк. 1, 57—80

Вскоре после ухода Божией Матери в Назарет дом священника Захарии посетила новая большая радость. Праведная Елисавета в старости своей родила долгожданного сына. Весть об этом чудесном событии быстро облетела всю окрестность горнего селения, и на восьмой день, когда надо было обрезать дивного младенца, дом Захарии был переполнен людьми.

Родственники и знакомые советовали назвать новорожденного именем Захария, по имени отца, так как у иудеев в те времена было принято передавать в одном роду одни и те же имена из поколения в поколение. Елисавета же хотела назвать его Иоанном и настаивала на своем. Тогда все присутствующие обратились к священнику Захарии и знаками стали спрашивать его, как он желает назвать своего сына. Захария попросил дощечку и на ней написал: “Иоанн имя ему”. Это поразило всех присутствующих.

В то же самое время Захарии возвратился дар речи, и он, вдохновленный Святым Духом, начал прославлять Бога и пророчески возвещать о скором пришествии в мир Мессии. Затем, обращаясь к своему сыну Иоанну, он сказал: “И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа приготовить пути Ему, дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их…”

Все присутствующие от этих слов пришли в большое волнение. События, происшедшие в доме престарелого священника, стали предметом разговоров в горном селении и его окрестностях. Мессианские надежды были живы в это время в народе, все ожидали великого Посланника от Бога. Поэтому высказывались различные предположения о будущей судьбе сына Захарии, при встрече слышались вопросы: “Что будет младенец сей?”

  1. Откровение Праведному Иосифу о Боговоплощении

Мф. 1, 18—25

После спокойных дней, проведенных в доме своей родственницы, Святую Деву в Назарете ожидали испытания. Признаки Ее беременности становились заметны. Иосиф, не посвященный в тайну Боговоплощения, о которой, по скромности и смирению, Мария молчала, заметил Ее положение. Наружный Ее вид говорил Иосифу о неверности обрученной ему Невесты. За это Иосиф мог всенародно обличить Святую Деву и подвергнуть Ее строгой казни, установленной законом Моисея.

Но Иосиф был человек святой жизни. Он не радовался нравственному падению человека, а старался своей любовью и добротой покрыть его вину. Это же самое он хотел сделать и с нареченной своей Невестой. Не желая позорить Святую Деву перед народом, старец решил тайно отпустить Ее от себя, Дав Ей разводное письмо. Но как только он об этом подумал, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: “Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо он спасет людей Своих от грехов их. А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: “Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог”.

Пробудившись от сна, праведный старец поступил так, как велел ему Ангел Господень. Отныне Иосиф понял, в чем заключалось его предназначение в родословии Иисуса: ему предстояло быть опорою и хранителем двух слабых существ: Девственной его Жены и Ее будущего Богомладенца.

  1. Рождество Христово

Лк. 2, 1—20; Мф. 1, 18—25

Наступило всемирное событие Рождества Христова. Но Израиль ожидал пришествия Мессии не из Назарета, а из Вифлеема, как об этом ясно предсказал пророк Михей (Мих. 5, 2).

И вот пророчество Михея начало исполняться. В то время, как Пресвятой Деве Марии приблизилось время родить Божественного Младенца, римский кесарь Август издал декрет о переписи населения во всей империи, в том числе и в Палестине. Согласно этому указу каждый иудей должен был пройти перепись в том городе, где жили его предки. Так как Иосиф и Дева Мария происходили из рода Давида, то они без промедления отправились в Вифлеем — город царя Давида. Всюду по дорогам двигалось множество людей: все спешили на перепись. После утомительного пути, поздно вечером, старец Иосиф и Дева Мария пришли в Вифлеем и стали искать гостиницу для ночлега. Но все гостиницы были переполнены, и будущей Матери Спасителя не нашлось места среди людей. Тогда Иосиф отыскал возле города пещеру, куда в ненастную погоду пастухи загоняли скот. Пещера была пуста; в ней находились только ясли для корма животных.

В этой пещере ночью у Пресвятой Девы Марии родился Младенец — Сын Божий Христос, Спаситель мира. Она спеленала Божественного Младенца и положила Его в ясли.

Так в обстановке крайней нищеты, в глубоком смирении через Святую Деву сошел на землю Бог, соединившись неслитно, неизменно, неразлучно, нераздельно с природой человеческой.

В убогом вертепе (пещере) совершилось великое событие: миру, погруженному в сумрак, “воссиял свет Божественного разума”. Сама Небесная Любовь пришла людям, чтобы спасти их от вечной смерти. Но люди как тогда, так и теперь часто бывают бесчувственными к Божию призыву, недостойными Его Любви.

Перед сколькими запертыми дверями стучал Иосиф в надежде найти кров для Святой Девы Марии! Но жители городка мирно спали, утомленные своими житейскими заботами и тревогами, двери домов были плотно закрыты. Бесчувствие, страх, лень, боязнь стеснить себя не давали им откликнуться на мольбы…

Но разве это было только тогда, во дни переписи Августа? Разве не повторяется это из века в век? Сколько людей со страхом затворяют дверь своей души, когда Христос стучится в нее. Они боятся нарушить свой сонный покой или стеснить себя, а иные просто коснеют в лености; духовная жажда угасла в них, огонь уже даже не тлеет. Правда, есть такие, которые не против отвести Богу некоторое место в жизни, но это только одно из многих мест, часто подобное забытым задворкам.

 

  1. Поклонение пастухов

Лк. 2,8 — 20

В эту радостную спасительную ночь ликовали небеса и земная природа, но люди спали — спал глубоким сном и Израиль. Он спал не только телесным сном, но и сном гораздо более глубоким и ужасным—сном духовным. Руководители еврейского народа, которые первыми должны были с радостью встретить своего Мессию, не могли и подумать, что Христос придет в таком смирении и уничижении. Их недуховные взоры обращались к роскошным дворцам, ибо оттуда они ожидали пришествия своего мессии — земного царя. Вот почему не им, а простым вифлеемским пастухам, людям с простым, добрым сердцем, Господь открыл радостную весть о рождении Христа Спасителя.

В эту святую ночь на холмах Иудеи пастухи сторожили свои стада. Быть может, они тихо беседовали о скором наступлении мессианских времен или просто думали об этом, как вдруг небо озарилось светом и Слава Господня осияла их. Перед собой они увидели Ангела Божия. Пастухи испугались, но посланник Небес сказал им: “Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях”. Не успели еще отзвучать слова Ангельского благовестия, как пастухи увидели множество других Ангелов, которые дивным неземным пением прославляли Бога, взывая: “Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!”

Пение небесных посланников постепенно становилось тише и тише, пока Ангелы совсем не скрылись в глубинах ночи. На небе сияли лишь яркие звезды. Тогда пастухи сказали друг другу: “Пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь”.

Придя в Вифлеем, они нашли там пещеру и увидели в ней Деву Богородицу, Иосифа и Божественного Младенца, лежащего в яслях. Пастухи поклонились Младенцу-Христу и рассказали о явлении им в поле ангелов. Святая Дева Мария радовалась словам пастухов, “слагая их в сердце Своем”.

Так на вифлеемских пастухах сбылись слова Спасителя: “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (Мф. 5, 8).

  1. Обрезание и Сретение Господне

Лк. 2, 21—30

Прошло семь дней после рождения Богомладенца. За это время Святое Семейство, вероятно, из вертепа переселилось в один из вифлеемских домов.

На восьмой день, по обычаю иудейскому, над Младенцем было совершено обрезание, и Ему дали имя Иисус. А на сороковой день праведный Иосиф и Божия Матерь пошли в Иерусалим, чтобы со-“ вершить еще один древний обряд: принести Богомладенца в Храм и посвятить Его как первенца Господу. Там, в храме, они должны были принести в жертву Богу двух горлиц и двух птенцов голубиных, как требовалось по закону. В Иерусалиме в это время жил древний старец Симеон, который был известен, как человек благочестивый, исполненный Духа Святого, ожидающий рождение Мессии. Ему было предсказано Духом Святым, что он не умрет, пока не увидит Христа Господня.

И вот, явившись однажды по вдохновению в храм, Симеон встретил там Того, Кого ожидал всю свою долгую жизнь. Он увидел на руках Богоматери Младенца Иисуса, в Котором узнал обещанного Израилю Мессию. Пораженный и обрадованный встречей, Симеон принял в свои объятия Святого Младенца и, благословив Бога, сказал: “Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля”’.

Божия Матерь и Иосиф с удивлением слушали слова Симеона, а старец, благословив их и обращаясь к Святой Деве, добавил: “Се, лежит Сей (Младенец) на падение и восстание многих в Израиле и в предмет пререканий — и Тебе Самой оружие пройдет душу, — да откроются помышления многих сердец”.

Это была одна из встреч, исполненных символического значения: два мира встретились лицом к лицу. Старец Симеон символизировал собой окончание Ветхого Завета с его верой и надеждой, а Богомладенец Иисус — Основатель Нового благодатного Союза человека с Богом.

Этими словами Симеон предсказал, что за и против Христа в мире будет вестись постоянная духовная борьба и что Сама Пресвятая Дева испытает много материнского горя и острых, как оружие, страданий.

Тут же в храме присутствовала св. Анна Пророчица, вдова восьмидесяти четырех лет, которая всегда пребывала в храме, постом и молитвой служа Богу день и ночь. Увидев Младенца Иисуса и услышав пророчество о Нем Симеона, она прославила Бога и стала рассказывать всем в Иерусалиме о рождении Мессии – Христа.

Когда Иосиф и Святая Мария совершили все по закону Господню, они возвратились в Галилею, в свой город Назарет.

Но, прожив некоторое время в Назарете, Иосиф и Дева Мария решили переселиться в Вифлеем, где родился их Божественный Младенец.

В Вифлееме Иосиф, вероятно, приобрел себе жилище и по-прежнему работал плотником, обеспечивая Святое Семейство всем необходимым для жизни.

Прошел год или немного больше, как случилось одно чудесное событие, которое удивило не только Божию Матерь и Иосифа, но привело в смятение всю Иудею.

  1. Поклонение волхвов

Мф.2, 1—12

Природа не осталась безучастной к всемирному событию Рождества Христова. В ознаменование этого события на небе зажглась необыкновенная звезда.

Но заметили ее не иудеи, в большей своей массе давно духовно ослепшие и сделавшиеся не способными уразуметь знамение Божие. Увидели эту чудесную звезду и прочитали ее сокровенный смысл в далеких восточных странах мудрецы-звездочеты.

Так как поклонение волхвов не могло совершиться до Сретения, то можно предположить, что Святое Семейство переселилось из Назарета в Вифлеем.

Восточные мудрецы решили, что появившаяся звезда возвещает миру о рождении великого Иудейского Царя, с Которым в истории человечества наступит новая эпоха—эпоха преображения мира. Они настолько были уверены в своих выводах, что снарядили караван и отправились в Иудею, чтобы поклониться Новорожденному. Вскоре караван с мудрецами прибыл в Иерусалим.

Жители Иудейской столицы, привыкшие, что их город часто посещают купцы и богомольцы из разных стран, вероятно, не обратили внимания на восточный караван, который двигался по улицам осенью 750 года от основания Рима. Но вскоре все заговорили о восточных мудрецах, так как стало известно, что они пришли из далеких стран поклониться Новорожденному Царю Иудейскому. “Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду на востоке и пришли поклониться Ему”,— спрашивали они на улицах священного города, но вместо ответа волхвы видели лишь испуг на лицах. Нужно хоть немного знать положение дел в Иерусалиме того времени, чтобы представить себе, что значил этот вопрос.

Ирод Великий, биография которого переполнена кровожадными деяниями, при поддержке римлян царствовал в то время в Иудее. Этот жестокий узурпатор подозревал и уничтожал всех, кто только был способен стать на его пути. Развращенный и болезненно подозрительный, он укреплял свой трон ценою многих преступлений. Особенно он был подозрительным по отношению к маккавеям, законным наследникам иудейского престола. И чем больше старел царь, тем больше становился он болезненно подозрительным.

В такое-то время до Ирода дошли слухи, что некие восточные волхвы явились в Иерусалим и расспрашивали о родившемся Царе Иудейском, Которому они пришли поклониться. Самое неприятное в этом известии было то, что царь ничего не знал об этом новом претенденте на его престол. Он слышал, что путешественников привела в Иерусалим звезда, которую они приняли за знак Великого Царя. Встревоженный этим событием, Ирод стал срочно выяснять место нахождения Новорожденного Младенца с тем, чтобы погубить Его. С этой целью он созвал к себе первосвященников и книжников и спросил у них: “Где должно родиться Христу?”

Сведущие в законе священники пояснили ему, что, по пророчеству Михея, обещанный евреям Мессия1 должен родиться в городе Вифлееме — на родине царя Давида.

Но когда именно Он родится, никто из книжников не знал. Тогда Ирод стал действовать хитростью. Он тайно от всех призвал к себе волхвов и осторожно выведал у них время появления звезды, чтобы хоть приблизительно определить возраст Младенца. В свою очередь он сообщил им, что, по сведениям иудейских книжников, новый Царь родился в Вифлееме и, притворившись благочестивым, сказал: “Пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему”.

Выслушав царя; чужеземцы направили свой путь в Вифлеем. И вот звезда, которую они видели на востоке, вновь засияла перед ними на небе и стала двигаться в сторону Вифлеема, пока не остановилась над местом, где был Младенец Христос. Обрадованные волхвы вошли в дом, где жило Святое Семейство, и увидели Пресвятую Деву Марию с Божественным Младенцем. Волхвов не смутила бедность хижины, они твердо верили звезде, которая их не обманула. Подойдя к Богомладенцу, они, “пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну”. Золото — как Царю, ладан — как Богу и смирну — как Человеку, который должен умереть.

Насладившись созерцанием Святого Семейства и получив во сне повеление от Ангела, волхвы не вернулись к Ироду, а другим путем пошли в свою страну.

  1. Бегство Святого Семейства в Египет и избиение вифлеемских младенцев

Мф. 2, 13—18

Между тем Ирод с нетерпением ожидал возвращения волхвов. Когда же злой царь понял, что восточные мудрецы разрушили его планы, он пришел в страшный гнев и решился на ужасное злодеяние. Ирод, не задумываясь, послал в Вифлеем отряд” солдат, которому был дан бесчеловечный приказ истребить всех мальчиков моложе двух лет, родившихся в городе и его окрестностях. Он был уверен, что среди этих детей окажется убитым и Младенец Христос.

Приказ Ирода был выполнен с невероятной жестокостью. Отряд воинов, ворвавшись в Вифлеем, начал поголовное избиение. Матери старались укрыть своих младенцев-сыновей, но палачи вырывали их из материнских объятий и тут же закалывали. Вифлеем и его окрестности наполнились плачем и рыданием. Отчаяние родителей было так велико, что, казалось, сами предки израильского народа плакали в своих могилах (Иер. 31, 15).

Так жестоко Ирод расправился со сверстниками Младенца Христа. Они были первыми страдальцами, пролившими свою кровь за Господа. Но замысел царя не удался. Того, Кого искали палачи, уже не было в Вифлееме. Перед тем, как воины ворвались в Вифлеем, Ангел Господень во сне явился Иосифу и сказал: “Встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его”.

Иосиф встал, быстро собрал необходимые вещи, взял Богомладенца и вместе с Пресвятой Девой Марией тайно, темной ночью, отправился в сторону Египта. По неведомым дорогам Святое Семейство пробиралось в страну фараонов. В страшную ночь избиения младенцев в Вифлееме оно, возможно, уже переправилось через границу Иудеи и ночевало где-нибудь в тишине пустыни, вблизи древних пирамид и сфинксов…

Таким образом, Того, Кто пришел спасти мир, Кто так возлюбил людей, что и Душу Свою и всего Себя готов был отдать на мучение за нас, мир встретил угрозами, ненавистью и гонением. Истина пришла в мир, но люди больше возлюбили тьму. Истина, это был не весь мир. Те, кто верили и ждали, встретили Христа иначе. Вифлеемские пастухи, благочестивый старец Симеон и восточные мудрецы признали в Нем Царя и поклонились Ему.

  1. Смерть Ирода и возвращение Святого Семейства на родину

Мф. 2, 19—23

Тем временем тяжелая болезнь приковала к постели Ирода. Но и на смертном одре его продолжали мучить бессмысленные подозрения, он выслушивал доносы шпионов и несколько раз изменял завещание. Его приводила в ярость мысль, что народ будет радоваться его смерти. До него дошло известие, что ревнители веры уже начали разрушать следы его царствования: раввины в Иерусалиме воззвали к группе учеников, чтобы они разбили языческого орла на воротах храма. Юноши с радостью исполнили поручение и на глазах у всех уничтожили ненавистный символ. Ирод был в бешенстве. Умирающий семидесятилетний старик сам присутствовал на суде и приговорил отважных молодых людей к сожжению.

Но вот смерть настигла, наконец, и самого Ирода, Последние дни его были ужасны. Он сыпал проклятиями, пытался покончить самоубийством, бредил кровавыми расправами.

После Ирода Иудеей стал править один из его уцелевших сыновей — жестокий Архелай, а Галилеей другой его сын — более спокойный и мирный Ирод Антипа.

Об этих политических переменах, несомненно, стало известно в Египте, но Святое Семейство оставалось на месте, пока Ангел Господень не возвестил во сне Иосифу: “Встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца”.

Тогда Иосиф, повинуясь голосу Ангела, пошел обратно в Палестину. На пути в Иудею он услышал, что в Иерусалиме царствует жестокий Архелай, и побоялся возвратиться в Вифлеем. Но в момент колебаний Ангел Господень вновь явился Иосифу и указал ему путь в Галилею. Это было наиболее безопасное место.

Итак, Иосиф вернулся в свое старое жилище в Назарете, где и поселилось Святое Семейство. Здесь Господь Иисус Христос провел Свое детство и юность.

  1. Жизнь Иисуса Христа в Назарете. Первое посещение Иерусалимского храма

Лк. 2, 40—52

Когда Святое Семейство переселилось в Назарет, Иисусу было около двух лет. Покинул же Он Свой родной город, когда Ему исполнилось около тридцати лет. Поэтому можно сказать, что Христос провел в Назарете большую часть Своей жизни.

В течение двадцати восьми лет Он ходил по его каменистым улицам, поднимался по его крутым тропинкам, взбирался на окружающие его холмы.

Евангелисты, как добросовестные свидетели, почти ничего не рассказывают о назаретском периоде жизни Спасителя, о котором им было мало известно.

Но мы попытаемся хотя бы немного представить ту среду и обстановку, в которой жил Отрок Иисус.

В наши дни Назарет выглядит примерно так же, как и в те далекие годы. Он представляет собой группу неправильно расположенных белых домиков, окруженных виноградниками, и находится на гребне довольно высокой горы Гебель-эс-Сих. К нему надо добираться по узким тропинкам. Селение непосредственно окружено еще более высокими возвышенностями, с которых открывается живописный вид. Отсюда видны: голубой Кармил со своими утесами, Самарийские горы, цепь Гильбоа, связанная с трагическими воспоминаниями о гибели первого еврейского царя, круглая вершина Фавора, зеленые нивы, пальмовые и масличные рощи. На этом пейзаже несомненно не раз покоился взор Спасителя.

В те годы Галилея была почти языческой страной, расположенной на пути к Средиземному морю. Здесь сходились большие торговые пути, по которым постоянно двигались караваны с Востока на Запад и с Юга на Север. Население было смешанное, но основная масса его состояла из евреев, которые занимались рыболовством, земледелием и торговлей. Как уже было сказано раньше, еврейское население Галилеи не пользовалось большим уважением среди своих соотечественников в Иудее, так как, живя в близком соприкосновении с язычниками, оно теряло чистоту своей веры и нравов. Про евреев-галилеян говорили: “Из Галилеи может ли быть что доброе?” Но когда в Назарете поселилось Святое Семейство, то “народ, сидящий во тьме, увидел свет великий” (Ис. 9, 1—2; Мф. 4, 16).

Этим светом был Божественный Отрок Иисус Христос. На глазах у всех Он “позрастал и укреплялся духом… и благодать Божия была на Нем”. Он жил в очень простой бедной обстановке. Его сверстниками были дети простых, незнатных родителей. У Него было много родственников, троюродных сестер и братьев. Евангелист Марк даже упоминает имена троюродных братьев Христа: Иаков, Иосия, Иуда и Симон (Мк. 6, 3). По субботам Божественный Отрок со Своей Матерью ходил в синагогу и там слушал чтение “Закона” и “Пророков” (Лк. 4, 16).

В будние дни Он помогал названному Своему отцу Иосифу в работе и учился у него плотническому ремеслу. Никто не подозревал о тайне необыкновенного Отрока. Жил Он, как говорит евангелист, в любви у Бога и людей.

Вероятно, в этот подготовительный период Христос не имел избранных друзей. Единственным близким для Него существом была Его Мать.

Евангелисты мало говорят о Ней, но даже если бы они не сказали о Богородице ни единого слова, мы все равно должны были бы признать, что мир не знал женщины выше Той, Которая родила человечеству Спасителя. Двадцать восемь лет прожили они вместе в бедной хижине небольшого тихого городка. Он рос у Нее на глазах, Она давала Ему первые уроки. Божия Матерь была единственной свидетельницей совершавшегося в Нем чуда.

Когда Отроку Иисусу исполнилось двенадцать лет, родители взяли Его в Иерусалим на праздник Пасхи. Мальчики этого возраста уже принимали участие в праздничных торжествах.

Божественный Отрок впервые оказался в большом городе, наполненном тысячами богомольцев.

Когда же надо было возвращаться домой, Он отстал от родителей и остался в храме.

Паломники из Назарета уже довольно далеко отошли от Иерусалима, когда Иосиф и Божия Матерь заметили, что Иисуса нет с ними. Сначала они не тревожились, потому что в толпе было много родственников и знакомых. Но вскоре они поняли, что Отрока нет среди толпы паломников. Охваченные смятением, Божия Матерь и Иосиф поспешили вернуться в Иерусалим. Но и в городе сразу не могли найти Его.

Три дня прошли в бесплодных поисках. Наконец Иисус был найден в одном из притворов храма, где раввины и книжники проводили время в изучении Закона и богословских спорах. Он находился среди учителей, слушал их речи и задавал им вопросы. Умудренные сединой старцы удивлялись вопросам и ответам галилейского Отрока, не учившегося в их школах.

Велико было изумление Святой Девы, когда Она нашла Своего Сына в таком почетном обществе.

С чувством радости и нежным упреком Она сказала Ему: “Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя”. Он же ответил им: “Зачем искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?”

Никто из присутствующих не понял, что Он говорил об Отце Небесном, Который пребывает в Нем, бедном галилейском мальчике. Но Божия Матерь слагала все это в сердце Своем.

Это однако был единственный случай, когда Тайна Отрока Иисуса была как бы приоткрыта.

В Назарете Он продолжал жить, как и все дети, находясь в послушании и любви у Своих родителей. Он становился юношей, взрослым человеком… Он выучился ремеслу Иосифа и, когда тот умер, кормил Мать трудами Своих рук, работая так же, как работают и поныне плотники Назарета. Только уходя из города на цветущие лилиями холмы, оставался наедине с Отцом Небесным, ожидая знака, который призовет Его на служение людям. И Знак был дан.

  1. Святой Иоанн Креститель. Его жизнь и проповедь

Ин. 1, 1—34; Мф. 3, 1—12; Мк. 1, 1—8; Л к. 3, 1—20

Шел 779 год от основания Рима. После смерти Августа император Тиберий уже пятнадцатый год правил мировой державой. Израиль полностью подпал под власть Рима и перестал быть самостоятельным царством. В Иерусалим прибыл очередной имперский наместник Понтий Пилат. Первосвященниками в то время были Иосиф Кайфа и Анна, который находился на покое.

Это было необычайное время. Атмосфера ожидания приближающихся великих событий была раскалена до предела. Жажда очищения, обновления, всеобщего духовного и общественного переустройства была у всех народов. Римляне мечтали о возвращении царства Сатурна, греки ждали наступления золотого века, а евреи готовились к встрече Мессии. Многие благочестивые иудеи день и ночь находились в храме, ожидая трубного звука, возвещающего пришествие Мессии. И ожидания их были не напрасны.

В пятнадцатый год правления императора Тиберия на берегах Иордана появился последний великий ветхозаветный пророк — святой Иоанн, которому Бог судил стать Предтечей и Крестителем грядущего Мессии, Господа нашего Иисуса Христа.

Это был чудесно рожденный сын священника Захарии. Когда Ирод дал приказ избить младенцев в Вифлееме и его окрестностях, праведная Елисавета вместе с двухлетним сыном Иоанном скрылась в Иудейской пустыне. Вскоре Иоанн лишился своих родителей и остался один жить в дикой пустыне, хранимый и подготовляемый Богом к великому служению.

По свидетельству Иосифа Флавия, святой Иоанн жил в тростниках, одевался в звериные шкуры и не стриг волос. Пищей ему служили побеги растений, дикий мед и саранча.

Великий аскет и молитвенник, он почти всю жизнь провел в уединении, ожидая Божественного призыва. И призыв дан был ему с неба. Когда св. Иоанну исполнилось тридцать лет, Господь послал его с проповедью на берега Иордана к “заблудшим овцам дома Израилева”. Он повелел ему возвестить всем людям о скором явлении в мир Спасителя и о том, чтобы все приготовились к Его встрече через покаяние и крещение.

И вот на зеленых берегах Иордана послышался голос великого пророка. К иорданскому проповеднику стал быстро стекаться народ со всей Палестины. Люди жадно ловили каждое слово пророка о скором наступлении Царства Небесного. Наконец-то, думали многие из них, наступает долгожданное Царство Мессии, Который сверхъестественной силой уничтожит ненавистное иудеям римское владычество, а избранный Богом народ станет господствовать над всем миром.

Но из уст великого проповедника и пророка они слышали совсем иное учение о Мессии и Его Царстве. “Не обманывайте себя пустыми мечтаниями, — как бы так говорил св. Иоанн теснившемуся вокруг него народу, — не вооруженным восстанием против языческого ига ускорите вы пришествие Спасителя. Он придет в Свое время, и это время уже настало. Никакая сила в мире не может воспрепятствовать Промыслу Божию. Мессия придет не для утверждения политического мирового царства, но для созидания Царства Духовного, которое коренится в душе каждого человека. Царство Мессии — это Царство Добра, Правды, Любви, Благодати”.

Но чтобы человеку войти в это Царство Мессии, нужно совершить духовный переворот в своей душе, необходимо отказаться от своих предрассудков, страстей, от зла во всех его видах,—нужно покаяться. “Покайтесь! — взывал св. Иоанн к народу, — ибо приблизилось Царство Небесное”. Голос его гремел над толпой, он обличал пороки, требовал справедливости. Сила духа и слова св. Иоанна производили на людей неизгладимое действие. Иосиф Флавий свидетельствует, что “народ, восхищенный его учением, стекался к нему в великом множестве… а власть этого мужа была так велика над иудеями, что они готовы были сделать по его совету все”.

Кто искренне верил словам св. Иоанна и каялся в своих грехах, тех пророк крестил в реке, погружая крещаемых в “струи Иорданские”. Одни только фарисеи и саддукеи, духовно слепые народные вожди, были глухи к голосу пророка, который звал их к покаянию. Фарисеи, гордясь своим происхождением от Авраама, хвалились исполнением не только Моисеева закона, но и преданий старцев. Они были убеждены в своей праведности и считали себя достойными войти в Царство грядущего Мессии. Саддукеи же не верили ни в воскресение мертвых, ни в будущую жизнь. Следовательно, и им не было никакой надобности каяться и креститься.

Однако фарисеи и саддукеи не могли спокойно смотреть, как толпы народа идут к Иоанну, как он приобретает над народом все большую власть и как эта власть начинает ускользать из их рук. Вот почему и они пошли в пустыню на Иордан; но пошли не с тем, чтобы каяться и креститься, а чтобы посмотреть: что это за пророк? Да и пророк ли он?

“Порождения ехиднины! — взывал к ним грозный проповедник еще издали, — кто внушил вам бежать от будущего гнева? сотворите же достойные плоды покаяния и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь”.

Но огненные слова проповедника не тронули каменных сердец духовных вождей народа. Гордые фарисеи и неверующие саддукеи не принесли покаяния и не крестились. Они ушли от Иоанна, затаив злобу против грозного обличителя. На простой же народ проповедь Крестителя производила потрясающее впечатление: все приходившие к нему каялись и крестились. К нему шли горожане и земледельцы, сборщики податей и воины. И для всех вестник зари Царства Божия находил нужное слово. Он звал людей к нравственному очищению и к добрым делам, чтобы через очищение человеческих сердец был подготовлен путь Господу. “Глас вопиющего в пустыне, — проповедовал он народу, — приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизится, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и узрит всякая плоть спасение Божие”. Так св. Иоанн, уподобляя человеческие сердца земному рельефу, звал народ к духовному очищению.

Многим казалось, что настало давно ожидаемое время и что сам Иоанн есть тот Избавитель, Который утвердит Царство Божие на земле. Иудеи с надеждой смотрели на иорданского отшельника. Но на вопрошающие взоры людей великий Пророк отвечал: “Я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви. Он будет крестить вас Духом Святым и огнем”.

Между тем к Предтече шли все новые и новые толпы людей. Некоторые из них усердно слушали проповедь пророка и, крестившись от него, становились верными его учениками. Таковыми были, например, Андрей и Иоанн из Вифсаиды, будущие апостолы Христовы (Ин. 1, 35—41). Они помогали своему учителю совершать крещение народа и защищали его учение перед книжниками и фарисеями. Вскоре вокруг Крестителя образовалась община, которой он дал свои правила и молитвы.

Но Предтеча все ждал появления Мессии.

Уже сгущались тучи над головой пророка, уже по проискам Иродиады, которую он всенародно обличал в прелюбодеянии, готовился его арест и заключение в темницу, а Христос все еще не приходил.

  1. Явление Иисуса Христа народу. Крещение Его на Иордане

Ин. 1, 29—34; Мф. 3, 13—17; Мк. 1, 9—11; Лк. 3, 21—22

Наконец наступил долгожданный день. На берегах Иордана, в Вифаваре, появился Иисус Христос в простой одежде галилейского плотника. Ему уже исполнилось тридцать лет, и голос Отца Небесного позвал Его на служение людям.

Никто из присутствующих, кроме Предтечи, не обратил на Него внимания. Не выделяясь среди других, смиренно Он вошел в воду, чтобы принять крещение от Иоанна. И тут все были поражены. Великий Пророк, обращаясь к Иисусу Назарянину, сказал: “Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?”

“Оставь теперь, — ответил ему Христос, — ибо так надлежит нам исполнить всякую правду”( ). И последний пророк Ветхого Завета простер руку над Основателем Нового Завета. Во время крещения Христос молился Своему Отцу Небесному, чтобы Он благословил и освятил начало Его мессианского служения. Когда Иисус с молитвой на устах выходил из воды, “отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн духа Божия, Который сходил как голубь “с распростертыми крыльями и осенял Христа. В это же время Иоанн Креститель услышал голос Отца Небесного, свидетельствующего о Христе: “Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение”.

Для Иисуса Христа крещение в водах Иордана не было символом очищения, как для всех ветхозаветных людей, ибо Христос был безгрешен. Но это было Божественное свидетельство о Его совершенной чистоте, святости и Богосыновстве.

В момент крещения Триипостасный Бог явился людям: Сын Божий крестился, Дух Святой нисходил на Него, Отец свидетельствовал о Сыне.

Это было первое откровение Триединого Божества миру. Отныне Сын Человеческий начинает Свое служение людям. Отныне те грехи людей, которые Иоанн Креститель омывал в “струях Иорданских”, Христос берет на Себя, чтобы через крестные страдания спасти человеческий род от вечной смерти и примирить его с Отцом Небесным. Таким образом, служение Мессии, начатое омовением в воде Иордана, завершится кровавым омовением на Голгофе: омовением, которое очистит от греха “многих”.

 

  1. Искушение в пустыне

Мф. 4, 1—11; Мк. 1, 12—13; Лк. 4, 1—13

После крещения Иисус Христос, исполненный Духа Святого, покинул берега Иордана и направился вглубь унылой пустыни Мертвого моря, чтобы в полном уединении, посте и молитве подготовить Себя к великому служению искупления и спасения рода человеческого от греха и смерти.

Но силы зла противились Божественному замыслу о человеке. Они зорко следили за Иисусом Назарянином — Сыном Святой Девы Марии, стараясь угадать в Нем ожидаемого евреями Мессию.

И вот, когда Господь явился в Иудейскую пустыню, диавол открыто вступил с Ним в борьбу за обладание душами человеческими. Страшный и темный дух гордости и злобы вышел из адской бездны и направился в пустыню, чтобы бороться за свою власть над миром. Он захотел победить Христа, как некогда победил Адама.

Бесконечно тянулись дни и ночи в знойной пустыне, над ее бескрайними песками и скалами восходило и заходило нестерпимо палящее солнце, а Христос, погруженный в Свой внутренний мир, молился в глубочайшей сосредоточенности духа, преодолевая все телесное и земное. Он, Сын Божий, Богочеловек, знал, что дух сильнее плоти, что, пребывая с Богом, человек может победить в себе все искушения и слабости тела. Сорок дней и ночей Спаситель находился в молитвенном общении с Отцом Небесным, не вкушая никакой пищи. Но человеческие силы уже не могли выдержать дальнейшего голодания, и Христос почувствовал нестерпимый голод.

Кто долго голодал, тот знает, какую душевную муку и физическую боль, доходящую до глубины сердца, испытывает человек при одном напоминании о хлебе или при виде его. Тут можно отказаться от всего на свете: от родных, друзей, от всего святого— только бы насытиться хлебом. Часто именно в такие минуты диавол приближается к человеку для искушения. Он внушает ему мысль, что самое главное в жизни — это хлеб для питания. Все другое, как внушает диавол, второстепенно; вера, любовь, добродетель, исполнение нравственного долга возможны лишь тогда, когда человек сыт. Материальные ценности выше духовных. Это — закон, на котором основано все развитие как отдельного человека, так и всего человечества.

Именно эту ложную мысль хотел внушить диавол в пустыне Основателю Духовного Царства на земле. И вот в момент напряженной духовной борьбы Христа злой дух приблизился к Нему и, указывая на огромные, похожие на хлебы, серые камни, сказал Ему: “Если ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами”. Злой дух ждал, что, превратив камни в хлебы, Христос Своим примером покажет, что тело важнее духа, что самое главное в жизни — это насытить голод и что духовная свобода человека должна подчиниться физической необходимости. Но не только эту цель преследовал злой дух, он своим первым искушением хотел посеять в душе Христа сомнение в Его Мессианском достоинстве. Он как бы так говорит Христу: “Ты голоден?.. А здесь дикая, бесплодная пустыня; здесь хлеба нет! и достать его негде… у ног Твоих лишь камни!.. Ты умрешь тут от голода!.. Впрочем, ведь Ты Сын Божий, Ты можешь и камни эти словом Своим обратить в хлебы?! Так стоит ли мучиться? Если это правда, если Ты действительно Сын Божий, то скажи, чтобы камни эти сделались хлебами! Ты утолишь голод, отвратишь от себя мучительную смерть и вместе с тем докажешь, что Ты Сын Божий. Иначе, кто же поверит Тебе, если Ты даже для Самого Себя не можешь этого сделать?.. К тому же Ты, кажется, хочешь создать на земле царство счастливых людей, давно ожидаемое евреями царство Мессии? Если это так, то знай, что голодных Ты не сделаешь счастливыми, если не накормишь их; пойми, что если не снимешь с людей гнетущую их заботу о хлебе, то они и не пойдут за Тобой, они отвергнут и Тебя, и Твое учение!.. Так преврати же теперь эти камни в хлебы, пока хотя бы лично для Себя. Ты этим избавишь Себя от голодной смерти, да кстати и испытаешь Свою чудодейственную силу, в которую Ты, несомненно, веришь. И если это чудо удастся Тебе, то мой совет: пользуйся им всегда, так как только этим Ты привлечешь к Себе весь мир, только этим Ты покоришь его. Так покажи же Свою власть! Скажи…”

Но Христос отвергает предложенный диаволом путь покорения мира. Он знал, что никаким вещественным хлебом нельзя насытить духовную природу человека, ибо душа человеческая жаждет Слова Божия и без него умирает. Он также» знал, что люди, которые из-за куска хлеба последуют за Ним, не благонадежны для свободного Царства любви и добра, какое Он пришел основать на земле. В человеке должно господствовать не материальное начало, но духовное. Поэтому, не отвергая хлеб земной, Господь больше ценит Хлеб Небесный. “Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих”, — ответил Христос диаволу на первое его искушение.

Тогда злой дух возводит Господа на кровлю Иерусалимского храма, с которого открывался чудный вид на весь город и его окрестности. Храмовые дворы были переполнены народом. Указывая на эти толпы иудеев, диавол как бы так начал искушать Христа: “Посмотри вниз! Вот несметные толпы народа, ожидающие с нетерпением пришествия Мессии! Но не думай, что народ этот может принять Мессию в таком скромном, как Ты, человеке, хотя и безгрешном и творящем чудеса! Нет, народ этот слишком развращен своими учителями: ему нужен или блеск земной славы, или знамение с неба. Поэтому, если Ты этот ожидаемый Избавитель, если Ты действительно Сын Божий, то Ты должен явиться Своему народу, окруженный небесными силами, Ангелами, явиться прямо с неба, как Бог!..

Какой прекрасный случай! Бросься вниз! Ведь Ангелы тотчас подхватят Тебя и понесут к изумленному народу, который сразу же признает Тебя Мессией. Зачем же Тебе избирать другой путь—путь скорби и страданий. Не лучше ли сразу, без всяких страданий, в славе небесных сил явиться Израилю и всему миру? Итак, докажи, что Ты Сын Божий! Решайся! Бросься вниз!”

Но Христос отвергает и этот путь, предложенный диаволом, — путь кричащего и эффектного чуда, по которому впоследствии пошли как ложные мистики, так и поклонники “чудес техники”.

Христос знал, что никакое великое чудо не сможет доказать людям тайны пришествия Бога на землю, ибо эта тайна открывается человеку только в вере и любви его сердца. Христос пришел на землю не для того, чтобы силою очевидных фактов и чудесами поработить свободную волю, ум и сердце человека. Он пришел собрать воедино чад Божиих не силой принуждения, а Жертвенной любовью. Поэтому Господь ответил сатане: “Не искушай Господа Бога твоего”.

Но злой дух продолжал искушать Христа. Он возводит Его на высокую гору и показывает Ему во мгновение ока все царства мира сего и славу их. Затем, обращаясь ко Христу, диавол как бы так говорит Ему: “Ты отказался превратить камни в хлебы и отказался, конечно, потому, что не мог совершить это чудо: не в Твоей это было власти. Хотя Ты и веришь в Писание, однако побоялся положиться на помощь Божию и броситься с кровли храма вниз к стоящему там народу. Теперь я вижу, что Ты — не Сын Божий! А если так, то яви Себя в блеске земного величия, как Царь Вселенной! Ведь евреи такого-то Мессию ждут! Смотри, вот у ног Твоих все царства мира! Всмотрись в них и рассуди: кому послушен, кому подвластен этот мир? Богу или мне? Кто правит им? Из всех людей одни забыли Бога, другие и не знали Его; а меня все чтут, все делают то, чего я хочу; все порабощены мне. Здесь все — мое, здесь — власть моя! Но я готов разделить с Тобой эту власть, я готов отдать Тебе все царства мира, если Ты будешь служить не Богу, а мне. Ты будешь тем мессией, которого ждут евреи, Ты будешь владыкой мира, великим царем Израиля. И как легко Тебе достигнуть этого. Стоит лишь послушаться меня, вступить в союз со мною, поклониться мне… только поклониться! Итак, все это, все царства Вселенной, все будет Твое! Только подчинись мне! Поклонись…”.

“Отойди от Меня, сатана! — ответил Христос духу ненависти и противления, — ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи”. Так победоносно закончились испытания Христа.

Два духа, две силы встретились в Иудейской пустыне, споря о человеческой судьбе. Один — добрый, Божественный, другой — демонически злой. Один готов был отдать жизнь Свою за спасение падшего человека, другой — пылал злобой и ненавистью ко всему творению Божию. Диавол хотел извратить крестный путь Мессии и направить ход истории по иному пути — по пути трех искушений, по которому впоследствии пойдет Антихрист — человек греха. Но Христос победил диавола и остался верным Своему Отцу Небесному. Он знал, что только путем жертвенной Любви, только через Голгофу можно вернуть человеческий род в лоно Отца Небесного. И Он непоколебимо избрал этот жертвенный путь, так что вся земная жизнь Христа была путем, ведущим к Голгофе.

  1. Возвращение Христа на Иордан. Первые его ученики.

Ин. 1, 19—51

Искушения в пустыне окончились. Побежденный диавол оставил Христа “до времени”.

Иисус Христос, подкрепленный Святым Духом и благословением Отца Своего Небесного, из пустыни направился к берегам Иордана, в Вифавару, где Его Предтеча продолжал призывать народ к покаянию.

Иоанн Креститель, увидев приближающегося к нему Иисуса и указывая на Него, сказал народу: “Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня. Я не знал Его… но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым. И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий”.

Таким образом, Предтеча всенародно объявил Иисуса Христа — Мессией, Сыном Божиим. По свидетельству Иоанна Крестителя, Мессия будет не политическим всемирным владыкой, а Агнцем Божиим, Который столько тысячелетий предызображался в жертвоприношениях. Он так же, как невинные ягнята (агнцы) и тельцы, заклавшиеся для всесожжения, кротко примет на Себя страдания и смерть, прольет кровь Свою за грехи всего мира, чтобы спасти людей от вечной смерти.

Вернувшись из пустыни, Христос временно поселился близ Иордана, где крестил Иоанн.

На другой день Иоанн Креститель опять увидел проходившего мимо Иисуса Христа и сказал стоявшим около него двум своим ученикам: “Вот Агнец Божий”.

Услышав от Иоанна эти слова, оба ученика его пошли за Иисусом. Один из них был Андрей, которого впоследствии Церковь стала именовать Первозванным, Другой же был Иоанн Богослов. Оба они занимались рыболовством и жили в рыбацком городке Вифсаиде.

Это событие евангельской истории хорошо известно по знаменитому полотну Иванова “Явление Христа народу”. Вдохновенный Предтеча указывает толпе на приближающегося Спасителя. Люди взволнованы: кто смотрит с надеждой, кто с любопытством, а кто и с сомнением. А Христос твердыми шагами спускается по дороге. Он знает, куда идет и для чего послан в мир.

Господь, увидев идущих за Ним Андрея и Иоанна, остановился и спросил их: “Что вам надобно?” Они ответили Ему: “Учитель, мы желаем знать, где Ты живешь?”*

Христос, видя их искренние сердца и доброе намерение, приглашает Андрея и Иоанна к Себе, чтобы уже навсегда сделать их Своими последователями. Он сказал им: “Идите со Мной и увидите”*… И желание ищущих Бога сердец наконец-то сбылось! Они не только увидели хижину, где жил Иисус, но, главное, нашли в Нем истинного Мессию. Господь Духом Своим коснулся их душ, и они навсегда остались преданными Ему учениками.

______________________________

* “Звездочкой” отмечены стихи Библии, цитируемые свободно, а также евангельские притчи, изложенные близко к тексту.

 

Обрадованный Андрей ищет своего брата Симона, чтобы поделиться с ним своей радостью. Когда Андрей привел Симона к Иисусу, Христос, взглянув на него и предвидя в

нем крепкую веру, сказал: “Ты — Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)”. Впоследствии слова Иисуса исполнились. Петр стал великим первоверховным апостолом Церкви Христовой.

После этого Господь с тремя учениками отправился в Галилею. По пути Он увидел Филиппа, который тоже направлялся в Галилею, так как был родом из Вифсаиды, из одного города с Петром, Андреем и Иоанном. Обращаясь к Филиппу, Иисус сказал: “Иди за Мною”. — И этих слов Христа было достаточно, чтобы Филипп стал преданным Его учеником.

У Филиппа был друг Нафанаил. Вместе они пришли из Галилеи на Иордан, чтобы послушать проповедь Иоанна Крестителя. Филипп находит Нафанаила и зовет его ко Христу. Он с радостью сообщает ему:

“Мы нашли Того, о Котором писали Моисей… и пророки, — Иисуса, сына Иосифова, из Назарета”.

Но Нафанаил хотел разумом понять то, что его друг воспринял сердцем. Он принадлежал к разряду тех людей, которые стараются предварительно убедиться в истинности того, во что им предлагают верить.

Зная, что жители Назарета не пользуются хорошей славой, он усомнился в истинности слов Филиппа и сказал: “Из Назарета может ли быть что доброе?”

Филипп не стал спорить с другом, а предоставил ему самому убедиться в том, что Иисус из Назарета есть действительно обещанный Мессия. “Пойди и посмотри”, — сказал ему Филипп.

Когда Христос увидел идущих к Нему Филиппа и Нафанаила, Он сказал Своим ученикам, указывая на Нафанаила: “Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства”. Удивленный этими словами Нафанаил спросил Христа: “Почему Ты знаешь меня?” Господь ответил ему: “Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя”. Эти слова Спасителя еще больше поразили Нафанаила, обезоружили его скептический рассудок и коснулись его сердца. Он знал, что только Богу были ведомы его сокровенные думы и молитвы, которые он совершал под смоковницей. Поэтому в порыве радостного чувства Нафанаил воскликнул: “Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев!”( ).

Так простые рыбаки из Вифсаиды увидели в Иисусе Назарянине Спасителя мира, чего не смогли увидеть книжники и фарисеи при всей их учености.

Выслушав исповедание Нафанаила, Господь сказал всем Своим ученикам: “Истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому”. Этими словами Спаситель напомнил первым Его последователям о чудесном видении лестницы их праотцем Иаковом. Тот, Который в видении стоял наверху лестницы, теперь сошел на землю и пребывает с ними как Сын Человеческий. А в том, что это так, учеников убедили в самое ближайшее время дела, которые стал совершать Иисус Христос.

  1. Первое чудо в Кане Галилейской

Ин. 2, 1—11

Галилея, которую Христос избрал для проповеди, была мало похожа на выжженную солнцем каменистую Иудею; в те времена она представляла собой цветущий край. Проходя по Галилее, повсюду можно было видеть колосившиеся хлеба, обширные фруктовые сады, виноградники, свежие источники, луга, покрытые цветами, на которых паслись многочисленные стада овец.

Берега Тивериадского озера, или, как его называли, Галилейского моря, поражали разнообразием ландшафтов: масличные сады сменялись группами пальм и орешника. Так как озеро изобиловало рыбой, то на нем можно было видеть много рыбацких лодок.

На третий день, после встречи с Нафанаилом, Христос с первыми пятью учениками подошел к Кане Галилейской. Это был небольшой городок, расположенный среди невысоких холмов Галилеи. Он находился примерно в двух часах ходьбы от Назарета.

В это время в городке у одних небогатых людей, вероятно, родственников Пресвятой Девы Марии, праздновалась свадьба. Христос с учениками тоже был приглашен на свадебный пир. Торжество бракосочетания на Востоке сопровождалось большой пышностью и длилось иногда несколько дней. Во время этого торжества, когда люди беззаботно веселились, к великому стыду и огорчению хозяев, кончилось вино. Такой случай, ввиду особенностей восточного гостеприимства, был настоящей бедой.

Это злоключение больно отозвалось в благостном сердце Девы Марии, Которая, вероятно, во время пира оказывала посильную помощь своим родственникам в приготовлениях. Желая помочь устроителям пира выйти из затруднительного положения, Она подошла к, Своему Божественному Сыну и тихо сказала Ему: “Вина нет у них”.

Тридцать лет Дева Мария терпеливо ожидала проявления чудодейственной силы Своего Божественного Сына. Великий пророк Иоанн Креститель уже всенародно провозгласил Его обетованным Мессией. Вокруг Него собрались ученики, также признавшие Его Мессианское достоинство. И вот теперь, на браке в Кане, казалось бы, наступил момент совершить поистине доброе дело. Необходимо было помочь бедной чете новобрачных и тем самым отвратить от них бесчестие.

На просьбу Матери Христос ответил: “Что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой”. Из этого ответа Святая Дева поняла, что еще не пришло время, чтобы явить Ему Свою Божественную силу. Но Она знала любовь Своего Сына к людям и была уверена, что Он непременно поможет нуждающимся, и поэтому сказала слугам: “Что скажет Он вам, то сделайте”.

И по просьбе Матери Христос ускорил час явления Своей славы. Он повелел слугам сначала налить воды в большие каменные сосуды, а затем, почерпнув из них, отнести к распорядителю пира.

Когда же распорядитель отведал воды, которая по слову Христа превратилась в превосходное вино, то, подозвав к себе жениха, сказал ему: “Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе”.

Так, по просьбе Своей Матери, Заступницы рода человеческого. Господь совершил первое чудо и явил Славу Свою. С этого времени Спаситель совершал множество различных чудес, которые были свидетельством Его Бого-Сыновства. Разумеется, Христос не творил их с целью “поражать воображение” людей. Все чудеса Христовы — это дело Его служения людям. Как солнце излучает живительные лучи тепла и света, так и Христос в дни земной Своей жизни непрестанно совершал дела любви, добра и милосердия. В лице Богочеловека — Сына Божия Единородного и Безгрешного — на земле явился рай. Абсолютный Свет засиял во тьме, абсолютная Жизнь парализовала болезни и смерть, абсолютная Безгрешность победила грех, абсолютная Истина рассеяла мрак лжи и невежества, абсолютная Правда обличила беззаконие. И все это было чудом любви Бога к миру. Вообще, всякое соприкосновение Богочеловека с земным бытием падшего Адама было чудесным, никогда раньше не бывшим.

Первое чудо в Кане Галилейской полно глубокой символики. Здесь, в Кане, Христос претворил воду в вино и сделал всех участниками радостного и светлого земного веселия, а на Тайной Вечере, в конце Своего служения, Он претворил вино в Кровь Свою, и, дав испить из общей чаши Своим ученикам, сделал их (а после — всех верующих в Него) членами Своего Пречистого Тела и участниками пира небесного в Царствии Божием. Освященный в Кане брак приобретает особенно высокое значение, как нерасторжимое и благословенное единство мужа и жены во Христе.

 

Глава II

ПЕРВЫЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА СПАСЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

  1. Переселение в Капернаум

После окончания брачного торжества в Кане Галиейской Иисус Христос пошел не в Назарет, а в Капернаум (Ин. 2, 12). Сюда вместе с Ним пришли Богоматерь, Его братья и ученики.

Капернаум в то время был своеобразным культурным центром, торговым узлом на перекрестке дорог в Дамаск и Финикию. Здесь стоял римский гарнизон. Командовавший этим гарнизоном сотник благосклонно относился к евреям и даже построил им синагогу. Город располагался на северо-западном берегу Геннисаретского озера, и многие его жители занимались рыбным промыслом. Здесь же, в доме своей тещи, жил Петр, будущий апостол Христов. Этот город сделался местом почти постоянного пребывания Спасителя. Ни в каком другом городе Палестины Иисус Христос не проповедовал и не показывал Своего всемогущества больше, чем здесь. Сюда Он пере селил Свою Матерь, Пресвятую Деву Марию, отсюда Он ходил на проповедь о Царстве Небесном по всей Галилее, Самарии и Иудее.

  1. Христос в Иерусалиме на празднике Пасхи

Ин. 2, 13—23

Приближался великий праздник Пасхи Господней — первой Пасхи со времени выхода Христа на общественное служение. Толпы паломников со всех концов Палестины направлялись в Иерусалим. Среди этих паломников шел на праздник и Христос со Своими учениками. Дороги и долины в те дни оглашались радостным пением древних псалмов. Многие иудеи, жившие в рассеянии, тоже старались приехать в Иерусалим на большое духовное торжество. Величественный храм, центр Иерусалима и всей Палестины, был для миллионов евреев, рассеянных по миру, духовным средоточием Израиля. Каждое семейство желало на этом священном месте принести жертву Богу . По свидетельству Иосифа Флавия, на Пасху приносили в жертву до семидесяти тысяч животных.

Поэтому местные жители Палестины пригоняли в Иерусалим стада жертвенных животных, чтобы продать их паломникам за хорошую цену. В погоне за “золотым тельцом” люди теряли страх Божий и благоволение к Храму Господню. Они загоняли животных во двор храма и устраивали там шумную торговлю. Представители высшего духовенства, принадлежавшие к безбожной секте саддукеев, не препятствовали тому, что храм превращался в большое коммерческое предприятие. Святое место наполнялось невыразимым шумом: торговля шла, как на рынке.

И вот в это время явился в храм Сам Господь. При виде такого кощунства Христос возревновал о Доме Господнем, сделал бич из веревок и выгнал всех торгующих из храма, а столы меновщиков опрокинул. Обращаясь к начальникам Храма, Господь сказал: “Дом Мой есть Дом молитвы, а вы превратили его в вертеп разбойников”*. Озлобленные начальники храма стали требовать от Него ответа, какой властью все это Он делает. Они требовали от Него: “Чем Ты можешь доказать, что имеешь власть так поступать?”* В ответ они услышали от Господа не совсем понятные для них пророческие слова. Христос сказал им: “Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его”. Иудеи не поняли, что Он говорил им о Храме Своего Тела, которое они распнут на Голгофе.

Так произошло первое столкновение Христа с духовными руководителями еврейского народа: мелочными формалистами-фарисеями и безбожными саддукеями. И чем больше Христос будет нести Свет в темное царство зла и неправды, тем сильнее будет разгораться ненависть к Нему со стороны этих сынов диавола.

  1. Беседа Иисуса Христа с Никодимом

Ин. 3, 2—21

Но не все фарисеи враждебно относились ко Христу, были и такие, которые впоследствии уверовали в Его Мессианское достоинство. Среди них был Никодим, один из начальников Иудейских. Он искренне искал Правды Божией. Когда же в храме он увидел Иисуса из Назарета, то решил во что бы то ни стало познакомиться с новым Проповедником в надежде получить от Него ответы на волновавшие его религиозные вопросы. И вот он тайно ночью, “страха ради иудейского”, пришел ко Христу, чтобы побеседовать с Ним о Царстве Небесном.

Никодима, как и многих иудеев, волновал тогда самый насущный религиозный вопрос — вопрос о времени наступления Царства Мессии. Евреи, и прежде всего фарисеи, представляли это Царство земным, Мессию же — великим царем-завоевателем, который Божественной силой покорит весь мир, а евреев сделает владыками всех народов. Каждый еврей, считали они, а тем более фарисей, в силу того, что он рожден по плоти от Авраама, беспрепятственно войдет в грядущее мировое царство. Это язычнику и грешнику необходимо изменить свою жизнь, чтобы стать достойным гражданином Царства Божия; но какая нужда в этом сыну Авраама, настоящему израильтянину, ревностному фарисею?

Вот с такими мыслями Никодим пришел к Тому, Кто полагал на этой земле основание Духовному Царству — Царству правды, любви и благодати.

Господь, глубоко скорбя о том, что даже учителя израильского народа заражены ложными представлениями о Мессии и Его Царстве, преподал Никодиму истинное учение о Царстве Божием. Царство Мессии — это прежде всего духовное Царство, оно коренным образом отличается от царства мира сего. Это Царство, где господствует Сам Бог—Бог любви, мира, добра и благодати. Поэтому, чтобы войти в это Царство Духа, необходимо коренное перерождение человека. Человек, какого бы он ни был происхождения, должен сбросить с себя ветхого, греховного человека и облечься в нового — духовного, в котором не будут господствовать эгоизм, зло, неправда, но в котором будут царствовать любовь, правда и добро. Переродиться же в нового духовного человека можно только через покаяние с помощью благодати Духа Святого, подаваемой в крещении. Поэтому Господь и отвечает на недоумение Никодима: “Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа”.

Но Никодим даже после таких разъяснений Христа остался в недоумении и спросил Его: “Как это может быть?” Тогда Христос с некоторой грустью и укоризной сказал Никодиму: “Ты—учитель Израилев, и этого ли не знаешь?”

Глубоко сожалея, что израильским народом руководят духовно слепые вожди, Господь, конечно, не мог отпустить от Себя Никодима с его ложными представлениями о грядущем Царстве Божием. Он открывает ему тайну пришествия в мир Мессии.

Истинный Мессия, Сын Божий, пришел в мир не для завоевания его мечом и огнем, а для того, чтобы отдать жизнь Свою за погибающее в грехах человечество и Своей жертвенной Любовью обратить сердца людей к Отцу Небесному. “И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесено быть Сыну Человеческому… Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Hero”.

Никодим был так поражен неожиданным исходом беседы с Учителем, пришедшим от Бога, что впоследствии уверовал во Христа и открыто исповедовал Его на Голгофе, в то время, когда апостолы, страха ради иудейского, покинули своего Господа.

Предание говорит, что Никодим, приняв участие в погребении Христа, уже не мог занимать свою высокую должность и, открыто встав на сторону учеников Спасителя, вскоре подвергся преследованиям и был казнен за веру во Христа.

  1. Проповедь Иисуса Христа в Иудее и последнее свидетельство о нем Иоанна Крестителя

Ин. 3, 22—36

Когда окончились дни праздника Пасхи, народ начал расходиться из Иерусалима. Христос со Своими учениками также оставил древний город и пошел на берега Иордана, где продолжал проповедовать и крестить Святой Иоанн. Здесь ученики Христовы начали крестить людей крещением Иоанновым. Но Сам Христос не крестил, а поучал народ, совершая чудеса исцеления. Слава о новом Проповеднике росла все больше и больше среди народа, так что даже возник спор иудеев с учениками Иоанновыми о том, чье крещение лучше очищает: Христово или Иоанново.

За разрешением этого вопроса ученики обратились к Иоанну Крестителю, говоря: “Равви! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему”.

В ответ на просьбу учеников святой Иоанн Креститель напомнил им, что в мире все совершается по Помыслу Божию, и поэтому ту миссию, какую взял на Себя Иисус из Назарета, Он не смог бы исполнять, если бы Ему не было дано Свыше.

“Не я Христос, но я послан пред Ним, — говорил он открыто своим последователям, — Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась”. Таким иносказанием (притчей) убеждал Иоанн своих учеников в мессианском достоинстве Иисуса Назарянина. “Поэтому, Ему должно расти, — продолжал Креститель, а мне умаляться. Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земной и есть и говорит, как сущий от земли”.

Это было последнее всенародное свидетельство Иоанна Крестителя об Иисусе как Истинном Мессии. Он как бы говорил своим последователям: “Мое служение заканчивается, теперь идите к Нему. Он есть Тот истинный Мессия, Сын Божий, Которого столько веков ожидал израильский народ. Кто будет веровать в Него, тот спасется, а не верующий в Сына — отвергает Бога, и за это будет отвергнут Богом. Веруйте же в Иисуса, как Сына Божия, обещанного вам Христа — Мессию; а меня признавайте, как я и говорил вам раньше, рабом Его, недостойным даже развязать ремень обуви Его. Идите же к Нему и следуйте за Ним!” — Это было предсмертное завещание Предтечи своим ученикам.

Вскоре после этого свидетельства св. Иоанн Креститель за обличение незаконного сожительства Ирода Антипы и Иродиады был посажен в темницу в крепости Махеронт.

 

 

  1. Беседа Иисуса Христа с Самарянкой

Ин.4, 7—42

Слух о том, что Иисус из Назарета проповедует на Иордане и толпы народа идут к Нему, быстро облетел всю Иудею и серьезно обеспокоил членов Синедриона. Они срочно послали на Иордан своих людей, чтобы те неотступно ходили за новым Проповедником и следили за Его деятельностью. Фарисеи делали все возможное, чтобы воспрепятствовать распространению проповеди Христа в Иудее. Поэтому Господь покинул берега Иордана и с учениками направился в Галилею. Путь шел через Самарию.

Жители этой области с древних времен по религиозным причинам враждовали с иудеями. Иудеи считали самарян хуже язычников, старались с ними не встречаться и обходили их селения. Самаряне воздавали иудеям тем же самым и не ходили в Иерусалим на молитву. Они построили себе храм на горе Гаризим и считали его местом истинного поклонения Богу.

Но Господь, пришедший спасти всех людей без различия цвета кожи и национальной принадлежности, не пренебрегает самарянами. Он идет к ним, так как и они дети Отца Небесного.

Был жаркий полдень, когда Христос со Своими учениками подошел к древнему городу Сихем (Сихарь). Утомленный, Иисус Христос сел отдохнуть у колодца Иакова, из которого окрестные жители черпали воду с незапамятных времен. Ученики тем временем отправились купить пищи в город, а Господь остался один, погруженный в Свои Божественные думы.

Между тем к колодцу с кувшином подошла женщина самарянка, чтобы набрать воды. Страдая от жажды, Христос не мог не обрадоваться ее приходу, и лишь только она почерпнула воды из колодца, Он обратился к ней с просьбой: “Дай Мне пить”.

По одежде и языку женщина сразу увидела, что незнакомец иудей, и удивленно ответила Ему: “Как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются”.

Спаситель, увидев простодушие и искренность самарянки, захотел просветить ее великими истинами, постигнуть которые не дано было величайшим мудрецам древнего мира. Возводя её мысль от простой вещественной воды, утоляющей временно телесную жажду, Он напоминает ей о существовании другой “воды” — благодати Божией, утоляющей жажду духовную. “Если бы ты знала дар Божий, — сказал Он удивленной женщине, — и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую”.

“Господин! — в недоумении ответила Ему самарянка. — Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?”

Не отрицая хорошего качества воды колодца Иакова, Христос говорит самарянке, что “всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек…”

Под “живой водой” Господь имеет в виду Свое благодатное учение, которое утоляет духовную жажду души человеческой и приводит ее к вечной жизни. Все земное, даже самые возвышенные человеческие учения, никогда не утолят духовной жажды, ибо бессмертная душа человеческая жаждет глаголов вечной жизни и без них — умирает. “Напившись живой воды” — благодатного учения Христова, человек уже сам становится источником этого учения, ведущего людей в жизнь вечную.

Но самарянка, сердце и сознание которой были заполнены суетой мира сего, не смогла сразу уразуметь смысла слов Господних. Она все думает о физической воде и просит Христа: “Господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать”.

Желание избавиться от труда и хорошо устроиться в материальном плане без духовного совершенствования — это свойственно не только самарянке… Она еще не понимает, что Господь зовет ее к духовному преображению, к спасению. Но для духовной жизни нужно очищение совести, покаяние в своих грехах. И Господь пробудил душу самарянки к покаянию. Он говорит ей: “Пойди, позови мужа твоего и приди сюда”. Эти слова болезненно подействовали на совесть женщины, и она смущенно ответила Ему: “У меня нет мужа”.

Господь одобряет ее искреннее признание и добавляет: “Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе…” Эти слова Господа, как гром, поразили самарянку. Она, удивленная тем, что неизвестный путник видит насквозь ее душу, сама признала себя грешницей и благоговейно воскликнула: “Господи! Вижу, что Ты пророк”. Только теперь сознание самарянки пробудилось от духовной спячки и у нее возник интерес к религиозным вопросам. Она стала спрашивать Иисуса Христа о глубочайших вопросах духовной жизни, о том, что составляло “святая святых” ее души, — Кто есть Бог и где Ему молиться: на горе Гаризим или в Иерусалиме? Чья вера правильная — иудейская или самарянская?

“Поверь Мне, — ответил ей Христос, — что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине”.

Самарянка была еще более удивлена таким учением незнакомца, но тут же решила отложить решение этого вопроса до пришествия ожидаемого Мессии. В ответ на свои мысли она услышала от Христа глубоко поразившие ее слова: “Нет надобности вам ждать Мессию, Он пришел, и это Я, Который говорю с тобою”*.

Этой простой неграмотной женщине Спаситель говорит о глубочайшей сущности религии духа и впервые открывает ей тайну Своего пришествия.

Какое разительное отличие от Сократа, для которого женщина только служанка, и Будды, который считал женщин низшими существами и запрещал своим ученикам разговаривать с ними.

До Христа история не знала полного уважения к женщине.

Между тем пораженная и изумленная самарянка, оставив водонос, побежала в город рассказать людям о своей чудесной встрече. Вместо вещественной воды она несет в Сихем “воду живую”, которая утолила жажду людских сердец.

Самаряне толпами пошли к колодцу Иакова, чтобы убедиться своими глазами в пришествии Мессии.

А в это время у колодца ученики предлагали Иисусу пищу. Господь же ответил им, что Его пища заключается в том, чтобы творить волю Отца Его Небесного. Затем, указывая им на приближающиеся толпы самарян, Господь сказал: “Вы говорите, что еще четыре месяца до жатвы. Взгляните на эти поля, как они пожелтели для духовной жатвы. Вы будете радостно пожинать жатву, которую Я посеял трудом и страданиями”*.

Многие самаряне уверовали во Христа, а Господь, пробыв у них два дня, пошел из Сихема в Галилею.

Церковное предание говорит, что самарянка впоследствии стала мученицей с именем Фотина.

  1. Проповедь Иисуса Христа в Галилее

Покинув пределы Самарии, Господь с учениками вскоре пришел в Галилею. В этой области Палестины было больше благоприятных условий для проповеди Христа.

Мы уже отмечали, что Галилея, как в природном отношении, так и по характеру людей, ее населявших, мало чем была похожа на Иудею. Тогда она была густо заселена. По свидетельству Иосифа Флавия, там было около двухсот городов и селений, которые вмещали в себя до четырех миллионов человек. В этой области, помимо евреев, жило много иностранцев-язычников, между которыми были финикийцы, греки, арабы, египтяне и др. Вследствие такого смешения галилейских евреев с язычниками евреи из Иудеи смотрели на них с презрением. Но как раз это-то смешение и предохраняло галилейских евреев от фарисейства, которым до глубины души были заражены евреи, жившие в Иудее. Поэтому галилеяне были более восприимчивы к учению Христа. Жизнерадостные и трудолюбивые крестьяне и рыбаки приветливо встречали Господа. Они собирались на открытом месте или в своих синагогах и с большим вниманием слушали речи Учителя. Иногда толпа была так велика, что Иисус Христос садился в лодку и оттуда обращался к народу, расположившемуся на берегу.

Галилеяне слышали, какие чудеса совершил Иисус в Иудее, поэтому, как только Христос вернулся в Галилею, они толпами шли к Нему, приводя с собой больных. Некоторые признавали Иисуса Назарянина Мессией, а некоторые считали Его одним из ветхозаветных пророков; были и такие, которые враждебно относились к Нему.

  1. Заочное исцеление сына царедворца

Ин. 4, 46—54

Путешествуя но Галилее с проповедью о Царстве Небесном, Христос опять приходит в Кану. Здесь к Нему подошел царедворец из Капернаума, у которого сын был тяжело болен. Он просил Христа скорее пойти с ним в Капернаум и спасти его умирающего сына. Но Христос, прежде чем совершить чудо исцеления, всегда желал, чтобы проситель этого чуда веровал в Него как Сына Божия. Вот и сейчас Он говорит царедворцу: “Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес”. Этими словами Христос побуждает просителя веровать в Того, к Кому он пришел просить. Но мысль и чувства царедворца были, по-видимому, сосредоточены не на вопросе о вере во Христа как Сына Божия, а всецело на болезни своего сына и желании его выздоровления. Поэтому он умолял Христа: “Прийди, пока не умер сын мой”.

Тогда Господь сказал ему: “Пойди, сын твой здоров”. И тут обнаружилась вся глубина доверия царедворца ко Христу. Он поверил слову Христа и тотчас пошел домой. Царедворец не стал больше упрашивать Христа лично прийти к сыну. Тревога и боязнь за жизнь сына у него сразу исчезли, в душе утвердилось полное спокойствие. Вера в Иисуса Христа, как чудесного Врача, сразу нашла в душе просителя почву для более глубокой веры в Него как Богочеловека. А дома его ждала великая радость — сын его выздоровел.

Слуги, не понимая, как это произошло, торопились разыскать отца, чтобы сообщить ему радостную весть. На дороге в Капернаум они встретили своего возвращавшегося господина и сказали: “Сын твой здоров”. — “В котором часу стало ему легче?” — спросил отец. Слуги ответили: “Вчера в седьмом часу горячка оставила его”. Это был как раз тот час, когда Иисус сказал царедворцу: “Сын твой здоров”.

Чудо заочного исцеления, совершенное Господом в Кане, коснулось не только тела безнадежно больного сына царедворца, но и душ всей его семьи. У всех них чудесно пробудилась и утвердилась вера в Сына Божия. Существует предание, что “Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова” (Лк. 8, 3), была матерью чудесно исцеленного сына и женой капернаумского царедворца. Она, как повествует евангелист Лука, ходила за Христом и служила Ему своим имением.

  1. Проповедь Христа в Назаретской синагоге

Лк.4, 16—30; Мк. 6, 1-4

Молва о новом великом чуде быстро разнеслась по всем соседним с Капернаумом городам и селениям, которые густо усеивали прекрасное побережье великолепного Геннисаретского озера, а имя Иисуса, как нового пророка, было у всех на устах.

Чудеса же Христа имели цель пробудить дремлющее сознание народа к восприятию великих истин Евангелия. И когда эта цель была достигнута, Спаситель начал учить народ по синагогам о духовных истинах Царства Отца Небесного.

Проповедуя по всей Галилее, Господь однажды пришел в Свой родной город Назарет, где провел почти всю Свою жизнь, и где Его хорошо знали. Там жили Его родственники и друзья. Пришел Он в этот город не сразу после возвращения из Иудеи, а только спустя некоторое время, когда слава о Нем как о великом пророке распространилась по всей Галилее. Христос знал, что “никакой пророк не принимается в своем отечестве”, и все же Он хотел, чтобы и Назарет услышал Его спасительное учение.

Была суббота. Господь вошел в Назаретскую синагогу, где уже собрались почти все жители городка. Так как чтение из закона уже закончилось, то начальник синагоги разрешил Иисусу прочитать что-нибудь из пророческих книг. Христос встал на возвышенное место, развернул свиток пророка Исаии и прочитал: “Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное”, — так пророк Исаия свидетельствовал о грядущем Мессии.

Окончив чтение, Господь свернул священный свиток, сел на кафедру и сказал народу: “То, что предсказывал Исаия, уже исполнилось”*.

От этих слов многих присутствующих охватила благодатная радость, они готовы, были признать Иисуса Мессией. Но радость эта была кратковременной, в глубине своего духа некоторые из них были скептиками. Вскоре в синагоге послышались и злобные голоса фарисеев: “Не Иосифов ли этот сын? Как Он может выдавать Себя за Мессию, Мессия должен быть из знатного рода!”*

Господь, видя неверие жителей Назарета, обличил их за это и сказал, что язычники по вере бывают часто достойнее богоизбранного народа. Озлобление против Христа дошло до того, что фарисеи схватили Его, повлекли на высокую гору и хотели убить, но Господь прошел сквозь разъяренную толпу невредимым, так как еще не настало время Его страданий. Покидая Свой родной город, Христос сказал: “Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем…” И Он оставил их навсегда; слово Его уже не звучало в синагоге Назаретской. Христос окончательно переселяется в Капернаум, где сердца людей были более открыты для слушания Его Божественной проповеди.

  1. Чудесный улов рыбы и призвание первых учеников на апостольское служение

Мф. 4, 18—22; Мк. 1, 16—20; Лк. 5, 1—11

Из Назарета Господь пошел по городам и селениям Галилеи, неся Свое спасительное учение тем, кто был достоин слова Божия. Многие сердца тянулись к дивному Учителю и Чудотворцу, поэтому Он всегда был окружен толпами народа. Жизнеутверждающее учение Христово совсем не было похоже на мертвое слово книжников и фарисеев. Те говорили, как рабы закона, а Иисус — “как власть имеющий”. Книжники и фарисеи исказили смысл закона, сами не понимали его и потому говорили неубежденно и неубедительно. Иисус же говорил Свое, то, что слышал от Отца Своего, а потому говорил властно и убедительно.

Проходя селениями, Господь пришел в рыбацкий городок Вифсаиду, откуда родом были Его первые ученики. Этот городок находился на берегу Галилейского моря, недалеко от Капернаума. Геннисаретское озеро всегда славилось хорошей рыбой, а в те времена, по свидетельству древних историков, оно кормило рыбой всю Римскую империю.

Однажды Господь проповедовал у берега озера, и Его окружала большая толпа слушателей. Увидев лодку Петра, Христос вошел в нее и попросил Своего ученика отплыть немного от берега, чтобы лучше можно было проповедовать народу. Когда же проповедь закончилась, Христос повелел Петру отплыть на глубину и закинуть сети для лова рыбы. “Наставник! — сказал Ему Петр. — Мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть”. Сделав это, Петр и Андрей поймали такое множество рыбы, что даже сеть у них стала прорываться. Тогда они дали знак своим товарищам Иакову и Иоанну, находившимся на другой лодке, чтобы они пришли помочь им. Те быстро приплыли на помощь друзьям, и вскоре обе лодки были наполнены рыбой так, что начали тонуть. Увидев такое чудо, — Петр в ужасе припал к ногам Иисуса и сказал: “Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный”. “Не бойся, — ответил ему Христос, — отныне будешь ловить человеков”. Этими словами Господь второй раз призывает Своих учеников на апостольское служение.

После этого Божественного призыва Петр, Андрей и сыновья Заведеевы вытащили обе лодки на берег, оставили все и уже никогда не расставались со своим любимым Учителем. Бедным и малообразованным рыбакам из Галилеи, по призыву Господа- предстояло нести в мир свет Христова учения, но пока, быть может, они еще не совсем понимали загадочный смысл необычайного улова рыбы. Вместо Галилейского моря, им предстояло исходить весь мир; вместо ловли рыб, они будут привлекать ко Христу души человеческие.

  1. Исцеление бесноватого в Капернаумской синагоге

Мк. 1, 21—28; Лк. 4, 31—37

В ту бурную эпоху, как и в наши дни, много встречалось душевнобольных людей. Если ветхозаветные времена мало знают подобных случаев, то в евангельские времена душевные болезни подучили характер настоящих эпидемий. Особенно много встречалось людей, одержимых злой силой. Человек в состоянии одержимости чувствовал раздвоение личности. В своей душе он ощущал какую-то постороннюю злую силу, которая насильно вторгалась в него и подчиняла себе его волю. Больные кричали не своим голосом, говорили от лица живущих в них бесов и совершали такие поступки, каких в естественном состоянии человек не мог бы исполнить. Такие душевные состояния людей были обусловлены тягостной греховной атмосферой того времени, когда поистине легионы темных сил, как бы предчувствуя свою близкую гибель, вышли на простор земли. Поэтому лечение бесноватых не поддается медицинским средствам, никакие таблетки не могут изгнать беса — оно может совершиться только действием Божией благодати. Господь — Врач душ и телес человеческих “прописал” нам через апостолов одно средство против бесов. Он сказал: “Сей … род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17, 21).

Но Христос, победивший диавола в пустыне, мог одним властным словом или прикосновением к “одержимым” изгонять из них духов зла и противления. Евангелие рассказывает о целом ряде исцелений бесноватых, совершенных Спасителем.

Первый случай был в самом начале проповеди Христа в городе Капернауме. После призвания первых четырех учеников на апостольское служение Господь вошел в Капернаумскую синагогу и по обычаю начал учить. Все внимательно слушали Его речь. Но вдруг раздался неистовый крик: “Оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, Кто Ты, Святый Божий”. Все обернулись и увидели человека, одержимого духом нечистым. Но Христос не принимает свидетельства от беса, поэтому, обращаясь к нему, Он сказал: “Замолчи и выйди из него”. Одержимый упал на землю, затрепетал всем телом, что-то еще прокричал и умолк. Бес вышел из несчастного, и человек стал здоров.

Чудо исцеления бесноватого поразило присутствующих в синагоге, а слух о нем вскоре распространился по всем окрестностям Капернаума.

  1. Исцеление тещи Петра и многих больных в Капернауме

Мф. 8, 14—17; Мк. 1, 29—38; Лк. 4, 38—44

Исцелив бесноватого, Христос направился в дом Симона, который находился недалеко от синагоги, на берегу озера.

Хотя Петр был родом из Вифсаиды, но жил он в приморском городе Капернауме со своей женой и ее матерью (1…). Его дом стал местом, где часто останавливался Спаситель. Симон был типичным галилеянином: порывистым, честным и непосредственным. Он был беззаветно предан своему Учителю, за что Христос называл его камнем (греч. “Петрос”), на котором будет утверждаться Его Церковь.

Теща Симона в это время была больна. У нее была горячка, и она не могла встать с постели, чтобы приготовить дорогому Гостю трапезу. Ученики сказали об этом своему Учителю. Тогда Господь подошел к больной, взял ее за руку и приподнял. И достаточно было одно прикосновение Христа к больной, чтобы горячка тотчас ее оставила.

Изгнание злого духа из бесноватого в синагоге и затем чудесное исцеление тещи Петра произвело на жителей Капернаума такое сильное впечатление, что, как только окончился день субботний (“при захождении солнца”), к дверям дома Симона собрался весь город. К великому Чудотворцу приводили и несли страдавших различными болезнями. Здесь были слепые, хромые, глухие, разбитые параличом, бесноватые… И Христос всех их исцелял одним лишь словом или прикосновением к ним Своей руки. Его душа сострадала этим несчастным людям, так что исцеления больных совершались Христом до самого позднего вечера.

После такого трудного дня Иисус ночевал, по-видимому, в доме Симона — Петра. Можно себе представить, как сильно утомленный Спаситель нуждался после этого в продолжительном покое. Но лучшим и самым приятным для Него отдыхом было уединение и безмолвие, где Он, не тревожимый никем, мог быть наедине со Своим Отцом Небесным. Поэтому рано утром, когда Геннисаретская равнина была еще окутана предрассветной тьмой, Христос, никем не замеченный, встал и удалился в одно пустынное место, где остался наедине с Отцом Небесным и подкрепил Свой дух тихой молитвой. После молитвы Он опять готов был продолжать Свое спасительное служение. Но благодеяния Его не должны были ограничиваться одним Капернаумом. Рядом находилось много других городов и селений, которые также нуждались в Его проповеди и благодеяниях. Поэтому, когда к Нему пришли ученики, Он с ними пошел по всей Галилее, неся “заблудшим овцам дома Израилева” благодатный свет Своего Божественного учения, подкрепляя Свое Слово многими чудесами. В это время среди многочисленных исцеленных Христом больных был и прокаженный которого Господь очистил одним лишь прикосновением руки.

  1. Исцеление расслабленного в Капернауме

Мк.2, 1—12; Мф.9, 1—8; Лк.5, 17—26

Обойдя с проповедью окрестные села и города Галилеи, Господь опять пришел в Капернаум. Весть о том, что Иисус вернулся в Капернаум, быстро облетела жителей приморского городка, и ко Христу потянулись толпы народа.

Однажды в дом, где проповедовал Христос, собралось так много людей, что даже у дверей не было свободного места. Среди присутствовавших были фарисеи и законоучители, которые пришли из Иерусалима и других мест Палестины, чтобы послушать Назаретского проповедника. Между тем к дому принесли на носилках разбитого параличом (расслабленного) и хотели, чтобы Иисус прикоснулся к нему. Но так как это невозможно было сделать за множеством народа, то друзья больного разобрали плоскую крышу дома и спустили носилки с больным к ногам Христа. Спаситель, видя их веру, сказал больному: “Дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои”. Разумеется, эти слова возмутили книжников. “Что Он так богохульствует? Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?” — говорили они. На это Христос ответил им, что Он, Сын Человеческий, имеет власть на земле прощать грехи, и обращаясь к расслабленному, сказал: “Встань, возьми постель твою и иди в дом твой”. В то же время на глазах многочисленного народа произошло чудо — расслабленный встал и, охваченный неизреченной радостью, славя Бога, пошел в дом свой исцеленным.

Так по крепкой вере и горячей молитве наших ближних Господь подает человеку избавление от душевных и телесных болезней.

  1. Призвание Левия-Матфея к апостольскому служению

Мф. 9, 9—13; Мк. 2, 13—17; Лк. 5, 27—32

После чуда исцеления расслабленного Господь вышел со Своими учениками из дома и пошел по улице Капернаума.

Расположенный на караванном пути, Капернаум был оживленным торговым центром страны и потому представлял удобное место для сбора подати и пошлин.

Проходя мимо таможни, Господь увидел мытаря по имени Левий. Обращаясь к нему, Христос сказал: “Следуй за Мною”. И достаточно было одного Божественного слова, чтобы Левий тотчас бросил все и пошел за Христом.

Всевидящий Господь избирал Себе учеников не по их знатности или учености, но по их внутренним качествам, ибо Он знает сердце каждого человека. И хотя Левия или Матфея фарисеи называли грешником, но он, после призвания Господом, изменил свою жизнь, стал ревностным последователем Христа и написал Евангелие.

Исполненный радости, что удостоился внимания Господа, Матфей пригласил Иисуса к себе в дом и предложил Ему большое угощение. На трапезу пришли родственники Матфея и его товарищи по сбору податей. Гости возлегли за один стол с Христом и Его учениками. Фарисеи же и книжники, считавшие мытарей грешниками, не вошли в дом Левия, чтобы не оскверниться.

Когда Господь с учениками выходил от Матфея, то поджидавшие их фарисеи сказали ученикам Христовым: “Для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?” По их понятиям, праведник не станет оскверняться общением с грешниками; а если Иисус ест и пьет с ними, то, значит, и Он грешник.

На этот вопрос, обращенный к ученикам, ответил Сам Господь. Он сказал фарисеям: “Не здоровые имеют нужду во враче, но больные …” Как во враче нуждаются больные, а не здоровые, так и в Спасителе нуждаются грешники, а не праведники; и как место врача у постели больного, так и Его место там, где грешники.

Фарисеи не имели к грешникам никакой жалости и относились к ним немилосердно, оставляя их коснеть во грехах; себя же считали праведниками, потому что приносили все установленные жертвы и всесожжения. Но Богу нужна любовь к ближнему, а не жертвы. Поэтому Господь говорит им: “Пойдите (в свои синагоги, возьмите книги пророков), научитесь, что значит (сказанное Богом через пророка Осию): милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию” (Ос.6,6).

Христос пришел призвать к покаянию и спасти не тех, которые считают себя праведниками и воображают, что им не в чем каяться, но тех, которые смиренно сознают себя грешниками и просят у Бога милости.

В это время в толпе фарисеев оказались ученики св. Иоанна Крестителя. Они совместно с фарисеями стали упрекать Христа за то, что Его ученики не постятся, тогда как ученики Иоанновы и ученики фарисеев соблюдают все установленные посты. На это Господь сказал им: “Могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни”. Этими словами Спаситель хотел сказать, что Его присутствие исключает всякую скорбь. Пост есть средство преображения человека; цель — достижение Бога. В те же мгновения, когда Бог близок человеческому сердцу, пост не уместен, в душе поет пасхальная радость.

Вскоре после призвания Левия наступил великий праздник Пасхи. Это была вторая Пасха со времени выхода Иисуса Христа на общественное служение.

 

Глава III

ВТОРОЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА СПАСЕНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

  1. Иисус Христос в Иерусалиме на второй Пасхе

Наступил праздник Пасхи. Уже какое столетие евреи праздновали свое освобождение от египетского .рабства!

Празднично одетые, они толпами с разных концов обетованной земли спешили к Святыне Господней в Иерусалим, чтобы принести пасхальную жертву и воздать хвалу Богу — Иегове, своему Освободителю и Хранителю. Но никто и не подозревал, что вместе с ними по дорогам Палестины шел в Иерусалим Тот, Кто пришел избавить не только еврейский народ, но и все народы мира от духовного рабства — от рабства диавола. Христос — Сын Божий пришел вывести все народы из “глубины греховной” в Обетованное Царство Отца Небесного.

Придя в Иерусалим, паломники направились к величественному храму Бога-Иеговы. В крытых галереях храма в поисках защиты от палящего солнца собиралось много народа, так что не всегда можно было отыскать место для отдыха. Галереями пользовались раввины, которые сидели там, окруженные толпами учеников и любопытных слушателей. Они занимались толкованием предписаний Закона в духе полного регламентирования жизни, превращения ее в сплошной ритуал, в котором не оставалось места для духа религии. У многих фарисеев внутренняя религиозная жизнь гасла, оставалась только внешняя форма ее проявления. Внешнее благочестие превратилось в своеобразное состязание, и каждый фарисей старался превзойти другого в величине хранилищ на лбу или в количестве священных кистей на одежде. Некоторые фарисеи ходили вечно согнутыми, чтобы все видели, какую огромную тяжесть душеспасительных правил они взвалили на себя. Такими были многие религиозные учители еврейского народа в евангельские времена.

С каждым днем все новые и новые толпы паломников приходили в Иерусалим, так что город царя Давида в те пасхальные дни вбирал в себя, по Иосифу Флавию, до двух миллионов человек. Здесь можно было встретить не только евреев-аборигенов, но и евреев, прибывших из Рима, Вавилона, Александрии, Греции, — куда забросила их судьба еще в далекие ветхозаветные времена.

  1. Исцеление расслабленного в Доме Милосердия

Ин. 5, 1—47

Накануне Пасхи Иисус Христос с учениками пришел в многолюдный праздничный город. Направляясь в субботний день к храму, Спаситель проходил мимо одного из источников, который носил название Овечьей купальни, так как он находился недалеко от Овечьих ворот. Вода этой купальни славилась целебной силой, поэтому возле нее для больных был построен Дом Милосердия. Это была огромная, с пятью крытыми коридорами больница без врачей, куда стекалось великое множество больных, слепых, хромых, иссохших. Время от времени спокойная вода этой купальни начинала бурлить и волноваться. Это Ангел Господень сходил и возмущал воду. И кто первый погружался в нее, тот выздоравливал, какой бы он ни был одержим болезнью.

Естественно, все больные спешили первыми войти в воду, но не многим это удавалось. Один расслабленный (парализованный) с верою в чудодейственную силу Ангела, возмущавшего воду, долгие годы терпеливо ждал исцеления, но был бессильным войти в воду первым.

Иисус Христос зашел в Дом Милосердия и, проходя по галереям, остановился у постели расслабленного. “Хочешь ли быть здоров?” — с любовью спросил Спаситель больного. “Так, Господи,—ответил Ему расслабленный, — но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутиться вода…”. Тогда Господь сказал ему: “Встань, возьми постель твою и ходи”. Взгляд говорившего, Его голос и повелительный тон, подобно электрическому току, пробежал по изможденным членам и разбитому организму парализованного. И совершилось чудо: по слову Спасителя больной тотчас выздоровел, взял постель свою и пошел в храм, прославляя Бога.

Все это произошло в субботу, и блюстители закона сразу же обратили внимание на человека, несущего постель. Они остановили его и потребовали ответа, почему он нарушает субботний день. Узнав, что главным виновником нарушения субботы является Иисус Назарянин, они в храме обступили Христа и начали обвинять Его в нарушении закона Божия.

Бездушные формалисты, утратившие дух и смысл закона Божия, фарисеи строго следили за тем, чтобы соблюдалась буква закона. Они совершенно исказили заповедь о субботнем дне. Так, еврейская книга “Мишна” содержит тридцать девять главных запрещений, касающихся субботы, и свыше тысячи примечаний к ним. Раввины спорили о том, например, можно ли есть яйцо, снесенное курицей в субботу? или: виновата ли женщина, если она родит в субботу? Можно ли писать две буквы подряд в субботу, или одну утром, а другую вечером? Можно ли лечить больного в субботу, если ему не угрожает смерть? и т. д.

Вот таким-то холодным и жестокосердным формалистам Господь ответил: “Отец Мой доныне делает, и Я делаю”. Это значит, что как Бог Отец после творения мира не перестает промышлять о нем, так и Сын Божий промышляет дела любви погибающему в грехах роду человеческому.

Но фарисеи не унимались, они стали обвинять Христа в том, что Он делает Себя равным Богу. На это Господь ответил им: “Вы не верите Мне, потому что вы не любите Бога. Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете”*. Эти слова Господа исполняются до настоящего времени. Евреи, отвергнув истинного Мессию, ждут лжемессию — антихриста!

  1. Срывание колосьев и спор о субботе

Мф. 12, 1—8; Мк. 2, 23—28; Лк. 6, 1—5

Преследуемый и гонимый духовными руководителями еврейского народа, Христос покинул Иерусалим и направился в Галилею. Однажды в субботний день Господь с учениками проходил через поля, засеянные пшеницей. Проголодавшиеся ученики стали срывать созревшие колосья, растирать их руками и есть зерна. Фарисеи, следовавшие за Христом, тотчас же заметили это и сказали ученикам: “Зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы?”

По толкованию ученых раввинов, срывание колосьев приравнивалось к жатве, растирание их руками к молотьбе, а за совершение в субботу таких работ назначалось побиение камнями. Не дождавшись ответа от учеников, фарисеи с упреком обратились к Христу: “Смотри, что они делают в субботу, чего не должно делать?” В ответ на это Господь напоминает фарисеям примеры из Библейской истории, которые проливают истинный свет на почитание субботнего дня. Он сказал формалистам: “Неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и взалкал сам и бывшие с ним? как вошел он в дом Божий при первосвященнике Авиафаре и ел хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме священников, и дал и бывшим с ним?”

Мучения голода, которые испытывал Давид и его спутники, побудили первосвященника нарушить закон о хлебах предложения, потому что помощь ближнему в нужде выше соблюдения буквы закона. Поэтому и ученики Христовы, срывавшие колосья для утоления голода, неповинны в нарушении субботнего покоя. А чтобы доказать фарисеям, что закон о субботе вовсе не содержит безусловного запрещения что-либо делать, Христос указал им на священников, которые по субботам в храме совершают различные священнодействия и однако невиновны в нарушении субботнего покоя. Но если служители храма не повинны в нарушении закона, то тем более не повинны служители Того, Кто больше храма.

Господь напоминает фарисеям, что не человек создан для соблюдения субботы, а суббота установлена для человека. Она дана ему для достижения высших нравственных целей — для того, чтобы хотя раз в неделю он мог отвлечься от мирской суеты, вспомнить все совершенное им в истекшие дни, осудить себя за дурные дела и за отсутствие или малое количество хороших, каяться, молиться и проявлять свою любовь к ближним на деле, совершая добрые дела. Он напомнил им, что человек, вообще, выше субботы и что нельзя приносить в жертву букве закона то, что составляет цель и назначение человека. Но духовно ослепшие фарисеи так и не увидели, что перед ними стоял Тот, Кто больше храма, что Он есть “господин и субботы”. Мало того, они затаили в своих злых сердцах ненависть против Христа и искали удобного случая, чтобы предать Его смерти.

  1. Исцеление сухорукого

Мф. 12, 9—13; Мк. 3, 1—6; Лк. 6, 6—11

Вскоре после спора с фарисеями о соблюдении дня покоя Господь в субботу зашел в синагогу одного из городов Галилеи. Здесь оказался человек, у которого правая рука была сухая. Фарисеи злобно взирали на галилейского Проповедника, ревностно следя за тем, чтобы Он не нарушил день покоя чудесным исцелением больного.

В субботу законниками запрещалось вообще прибегать к какой-нибудь медицинской помощи. При зубной боли еще можно было брать немного уксуса в рот, но с условием — проглотить его, а не выплевывать. Также при боли горла можно было полоскать его маслом, но с условием, чтобы масло затем проглотить. Не полагалось делать никаких припарок для излечения каких-нибудь членов тела, а суровая школа Шаммаи доходила в своем законничестве даже до того, что запрещала в субботу посещать больных.

Зная, до какой степени извратили фарисеи закон Божий, Господь властно обратился к сухорукому и повелел ему выйти на середину синагоги, чтобы его могли видеть все. Когда сухорукий это исполнил, Христос, обращая на него внимание блюстителей буквы закона, спросил у них: “Что должно делать в субботу? добро или зло? спасти душу или погубить?”

Фарисеи молчали. Ведь они сюда собрались не для того, чтобы искать правду, а для того, чтобы, несмотря на субботний день, убить Христа.

Но Спасителя не испугало их злобное молчание, и Он продолжал обличать Своих врагов: “Кто из вас, — говорил Он им, — имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро” — заключил Христос и этим ниспроверг все ухищрения Талмуда, восстановив истинное понимание закона Синайской горы.

Фарисеи продолжали злобно молчать. Тогда Господь с гневом посмотрел на лукавых врагов Истины и, “скорбя об ожесточении сердец их”, сказал больному человеку: “Протяни руку твою” Больной тотчас повиновался словам Чудесного Целителя и, к всеобщему удивлению, протянул свою иссохшую руку, которая стала здоровой.

Казалось бы, и каменные сердца должны были расплавиться при таких словах и чудесах, но у фарисеев сердца были крепче камня. Они, увидев чудо, пришли в страшное негодование, которое евангелист Лука называет бешенством. Да это и было настоящее бешенство, ибо злой дух овладел как их волей, так и разумом. Они вышли из синагоги и со своими противниками-иродианами срочно составили заговор против Иисуса, с целью убить Его. Но Христос, зная их злой замысел, покинул синагогу и направился к берегам Галилейского озера.

  1. Избрание двенадцати апостолов

Мф. 10, 1—4; Мк. 3, 13—19; Лк. 6, 12—16

События в Иерусалиме на празднике Пасхи показали, что в Иудее не было еще благоприятных условий для евангельской проповеди любви. Поэтому Христос удаляется в Галилею к берегам любимого Им Геннисаретского озера, и там, вдали от слепых приверженцев буквы ветхозаветного Закона, приступает к подробному изложению Новозаветного учения о Царстве Небесном.

Но вино новое не вливают в мехи ветхие и к ветхой одежде не пришивают новой заплаты. Подобно этому, и Новозаветное учение надо было преподать людям, далеким от тупого начетничества и узкого формализма. Поэтому перед Спасителем теперь стояла задача из числа многих Своих последователей избрать таких людей, которые смогли бы воспринять Его учение и сделаться солью земли и Светом, из которого должно было вырасти дерево новозаветного человечества.

Исполненный таким желанием и сопровождаемый толпами народа, Господь по берегу Галилейского озера подходил к Капернауму. Недалеко от города Христос остановился на одной из гор галилейских, которая возвышалась над голубыми водами озера. Преподав учение народу и совершив чудеса исцеления больных, Христос поднялся на вершину горы и пробыл там всю ночь в молитве к Отцу Небесному. Он просил Своего Отца “послать делателей на жатву, ибо жатвы много, а делателей мало”. Христос просил, чтобы Отец указал Ему из числа последователей двенадцать ближайших помощников, которые продолжили бы Его дело спасительной проповеди и после Его вознесения понесли бы свет евангельского учения во все концы вселенной для всех народов.

С наступлением дня Господь призвал на вершину горы Своих учеников и из них избрал двенадцать, которых назвал апостолами, т. е. посланниками. Это были: “Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн, брат его, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, Симон Кананит и Иуда Искариот…” (Мф. 10, 2—4).

Господь избрал двенадцать апостолов, чтобы будущий народ Нового Завета, подобно народу ветхозаветному, также имел двенадцать духовных родоначальников, или патриархов.

Не богатых, не ученых и не сильных мира сего избрал Христос, но самых простых людей, все достоинство которых заключалось в их чистых, неиспорченных никакими ложными влияниями душах и непорочных сердцах. Образованные классы народа, раввины и священники, увлекаясь своими человеческими знаниями, извратили понятие о Небесном и были проникнуты предубеждением ко всему, что выходило за пределы их мелочной учености и бездушного законничества. Поэтому они стали неспособны быть носителями и проповедниками Божественной истины нового Откровения.

Правда, и двенадцать галилейских рыбаков не сразу уразумели тайну пришествия в мир Учителя. Часто они не умели уловить Его самую простую мысль. Тем не менее Он выбрал именно их. Честные, искренние, цельные натуры, не отравленные книжнической ученостью и узким фарисейством, они лучше других могли воспринять Истину, проникнуться ею и понести ее в мир. Апостолы не предъявляли Христу своих сомнений, подобно ученым книжникам и саддукеям, не допрашивали Его с такой назойливостью, как гордые самоуверенные фарисеи. Они смиренно следовали за Ним, самоотверженно любили Его и с благоговейной верой прислушивались к каждому Его слову, хотя бы оно и разрушало их прежние надежды и мечты. Христос любил эту духовную семью —основание Церкви — и ставил ее выше всякого родства.

  1. Нагорная проповедь

Мф. 5, 1—7, 29; Лк. 6, 20—49

Избрание двенадцати апостолов было большим событием в проповеднической деятельности Господа нашего Иисуса Христа. До этого Он еще не делал такого подробного изложения Новозаветного учения, которое должно было прийти на смену Ветхозаветного. Теперь же, с избранием преданных учеников и последователей, готовых стать провозвестниками Царства Небесного среди народов. Господь начал открывать им и собравшемуся на горе народу тайны и духовные сокровища Царства Божия, которое Он пришел основать на земле.

Евреи, гордые сознанием своего превосходства над всеми народами земли, считавшие себя народом избранным и особенно любимым Богом, думали, что они призваны господствовать над всем миром. Отуманенные такими мечтами, они перестали понимать духовный смысл пророчеств о Мессии и Его Царстве.

Они ждали Его как могучего царя, который не только освободит их от земных угнетателей, но и поработит им весь мир. Они увлекались даже сказками о том, что Мессия станет в Иоппии на берегу моря и повелит морской стихии выбросить жемчуг и все морские сокровища к Его ногам. Затем Он оденет народ Свой в багряницу, украшенную драгоценными камнями и будет питать его манною еще более сладкою, чем та, какая посылалась в пустыне. Словом, они по-своему мечтали о Мессии и Его Царстве — и так мечтали не одни только фарисеи и книжники, но почти все евреи. Даже уверовавшие в Иисуса, как в Мессию, ждали, что вот Он наконец объявит Себя Царем Израиля. С такими-то мечтами, с такими-то ложными воззрениями на Мессию они окружали теперь Иисуса на горе Блаженств.

Господь отверз уста Свои и начал благовествовать о Царстве Божием. В Своем учении Христос прежде всего Царство Небесное противопоставляет всем державам мира сего, всем видам человеческих организаций. Ибо Царство Небесное — “не от мира сего”, оно живет по иным законам, но приходит оно в мир сей и приносит на землю законы Неба.

Царство Божие — это не новый общественный строй, а в первую очередь новая жизнь человеческой души, мир, в котором нераздельно царствует Бог. Это царство Любви, Правды, Добра, Мира, Благодати Божией. Оно незримо присутствует среди людей. Оно всюду: в семье, в обществе и прежде всего внутри каждого человека. В глубинах человеческого духа, в чистом сердце человеческой души обитает Бог, а вместе с Ним обитает мир, радость, любовь и блаженство. Сюда-то, в этот божественный мир, на это духовное небо, которое открывается в нашем сердце, и призывает Господь войти человека. Быть вместе с Богом, носить Его в своем сердце — это и есть величайшая радость, это и есть Царство Божие на земле. Ибо если человек имеет в сердце Бога, он все имеет, хотя бы и всего в мире лишился. Душа, достигшая блаженства, не может замкнуться в самой себе, она раскрывается для всех, ее охватывает огонь любви ко всему миру. Поэтому Царство Божие не может остаться уделом отдельных душ. Оно неизбежно должно перерасти в Царство всечеловеческого духовного единства, в центре которого будет царствовать Бог. Авва Дорофей эту мысль выразил в виде круга, в центре которого Бог. Чем ближе радиусы к центру, тем ближе они между собой; чем ближе люди к Богу, тем ближе они друг к другу. В центре все сливается воедино. Там “будет Бог всё во всем” (I Кор. 15,28).

Но войти в Царство Божие человек может только посредством очищения своего духа от греха, ибо в сердце, заполненное духовными идолами, Бог не войдет. Еще в беседе с Никодимом Христос объяснил, что для вступления в Царство Божие необходимо духовно переродиться, перевоспитать себя и с Божией помощью стать другим — духовным человеком. Для этого надо не лениться, но напрягать все свои силы, ибо “Царство Божие силой берется” и только те, кто трудятся и работают над собой, войдут в него. Чтобы войти в Царство Бога Любви, нужна постоянная борьба с самим собой. Эта борьба требует жертв, духовного очищения: ради Царства Небесного никакой подвиг не может быть слишком велик. “Если… глаз твой соблазняет тебя, вырви его… лучше для тебя,чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну”.

На весах ценностей Царство Божие превышает все ценности и идеалы земли, все великие и благородные цели человечества. Кто войдет в это Царство Любви и Правды, тот достигнет настоящего счастья (блаженства), которого человек тщетно ищет на земле без Бога. А в него войдут только нищие духом, плачущие о своих грехах, кроткие, алчущие и жаждущие правды, милостивые, чистые сердцем, миротворцы, изгнанные за правду.

Гордый никогда не войдет в Царство Любви и Правды, но смиренный, осознавший свою духовную нищету, уже стал на путь совершенства. Он будет плакать о своих грехах, кротко относиться к людям, жаждать правды Божией, будет милостивым к ближним, созидать мир вокруг себя и заботиться о чистоте своего сердца. И если придут испытания его веры, он, как скала в бушующем море, останется крепким, стойким и преданным Богу, несмотря ни на какие гонения. Кто пойдет таким путем, путем исполнения заповедей Христовых, тот несомненно увидит Бога, примет Его в свое чистое сердце и будет счастлив не земным счастьем.

Преподав народу девять заповедей блаженств, Господь затем обратился непосредственно к апостолам, которым предстояло созидать на этих духовных основах Нового Завета Церковь Христову.

“Вы соль земли, — сказал Христос Своим ученикам, — Осоляйте мир Моим учением, предохраняйте его от нравственной порчи. Помните, что если соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон… Так же и вы, если не будете жить по заповедям Божиим, то жизнь ваша потеряет высший смысл и вы сделаетесь посмешищем людей…

Вы — свет мира. Просвещайте его Моим учением. Несите свет Евангелия в темное царство греха. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца Вашего Небесного!”*.

Заповеди блаженства были настолько необычны для слушателей, что им, привыкшим к безжизненному, избитому учению раввинов, они могли показаться совершенно новыми, разрушающими ветхий закон Моисеев, на котором основывалась вся духовная жизнь избранного народа. Чтобы рассеять их недоумение, Христос сказал народу: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон ли пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить”.

Закон Божий, который заключается в любви к Богу и ближним, должен оставаться непреложным на все времена. Но евреи, и прежде всего их духовные руководители книжники и фарисеи, давно уже потеряли истинный смысл Божьего закона. Они превратились в формальных и мелочных исполнителей Синайского закона. Поэтому Христос предупреждает Своих слушателей: “Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное”.

 

 

  1. Исцеление слуги сотника

Мф. 8, 5—13; Л к. 7, 1—10

Окончив проповедь, Господь от горы Блаженств направился в Капернаум. Как мы уже отмечали, город Капернаум был большим торговым центром Галилеи, в котором стоял римский военный гарнизон под начальством сотника. Римский офицер был благочестивым человеком, хорошо относился к евреям и даже построил им в городе синагогу. И вот у этого капернаумского сотника заболел и лежал при смерти его любимый слуга. Услышав о Христе, сотник сначала послал к Спасителю иудейских старейшин, потом своих друзей, а затем и сам пришел к Нему, прося Иисуса исцелить его любимого слугу.

Господь согласился и направился в дом сотника. И вот здесь-то язычник проявил такую веру во Христа как истинного Мессию, какой не было даже в Израиле. Обращаясь к Христу, римский офицер сказал: “Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то и делает”.

Смирение и сила веры язычника настолько поразили Христа, что Он, обратившись к сопровождавшему Его народу, воскликнул: “Истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры!”

Эта искренняя вера смиренного язычника мгновенно перенесла мысли Иисуса Христа в будущее: Он видит толпы язычников, идущих к Нему; видит, как Его слово, брошенное апостолами на языческую почву, взошло и разрослось в громадное дерево (Церковь), под которым укрылось множество народов, — видит и народ иудейский, одиноко стоящий вдали и злобно взирающий на это дерево. Под влиянием таких мыслей Христос с грустью сказал: “Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства (евреи) извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов”. Затем, обращаясь к сотнику, Христос произнес: “Иди, и как ты веровал, да будет тебе”.

Сотник пошел в дом свой и на пути узнал от друзей радостную весть, что слуга его здоров.

  1. Воскрешение сына вдовы наинской

Лк.7, 11—17

Господь долго не задерживался в Капернауме, так как Ему надо было проповедовать и в других городах и селениях Галилеи.

Однажды, путешествуя по Галилее, Господь, сопровождаемый народом, подходил к городу Наину. Как раз в это время из ворот города выходила похоронная процессия. Это вдова наинская хоронила своего сына. Горе ее было безгранично. Две большие группы людей встретились и смешались у ворот Наина, стараясь пропустить друг друга. Мать, шедшая за носилками, оказалась возле Христа. Она горько плакала и едва ли могла хорошо разглядеть, Кто встретился с ней. Господь, увидев ее, сжалился над бедной вдовой и сказал ей: “Не плачь”. Затем Он, обращаясь к мертвецу, повелительным голосом сказал: “Юноша! тебе говорю, встань!” — И совершилось чудо. Объятая страхом, теснившаяся возле носилок толпа увидела, как по слову Христа мертвец ожил, поднялся и стал говорить. Придя в себя, все свидетели чуда начали прославлять Бога, говоря: “Великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой”.

  1. Посольство Иоанна Крестителя к Иисусу Христу

Мф. 11, 1—19; Лк. 7, 18—35

Слух о чудесах великого галилейского Проповедника распространился по всей Палестине и дошел до учеников Иоанна Крестителя, которые ревностно охраняли славу своего учителя и потому не всегда дружелюбно относились к возрастающей славе Иисуса. До них дошел и последний слух о том, что народ почитает Иисуса за Великого Пророка. Обо всем этом они рассказали Иоанну, который в то время был заключен Иродом в темницу в крепости Махеронт.

Ученики Иоанна Крестителя, как и все почти евреи того времени, ждали Мессию в блеске земной славы, ждали, что Он провозгласит Себя Царем Израиля, свергнет римское иго и покорит евреям все народы земли. Между тем они видели, что Иисус Назарянин не только не намеревается восстановить царство Израилю, но даже все Его учение не согласуется с их представлениями об этом царстве. Следовательно, Иисус, по их мнению, не может быть Мессией, Он только Пророк. Мессия же еще не пришел, Его надо ждать. Вот такие мысли господствовали в умах учеников св. Иоанна.

Несомненно, Предтеча Господень употреблял все усилия, чтобы убедить заблуждающихся учеников в том, что Иисус, Которого он крестил в Иордане, есть истинный Мессия, Сын Божий. Но все старания его были тщетны. Тогда св. Иоанн сказал им: “Если вы не верите мне, то идите сами к Иисусу и спросите Его: “Ты ли Тот, Который должен придти, или другого ожидать нам?”.

Посланные пришли к Христу в то время, когда Он, окруженный толпою народа, проповедовал и исцелял от различных болезней. Подойдя к Иисусу, они сказали: “Иоанн Креститель послал нас к Тебе спросить: “Ты ли Тот, Которому должно придти или другого ожидать нам?”

Вопрос был поставлен в такой форме, что, казалось бы, на него должен был последовать краткий ответ, какой Господь дал Самарянке у колодца Иакова. Но если бы Христос прямо назвал Себя Мессией, то ученики Иоанна могли бы не поверить Ему, подумав, что Он Сам свидетельствует о Себе. Поэтому Иисус, указывая на чудеса, свидетелями которых были ученики Иоанна, говорит им: “Пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне!”

Ученики Иоанновы должны были знать, что совершать такие чудеса и в таком множестве мог только Мессия, о Котором еще за восемь веков предсказал пророк Исаия, говоря: “Он придет и спасет вас. Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь…” (Ис. 35, 4—6).

Ученики Иоанна ушли. Поставленный ими от имени их учителя вопрос мог соблазнить окружающих Иисуса. Значит, Иоанн Креститель сомневается в галилейском Проповеднике? Значит, прежде, на Иордане, он заблуждался, когда указал на Иисуса как на Агнца Божия, Который берет на Себя грехи мира.

Чтобы рассеять такие мысли в народе и показать, что св. Иоанн не такой человек, который говорит сегодня одно, а завтра другое, Господь обратился к ним с вопросом: “Что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Но одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворах царских. Что же смотреть ходили вы? пророка ли? Да, говорю вам, и больше пророка… Ибо говорю вам: из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя…”.

Такими словами Господь свидетельствовал о Своем Предтече незадолго до его смерти. “И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым; а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него”.

  1. Иисус Христос в доме Симона-фарисея

Лк. 7, 36—50

Если простой народ признавал Христа за одного из великих ветхозаветных пророков, то духовно ослепленные фарисеи не могли видеть даже и этого. Они считали Его нарушителем закона, другом мытарей и грешников. Фарисеи неотступно ходили за Христом, следили за каждым Его шагом и старались обличить Его в чем-нибудь.

Однажды фарисей по имени Симон пригласил Иисуса в свой дом, чтобы поближе познакомиться с галилейским Учителем. Во время обеда в дом вошла женщина, известная во всем городе своим распутством. Евангелист Лука не называет ее по имени, но предание гласит, что это была Мария Магдалина.

Что происходило накануне в сердце этой женщины? Мы не знаем. Евангелист нам только сообщает, что Мария пришла к Господу с глубоким покаянием. Молча она вошла в комнату, держа в руках алавастровый сосуд с драгоценным миром. Увидев Христа, возлежащего за трапезой, она с глубоким сокрушением и со слезами припала к Его ногам. Грешница омывала покаянными слезами ноги Иисуса, отирала их волосами головы своей, целовала их и мазала драгоценным миром. Она чувствовала всем сердцем, сознавала без всяких вопросов, что это — Сама Святыня, Сама Чистота, перед Которой прилично и можно только плакать о своей низости и греховности и Которая сама без лишних с ее стороны слов очистит, облагородит ее, даст мир и святыню ее измученной душе. И женщина не ошиблась!

Но этот нравственный переворот, совершившийся в душе блудницы, эти слезы покаяния, это открытое исповедание грехов не тронули каменное сердце фарисея, а только дали ему повод считать Иисуса простым человеком, даже не пророком. “Если бы Он был пророк, — подумал Симон, — то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница”. Когда он так размышлял, Спаситель, обратившись к фарисею, рассказал ему следующую притчу: “У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят. Но как они не имели чем заплатить, он простил обоим”.

“Как ты думаешь, Симон, — спросил в заключение Христос, — кто из должников больше будет благодарен заимодавцу?” — “Думаю, тот, которому более простил”*, — ответил Симон.

Тогда Господь пояснил фарисею, для чего Он привел эту притчу. Он показал разницу между Симоном, который считал себя праведником и не испытывал потребности в покаянии, и этой женщиной, которая очистила свои грехи глубоким покаянием. Указывая Симону на грешницу, Господь сказал ему: “Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мои ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она, с тех пор, как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги;ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе, прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит”. Затем, обратившись к женщине, Господь сказал: “Прощаются тебе грехи… вера твоя спасла тебя, иди с миром”

  1. Исцеление бесноватого и богохульство фарисеев

Мф. 12, 22—37; Мк. 3, 20—30; Лк. 14—26

Покинув дом Симона-фарисея, Господь пошел проповедовать по всей Галилее, неся людям духовную радость, любовь, мир, исцеляя их душевные и телесные болезни. В этом нелегком проповедническом служении Его постоянно сопровождали не только преданные Ему апостолы, но и некоторые женщины. Евангелие сохранило нам их имена. Это были: Мария Магдалина, живая, преданная натура, из которой Христос изгнал семь бесов (Лк. 8, 2), Саломея — жена Зеведеева, мать Иоанна и Иакова, Иоанна — жена управляющего Ирода Антипы, а также Мария Клепова — двоюродная сестра Божией Матери, и Сусанна, о которой ничего не известно. Некоторые из этих женщин принадлежали к состоятельным семьям и оказывали Христу и Его ученикам материальную помощь. Их верность Учителю превзошла верность апостолов: если апостолы “страха ради иудейского” покинули в Гефсиманском саду своего Учителя, то бесстрашные ученицы Христовы сопровождали Его до самой Голгофы. Замечательно, что и враги Христа, видевшие Его в окружении женщин, не посмели клеветать на Него, несмотря на всю свою озлобленность.

Но чем больше Иисуса Христа любил народ, тем больше ненавидели Его фарисеи и книжники.

Однажды Господь исцелил в Капернаумской синагоге бесноватого — слепого и немого, так что он стал и видеть, и говорить. От этого чуда народ пришел в восторг, прославлял Бога, а Иисуса готов был признать Мессией. Казалось бы, что могло препятствовать и фарисеям признать в Иисусе хотя бы Пророка? Но нет! Дух противления — дух диавола говорил их устами иное. Не имея никакой возможности отвергать чудо исцеления бесноватого, они стали говорить народу, что Христос совершил это чудо не Божественной силой, а силой сатаны. Этим самым они хотели посеять в народе ненависть и страх к Иисусу, как человеку, имеющему связь с нечистой силой.

Господь с сожалением посмотрел на укоренившихся в злобе фарисеев и сказал народу: “Всякий грех и хула простятся человеком, а хула на Духа не простится ему ни в сем веке, ни в будущем”. Ибо хула на Духа Святаго — это сознательное, ожесточенное противление воле Божией, это сатанинское, гордое состояние человеческой души, не принимающей правды Божией. Ведь столько чудес Господь совершил на глазах у фарисеев, и они не увидели в Нем посланника Неба!

  1. Учение в притчах о Царстве Божием

Оставаясь на некоторое время в Капернауме, Христос любил выходить к берегу Галилейского озера и там, на просторе, учил народ о Царстве Божием. Чтобы всем было слышно, Господь иногда всходил на пригорок или садился в лодку и, отплыв недалеко от берега, оттуда говорил народу. А многочисленные толпы слушателей стояли или сидели на берегу или на пригорках, внимая Его Божественному слову.

В один из таких дней к Нему на берег собралось такое множество народа, что Он вынужден был сесть в лодку и с нее поучать жаждущих Его спасительного слова.

Но проповедь Иисуса Христа о Царстве Небесном не всем была доступна. Если даже Никодим и многие духовные руководители еврейского народа с трудом воспринимали учение Спасителя о Царстве Божием, то что можно было сказать о простом народе. Вот почему Свои поучения к народу Господь излагал большей частью в особой иносказательной (притчевой) форме. Эта иносказательная форма выражения мыслей помогала простому народу легко запоминать услышанное, чтобы потом вдуматься в его смысл.

Так на Иисусе Христе исполнились слова древнего пророка, который говорил в песнопениях своих: “Открою уста мои в притче и произнесу гадания из древности” (Пс. 77, 2).

12.1. Притча о сеятеле

Мф.13, 1—23; Мк.4, 1—20; Лк.8, 5—15

Царство Божие созидается прежде всего в человеческой душе. Оно, как зерно, прорастает в сердце человека. Поэтому для пробуждения души и ее духовного роста необходима евангельская проповедь. Но Слово Божие для своего прорастания находит различные условия в человеческих сердцах. Поверхностное восприятие Истины, враждебные обстоятельства, ложный стыд, погоня за временными идеалами, окаменение сердец — все это препятствует росту Царства Божия “внутри человека”. Эту истину Господь раскрыл народу в притче о сеятеле.

Обращаясь к слушателям, Он сказал: “Вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят иное же в тридцать”.

В этом иносказании семя означает слово о Царстве Божием. Сеятель — Христос. Почва, на которую падает семя, — души человеческие, их ум, сердце, внимание, воля. Но как почва бывает разная, так и сердца человеческие различно воспринимают слова о Царстве Божием.

Сам Господь раскрывал ученикам смысл этой притчи следующим образом: “Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его — вот кого означает посеянное при дороге. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать”.

12.2. Притча о зерне горчичном

Мф. 13, 31—32; Мк. 4, 30—33

Царство Божие должно охватить все человечество, и Христос сеет зерна этого единства. Он создает Церковь Свою, которая должна быть в человечестве духовной силой, постепенно приближающей его к Вселенскому Царствию Божию. Она начала с малого, но охватит всю Вселенную. В нее должны войти все народы.

“Царство Небесное, — говорит Господь, — подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но когда вырастает, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его”.

В этой притче под горчичным зерном надо понимать учение Христово; под “своим полем” — души человеческие, а огромное дерево означает Церковь Христову. При этом надо заметить, что евангельское горчичное растение не является тем однолетним злаком, который растет у нас; это южное многолетнее растение, достигающее больших размеров.

12.3. Притча о закваске

Мф. 13, 33

“Царство Небесное, — продолжает Господь, — подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все”.

Эта притча Господня по внешней своей форме настолько проста, что была доступна для понимания каждой хозяйке дома, каждой простой, даже неграмотной женщине. Но при всей ее простоте, в ней заключается глубокий духовный смысл. Закваска здесь означает Слово Божие, а тесто — душа человеческая.

Благодатное слово о Царствии Божием, запав в сердце человека, не только рождает его для духовной жизни, но и изменяет все его внутреннее существо, делает его новым человеком. Преображая отдельного человека, Слово Божие своей благодатной силой преображает целые народы, все человечество. Этот духовный процесс возрождения человека можно сравнить с дрожжами, которые кладут в тесто, чтобы испечь хлеб. Хотя дрожжей кладут очень мало, а муки бывает много, тем не менее дрожжи совершенно меняют муку и воду и превращают их в хлебное тесто. И это потому, что в дрожжах заключается живое творческое начало.

12.4. Притчи о сокровище и о купце, ищущем драгоценную жемчужину

Мф. 13, 44—46

Царствие Божие есть самое великое духовное сокровище, драгоценней которого нет ничего на свете. Все ценности, все идеалы человечества — ничто в сравнении с Царством Божиим. Для его приобретения не нужно жалеть никаких земных сокровищ. Необходимо употребить все свои силы, таланты, чтобы только достигнуть Царства, обещанного нам Богом. Борьба за него есть самая священная борьба.

Его надо искать, как скрытый на поле клад. Когда человек неожиданно находит сокровище, его сердце наполняется такой радостью, о которой даже опасно говорить вслух, так как ее могут отнять. Лучше тогда продать все имение свое и купить поле с кладом, чтобы найденное сокровище оставалось бесспорным.

Царство Божие искать надо так, как ищет купец драгоценную жемчужину, которая прекраснее и несравненно дороже всех других жемчужин мира. Когда купец находит такую жемчужину, он продает все свои сокровища, чтобы только приобрести ее.

Под жемчугом в этой притче можно понимать различные учения и идеалы человечества. Купец — это человек, ищущий ценных для жизни идей. Быть может, он нашел много драгоценных жемчужин, но когда услышал слово о Царстве Небесном, он понял, что все человеческие учения, которые он с такой жаждой искал и усваивал раньше, — ничто в сравнении с Евангельским учением о Царстве Божием.

12.5. Притча о пшенице и плевелах

Мф. 13, 24—30; 36—43

Царство Божие распространяется по всему миру, оно растет, как пшеница, посеянная в поле. Каждое отдельное зерно и каждый колос есть как бы гражданин Царства Божия. Но среди пшеницы растут и плевелы: лебеда и другие сорные травы, которые заглушают рост хлебного злака.

Откуда же взялись эти плевелы? Кто их посеял? “Когда… люди спали, — Сказал Христос, — пришел враг его (Сеятеля) и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда же взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы”. Рабы хозяина хотели удалить эти сорняки из пшеницы, но домовладыка сказал им: “Чтобы не выдергали вы вместе с плевелами и пшеницу, оставьте расти и то, и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и сожгите их, а пшеницу уберите в житницу мою”*.

Этой притчей Господь говорил народу, что Царство Божие на земле только еще растет, строится в душах человеческих, но что в мире рядом с добром одновременно растет и зло. Злой дух духовно усыпляет человечество и стремится построить в сердцах людей свое сатанинское царство. Однако наступит время, когда по повелению Сына Человеческого, Праведного Судьи, зло будет изъято из мира и уничтожено. Это и будет конец века.

Такими и многими другими притчами Христос поучал народ в Капернауме на берегу озера.

 

  1. Укрощение бури

Мф. 8, 23—27; Мк. 4, 35—41; Лк. 8, 22—25

Окончив проповедь, Господь с апостолами сел в лодку и направился через все озеро в Гадаринскую землю.

Была ночь. Утомленный долгой проповедью, Христос уснул на корме. В это время на озере поднялась сильная буря. Вода заливала лодку, и бывшие рыбаки, выбившись из сил, пришли в отчаяние. Они бросили весла, разбудили Христа и начали Его умолять: “Наставник! Наставник! погибаем… Господи! спаси нас, погибаем”… В ответ они услышали спокойные слова Спасителя: “Что вы так боязливы, маловерные? Неужели вы думаете, что Мессия пришел для того, чтобы погибнуть вместе с вами в водах Галилейского озера?”*. Затем Господь стал на корму лодки и властным голосом, который был сильнее бури, запретил ветру и сказал морю: “Умолкни, перестань!”

По слову Христа волны и ветер тотчас утихли, и настала полная тишина.

Это было первое испытание веры апостолов — и они оказались маловерными. Подобно этому Господь испытывает и всех христиан, “плывущих по бурному житейскому морю на Корабле” Церкви Христовой.

Итак, после укрощения грозных стихий природы, которые, казалось, готовы были поглотить не только учеников Христовых, но и Самого Господа, лодка благополучно пристала к восточному скалистому и пустынному берегу страны Гадаринской.

  1. Исцеление бесноватого в стране Гадаринской

Мф. 8, 28—34; Мк. 5, 1—20 Лк. 8, 26-39

Едва Господь вышел из лодки на берег, как вдруг из гробовой пещеры выбежал бесноватый человек и с страшным криком бросился ко Христу.

Этот несчастный жил в гробницах и наводил ужас на всю окрестность. Нередко его заковывали в цепи и надевали ему на ноги железные оковы, но он срывал то и другое и не знал себе покоя. Днем и ночью он блуждал по пустынной местности, между могил, издавая крики, разрывая на себе одежды, и бился в припадках о камни.

Подбежав ко Христу, бесноватый пал на землю и вскричал громким голосом: “Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!” Это были вопли не человеческие, его устами вопил легион бесов. Христос повелел им выйти из несчастного, но бесы просили Господа не посылать их раньше времени в адскую бездну, а разрешить им вселиться в гадаринских свиней, которые во множестве паслись здесь по склону горы. Господь позволил им это сделать для испытания веры гадаринских жителей. Нечистые духи, выйдя из человека, тотчас вошли в свиней; и все стадо, числом около двух тысяч голов, стремительно бросилось с крутого берега в озеро и потонуло.

Жители Гадаринской страны пришли на берег озера посмотреть, что случилось с их свиньями. Здесь они увидели бесноватого, который сидел у ног Христа одетый и в здравом уме. Устрашенные случившимся и, вероятно, сожалея о своих свиньях, они попросили Господа удалиться из их страны. Господь оставил бывшего бесноватого в Гадаре для проповеди, а Сам покинул эту страну, где свиное мясо ценилось выше Божественного учения.

  1. Исцеление кровоточивой женщины и воскрешение дочери начальника синагоги

Мф. 9, 18—26; Мк. 5, 22—43; Лк. 8, 41—56

На лодке с учениками Христос возвратился из Гадаринской земли в Капернаум. Здесь Его уже с нетерпением ожидала большая толпа народа. Когда Христос вышел из лодки на берег, к Нему подошел Иаир, начальник Капернаумской синагоги. Убитый горем, он припал к ногам Христа и умолял Его прийти к нему в дом, чтобы исцелить единственную его дочь, которая была при смерти.

Христос не отказал Иаиру и пошел в его дом. Множество народа сопровождало Иисуса по дороге к дому начальника синагоги.

В это время в городе была “одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет”. Желая излечиться от своей болезни, несчастная истратила на лечение все свое состояние, но в конечном итоге “пришла еще в худшее состояние”. Доведенная до отчаяния безнадежной болезнью и полным разорением, больная вдруг услышала, что в Капернаум пришел великий чудотворец — Иисус Назарянин. В ее душе родилась Богом данная, непоколебимая вера в то, что именно Он, единственно Он, этот Учитель, может исцелить ее от мучительного недуга. И поэтому она, как только увидела приближающегося к ней окруженного толпою Иисуса, пробралась сквозь толпу к Нему сзади и с непоколебимой верой в Божественную силу Христа прикоснулась к Его одежде. В то же мгновение совершилось чудо: у женщины иссяк источник крови, “и она ощутила в теле, что исцелена от болезни”.

Все это происходило тайно от народа, но Господь хотел, чтобы глубокая вера женщины послужила примером для всех людей. Поэтому Христос остановился и, обращаясь к народу, вдруг задал им всех удививший вопрос. Христос спросил теснивших Его людей: “Кто прикоснулся к Моей одежде?” — “Наставник! — ответил Ему ап. Петр, — народ окружает Тебя и теснит, — и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?” Но Господь, вопросительно смотрел на людей, продолжая искать глазами в толпе ту, которая прикоснулась к Его одежде. И тогда исцеленная поняла, что она не сможет утаиться от всевидящего ока Божественного Врача. Женщина подошла к Иисусу, пала к Его ногам и всенародно рассказала всю правду. За свое самовольство она с трепетом ожидала осуждения от Христа. Но Господь успокоил и ободрил ее. Он сказал ей: “Дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей”.

Но в тот момент, когда Господь благословлял исцеленную женщину, к Иаиру подошли посланные из дома и сообщили ему печальную весть о смерти дочери. Они сказали ему: “Дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя ?”.

Иаир был глубоко поражен этим известием, так что не мог вымолвить и слова. Но Господь, видя отчаяние убитого горем отца, сказал ему: “Не бойся! только веруй, как эта кровоточивая женщина, и спасена будет дочь твоя”*.

Начальник синагоги с надеждой пошел за Иисусом в свой дом. За ними следовала толпа, желавшая видеть, что сделает Христос с умершею, которую исцелить уже нельзя. Но Господь не допускает праздному, безбожному любопытству присутствовать при великом таинстве воскрешения умершего человека. Он оставил народ вне дома, а Сам с Петром, Иоанном, Иаковом и родителями девицы вошел в комнату, где лежала умершая.

Смерть, поразившая человека со времени его грехопадения, безраздельно царствовала над всем человечеством, и теперь, как непрошеная гостья, властвовала в доме Иаира. Но смерти не вечно господствовать над человеком. В мир пришел Тот, Кто сильнее смерти!

Подойдя к умершей, Господь взял ее за руку и властно произнес: “Девица, тебе говорю, встань!” Смерть не могла противиться Божественному всесильному слову. Душа соединилась с безжизненным телом, и “девица тотчас встала и начала ходить”. Так Господь совершил второе чудо воскрешения мертвых.

  1. Отправление апостолов на проповедь

Мф. 10, 1—42; Мк. 6, 7—13; Лк. 9, 1—6

Шло время. Уже заканчивался второй год общественного служения Господа нашего Иисуса Христа. Но чем больше Христос проповедовал и совершал чудеса, тем больше собиралось вокруг Него народа, больного душой и телом, жаждущего живоносного слова Божия. Послушать Его проповедь и исцелиться от недугов своих приходили к Христу и из тех мест Палестины, где Он еще не смог побывать. Видя, что люди духовно блуждают, как овцы без пастыря, Господь сжалился над ними и решил послать с проповедью Своих апостолов во все концы Палестины.

Однажды Он созвал двенадцать учеников и стал подготавливать их для первой самостоятельной миссии среди народа. Отправляя апостолов на проповедь, Господь наставлял их, чтобы они шли “наипаче к погибшим овцам дома Израилева” и призывали их к покаянию, ибо Царство Мессии уже пришло на землю, но без покаяния в него нельзя войти даже евреям.

Чтобы возвещать людям истину о Царстве Божием, апостолы должны идти на проповедь по двое, не обременять себя съестными запасами, лишней одеждой и деньгами, “ибо трудящийся достоин пропитания”. Проповедь о наступлении Царства Божия апостолы должны подтверждать различными чудесами. Для этого Господь дает им Божественную силу исцелять больных, очищать прокаженных, воскрешать мертвых, изгонять бесов. Все это они должны делать без всякого возмездия. “Даром получили, — сказал им Господь, — даром давайте!”

“В какой бы город или селение вы ни вошли, — наставлял апостолов Господь, —узнавайте, кто в нем достоин принять вас. Входя же в дом, приветствуйте живущих в нем, говоря: “Мир дому сему!” Если же не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или города того, отрясите прах (пыль), приставший к вашим ногам. Этим вы покажете, что между вами и ими нет ничего общего. А за такое пренебрежение к Моим посланникам городу тому будет хуже в день Страшного суда, нежели земле Содомской и Гоморрской”*.

Но темные, злые силы ада возненавидят апостолов за их проповедь. Они воздвигнут на них жестокие гонения. Их будут ненавидеть, как возненавидели Христа, будут бросать их в темницы, предавать смерти. Вот почему Господь сказал Своим ученикам: “Я посылаю вас, как овец среди волков: итак, будьте мудры, как змии, и просты, как голуби”.

Ни страх, ни отчаяние перед телесной смертью не должны останавливать апостолов, они должны помнить, что с Богом смерти нет. И не бойтесь, — напутствовал их Господь, — убивающих тело, души не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне”.

“Итак, смело идите в мир, — говорил Господь Своим ученикам, — несите ему свет Моего учения, осоляйте его солью Евангельской истины. Все, что слышали от Меня тайно, говорите открыто, всенародно. А Я пред Отцом Моим Небесным объявлю вас Моими верными последователями, достойными вечного блаженства за то, что вы открыто пред людьми свидетельствовали обо Мне; и так поступлю с каждым, исповедующим Меня. А кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным и в последний день скажу ему: Я не знаю тебя”*.

Исповедуя Христа, надо и любить Его больше всех, больше даже отца и матери, и во всяком случае волю Его, выраженную в Его заповедях, ставить выше воли кого бы то ни было из людей. Господь как бы так говорит Своим ученикам: “Почитай и люби своих родителей, заботься о них в старости, повинуйся им; но если они станут принуждать к нарушению Моих заповедей, не слушайся их. Если ты так любишь отца своего, что в угоду ему готов нарушить заповеди Мои и тем доказать ему, что любишь его более, нежели Меня, то ты недостоин Меня. И если ты, ставши Моим учеником, не в силах будешь вынести все испытания и страдания, какие Богу угодно будет послать тебе, если ты не понесешь вслед за Мной креста своего, то Ты недостоин Меня”.

Полюбив Господа всем существом своим, ученик Христов никогда не должен изменять Ему. Кто же блага земной жизни предпочитает духовным благам Небесного Царства, кто жертвует будущими благами ради благ земных, кто боится расстаться с жизнью, кто отречением от Христа сберегает себе жизнь, которой иначе бы угрожала смертельная опасность, кто душу свою сберег таким образом для этой жизни, тот недостоин Христа, ибо сберегший душу свою для сей жизни потеряет ее для жизни вечной.

Так говорил Христос, вселяя веру и бодрость в маленькую группу избранных Им людей, которые начинали великий подвиг христианского миссионерства среди народов всего мира. Сначала были посланы самые близкие, избранные по числу двенадцати колен Израилевых, потом семьдесят других, которые составляли как бы второй круг апостолов.

  1. Смерть Иоанна Крестителя

Мф. 14, 6—12; Мк. 6, 17—29

Пока ученики отсутствовали, Иисус Христос продолжал один проповедовать по Галилее. Вскоре до Него дошла печальная весть о смерти величайшего из ветхозаветных пророков, Предтечи и Крестителя Иоанна.

Все это время Иоанн Креститель томился в темнице. За всенародное обличение в незаконном сожительстве царской четы, по проискам коварной и жестокой Иродиады, Ирод Антипа приказал заключить проповедника покаяния в тюрьму в крепости Махеронт. Правда, по повелению тетрарха св. Иоанна держали не очень стесненно; он мог общаться с учениками, и сам Антипа нередко вызывал его к себе, слушал его речи и даже спрашивал его советов. Но и в темнице провозвестник Божественной Правды не ослабил, а, наоборот, усилил свое обличение этого позорного и беззаконного брака, говоря о нем в самых резких выражениях.

Можно себе представить, с какой злобой выслушивала Иродиада слова осуждения святого пророка в своем дворце. Но погубить его сразу коварная женщина не смогла. Ирод Антипа не решался казнить Иоанна Крестителя, так как боялся волнений народа. Однако долго Иродиада не могла терпеть. При первом же удобном случае царица решила покончить со своим врагом. Долгожданный для нее момент наступил во время дня рождения Ирода, празднование которого проходило во дворце в Махеронте. По этому случаю во дворец собралось много гостей и было устроено большое пиршество. Когда праздник, сопровождавшийся обильными возлияниями, достиг своего апогея, на середину выбежала Саломия — дочь Иродиады и исполнила непристойный танец к неописуемому восторгу гостей. “Проси у меня, чего хочешь”, — говорил девице опьяненный тетрарх. Он клялся в присутствии своих военачальников и старейшин, что ни в чем не откажет ей. Саломия с радостью побежала к матери за советом и та подсказала ей, чего просить у Ирода. “Головы Иоанна Крестителя”, — требовала жестокая Иродиада. Саломия была не менее жестокосердной, чем ее мать. Она тотчас, вероятно, взяла блюдо, вышла к присутствующим и сказала царю: “Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя”.

Антипа и все присутствующие были поражены ее просьбой. Странно было видеть молодую девушку, только что беззаботно танцевавшую перед собранием, в роли злобной и кровавой мстительницы.

Ирод не захотел нарушить свое слово перед гостями. Немедленно в темницу был послан палач, который вскоре вернулся, неся на блюде голову Великого пророка и Предтечи Господня. Саломия отнесла свой страшный трофей кровожадной матери…

Так мученически погиб “величайший из рожденных женами”. Тело его отдали ученикам; они похоронили его и отправились в Галилею рассказать Иисусу о махеронтской трагедии. Эта казнь вызвала большое недовольство в народе. Самому Ироду мысль об убитом пророке-пустыннике не давала покоя. Спустя некоторое время, когда Арета разбил войско Антипы и захватил Махеронт, все увидели в этом наказание за убийство Иоанна Крестителя.

  1. Чудесное насыщение народа пятью хлебами и двумя рыбами

Мф. 14, 13—21; Мк. 6, 31—44; Лк. 9, 11—17 Ин.6, 1—14

Весть о смерти Предтечи не могла не опечалить Спасителя. Он знал, что силы ада не могут терпеть провозвестников истины на земле. Теперь вслед за Своим Предтечей и Он должен идти на Голгофу.

А в это время, исполнив свою миссию, с проповеди возвращались радостные ученики. Апостолы рассказывали своему Учителю, как они силой Божией изгоняли бесов и исцеляли больных.

Господь предложил уставшим апостолам немного отдохнуть, и с этой целью они направились в лодке в пустынное место близ города Вифсаиды. Но толпы народа и здесь нашли Божественного учителя. Видя множество людей, жаждущих слова Божия, Христос сжалился над ними, и взойдя на возвышенное место, начал учить их. Когда же наступил вечер, апостолы сказали Господу: “Место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи”. Но Господь не отпустил людей. Насытив их духовной пищей, Он не лишил их и телесной.

После проповеди Христос повелел всем расположиться на удобном месте для трапезы, а Сам взял пять хлебов и две рыбы, которые оказались у одного мальчика, и, благословив их, начал преломлять, а ученики раздавали пищу народу. И совершилось чудо: пятью хлебами и двумя рыбами Христос насытил пять тысяч человек, не считая женщин и детей.

От такого чуда люди пришли в восторг. Отовсюду слышались возгласы: “Это истинно Тот Пророк, Которому должно прийти в мир, это никто иной, как долгожданный Мессия!”* Был даже составлен заговор, чтобы взять Христа и провозгласить Его земным царем. Здесь, в толпе народа, невидимо действовал тот, кто еще в Иудейской пустыне предлагал Христу превратить камни в хлебы, насытить народы материальными благами и сделать царем мира. Но как тогда, так и теперь Христос отвергает искушение диавола. Он Царь не от мира сего и пришел в мир не для кровавых революций, но для нравственного переворота, для преображения человека, для спасения его от греха.

Чтобы апостолы не попали под влияние заговорщиков, Господь повелел им срочно сесть в лодку и плыть в Капернаум, а Сам, отпустив народ, удалился на гору для молитвы.

  1. Хождение Иисуса Христа по воде

Мф. 14, 22—34; Мк. 6, 45—53; Ин. 6, 16—21

По повелению Господа апостолы сели в лодку и направились в Капернаум. Наступила ночь. Дул сильный ветер. Апостолы изо всех сил гребли веслами, но лодка не продвигалась вперед. И вдруг они сквозь мрак ночи увидели приближающийся к ним силуэт Христа, идущего по воде. Многие подумали, что это призрак. Ужас охватил апостолов. От страха они начали кричать. Но Господь заговорил с ними, и они успокоились. Убедившись, что это не призрак, ап. Петр сказал: “Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде”. Господь разрешил ему, и Петр с твердой верой смело переступил борт лодки и пошел по воде ко Христу. Но сильный ветер и большие волны устрашили Петра, он потерял веру и стал тонуть. Опытный рыбак и хороший пловец, он теперь не мог даже держаться на воде и стал взывать о помощи: “Господи, спаси меня”. Христос тотчас подал ему руку и сказал: “Маловерный, зачем ты усомнился?” И когда они вошли в лодку, ветер утих. Все апостолы были поражены случившимся. Они подошли ко Христу, поклонились Ему и сказали: “Истинно Ты Сын Божий”.

Случай с Петром был очень назидательным не только для апостолов, но и для всех последователей Христа. Как только человек теряет веру во Христа, он гибнет в “бушующем житейском океане”.

  1. Беседа Иисуса Христа о хлебе жизни

Ин. 6, 22—71

На другой день Христос пришел в Капернаумскую синагогу. Здесь Его нашли люди, которых Он на противоположном берегу озера чудесно насытил пятью хлебами и двумя рыбами. Там, возле Вифсаиды, многотысячная толпа народа хотела провозгласить Иисуса своим земным царем и, возможно, поднять восстание против римской власти, но Христос уклонился от такого политического акта и тайно покинул берега Вифсаиды. Тогда люди начали искать Христа. Они приплыли в Капернаум на попутных лодках и, найдя Христа в синагоге, с удивлением спросили Его: “Равви! когда Ты сюда пришел?”

Прекрасно понимая настроение искавшей Его толпы, Иисус сказал им: “Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Много чудес совершил Я среди вас, но почему же вас поразило только последнее? Не потому ли, что вы думаете только о земном, о благах этой кратковременной жизни? Вы ищете Меня теперь только для того, чтобы опять насытиться. Старайтесь же не об этой тленной пище, питающей лишь тело, но о той, которая питает душу и вводит в жизнь вечную. И эту пищу даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец Бог”*.

Народ, обличаемый Христом, спросил Его: “Что нам делать, чтобы творить Божии дела?” Тогда Иисус ответил им: “Вот дело Божие: чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал”. Такой ответ вызвал в народе сомнение. Они сказали Христу: “Отцы наши верили, и мы верим, что Моисей был послан от Бога, потому что он низвел манну с неба, которую отцы наши ели в пустыне сорок лет; а Ты какое дашь нам знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе?”

Вывод был очевидным: как Моисей давал им манну с неба, так и грядущий Мессия, согласно учению раввинов, должен наделить их богатством и славой, и вообще всеми благами земными, каких только ложное народное воображение ожидало от Мессии. Но Господь попытался исправить такой искаженный взгляд на Мессию. Он ответил евреям, что манну дал им не Моисей, а Бог, и она была лишь прообразом того Хлеба Небесного, Который теперь даст им Отец Сына Человеческого.

Нетерпеливые слушатели не поняли, о каком хлебе говорит Иисус. Их ум и сердце все еще искали материальных благ, и они стали просить у Христа этого Небесного Хлеба с таким же рвением, с каким Самарянка просила у Него Живой Воды. “Господи! подавай нам всегда такой хлеб”, — просили они у Христа. На эту просьбу народа Спаситель ответил: “Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда… Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира”.

Слыша эти слова, многие стали переспрашивать друг друга: “Как Он может дать нам есть плоть Свою?” На это Христос ответил: “Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем”.

Тогда многие из учеников (не апостолов) стали перешептываться, говоря: “Какие странные слова! кто может это слушать?”…

С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Они поняли, наконец, что Иисус Назарянин вовсе не тот Мессия, какого ждут евреи, что Он, по духу Своего учения, не может стать тем царем—избавителем, который должен свернуть ненавистное евреям иго римлян и покорить им весь мир.

Видя, как многие Его последователи уходили от Него навсегда, Христос спросил апостолов: “Не хотите ли и вы отойти?” Этим вопросом Он предоставил им полную свободу следовать за Ним или уйти от Него.

От лица всех апостолов ответил Симон-Петр: “Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго”.

Здесь, в исповедании ап. Петра, раскрывалась истина, что вера рождает знание и что “дело Божие” для людей на земле заключается в том, “чтобы они веровали в Того, Кого Он послал”.

Глаголы вечной правды человечество впервые услышало из уст Христа. И если в те времена люди не поняли или не приняли Его учение о Хлебе Жизни, то впоследствии, на Прощальной Вечере, тайна этого учения открылась для всех последователей Христа, до наших дней и на все времена. Это тайна Святой Евхаристии, которая есть “Дух и Жизнь”.

 

Глава IV

ТРЕТИЙ ГОД ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Среди слушателей Иисуса Христа в последнее время все чаще стали появляться книжники и фарисеи. Многие из них, слыша о проповеди и чудесах Спасителя в галилейских городах, специально приходили сюда из Иерусалима, чтобы следить за Ним и подготавливать почву для формального обвинения Его перед верховным судилищем в нарушении закона Моисеева и искажении отеческой религии. Последняя беседа Спасителя о Хлебе Небесном, по-видимому, привела их в ярость, и они дали знать в Иерусалим, чтобы во время пасхальных торжеств схватить Христа и предать Его смерти. Синедрион тайно одобрил желание врагов Иисуса, а официально постановил, что кто признает Галилеянина Мессией, тот будет отлучен от синагоги. Но Христос не пошел в Иерусалим на третью Пасху. Он во время Праздника продолжал проповедовать в Галилее.

Узнав об этом, Синедрион после Праздника срочно послал в Галилею своих соглядатаев-книжников и фарисеев с поручением зорко следить за Галилейским Проповедником.

Беседа с фарисеями о предании старцев

Мф. 15, 1—20; Мк. 7, 1—23

После третьей Пасхи Христос с учениками находился в окрестностях Капернаума. Сюда-то и пришли из Иерусалима с тайным поручением от Синедриона фарисеи и некоторые из книжников. Они внимательно слушали слова Спасителя и следили за Его делами.

Однажды они увидели, как ученики Христовы едят хлеб нечистыми, т. е. неумытыми руками. С точки зрения книжников и фарисеев это было открытым и вопиющим нарушением предания старцев, которые придавали большое значение обряду омовения рук перед едой, ибо в рукомытии, по их мнению, заключалась тайна десяти заповедей. Поэтому блюстители закона с упреком обратились ко Христу. Они сказали Ему: “Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?”

Строго соблюдая предание старцев, книжники приравнивали его к закону Моисееву. Они утверждали, что на горе Синай Бог дал Моисею Закон как в письменной форме, так и в устной. Устно передаваемый из поколения в поколение закон и есть предание старцев. Поэтому в своем законничестве книжники доходили до того, что ради предания старцев иногда отменяли Синайский закон. “Библия,—утверждали они,—подобна воде, предание подобно вину, а толкования на них подобны ароматному вину”. “Сын мой! — говорит Талмуд. — Внимай более словам книжников, чем словам закона”.

Можно себе представить, какое невыносимое бремя создавали мелочные законники иудейства своими постановлениями, которыми они не сохраняли, а убивали дух Моисеева закона. Такое законничество стояло в самом резком и явном противоречии с Духовным Царством, которое провозглашал Христос, ибо это Царство заключалось в чистоте сердца, в беззаветной сыновней любви к Небесному Отцу. Все же внешние обряды имели в нем значение не сами по себе, а лишь как выражение этого любящего отношения. Фарисеи превратили закон в мелочную казуистику, дававшую предписания для всякого отдельного. действия, Христос поднимал закон на степень живого принципа, действующего в совести.

Вот почему Господь на вопрос фарисеев ответил им вопросом: “Зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего? Закон, данный вам на Синае, повелевает: почитай отца и мать, и угрожает смертью тому, кто злословит их. А вы учите отказывать родителям в помощи под предлогом пожертвования Богу того, что они просят; и кто поступает так, соблюдая ваше предание, того вы освобождаете от исполнения важнейшей заповеди!”*.

Все заботы фарисея были направлены к тому, чтобы казаться не тем, кем он был в действительности. Он хотел казаться благочестивым и праведным. Но так как быть действительно благочестивым нелегко, то фарисей измышлял всевозможные способы обходить суровые предписания закона, толковать их превратно в свою пользу и даже заменять их обычаями, установленными такими же, как и он, лицемерами.

Вот почему Христос, обличая книжников и фарисеев словами пророка Исаии, говорит: “Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим”.

Обличив лицемеров, Христос затем обратился к окружающему Его народу и сказал: “Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст… Исходящее из уст — из сердца исходит: злые помыслы, прелюбодеяние, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство.

Все это зло изнутри исходит и оскверняет человека, а есть неумытыми руками — не оскверняет человека”.

Исцеление дочери сирофиникиянки

Мф. 15, 21—28; Мк. 7, 24—30

Тот день, когда Господь провозгласил тайну о Хлебе, был великим и переломным днем в Его жизни. Оставленный многими учениками и преследуемый Синедрионом, Он резко изменил характер Своей общественной деятельности. До этого Он стремился в народ, ходил окруженный толпами, открыто поучал и исцелял страждущих. Теперь же Он по возможности скрывается от народа, замыкается в среде Своих избранных учеников и готовит их к Своей смерти и воскресению.

Вот и сейчас, преследуемый фарисеями, Господь покидает Капернаум и с апостолами уходит в языческую страну Финикию, в пределы городов Тира и Сидона. Но и здесь Христос не мог все время оставаться наедине со Своими учениками. Слава о Его чудесах уже давно проникла в эту языческую страну и нашла здесь отклик во многих верующих сердцах.

Однажды, когда Господь и апостолы шли по дороге, они услышали сзади громкие вопли несчастной женщины — сирофиникиянки. Женщина узнала Христа и начала громко взывать к Нему о помощи: “Помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется”.

Иисус Христос, желая показать Своим ученикам сильную веру и глубокое смирение язычницы, на ее просьбу не отвечал ей ни слова.

Тогда ученики стали просить Иисуса “отпустить ее”, потому что она с громкими воплями неотступно идет за ними. Христос же, продолжая испытывать веру ханаанеянки, сказал апостолам: “Я послан только к погибшим овцам дома Израилева”.

Разумеется, эти слова нельзя понимать буквально, так как Сам Господь много раз говорил, что все люди — дети Божий и Царство Его не имеет никаких земных границ. Оно вместит в себя все народы земли, независимо от их национальности, языка и цвета кожи.

Слова же Христовы здесь надо понимать в том смысле, что Он прежде всего послан спасти “заблудших овец дома Израилева”, а затем и все народы земли.

Но скорбящая женщина продолжала умолять Спасителя. Она подошла к Нему, припала к Его ногам и стала взывать: “Господи! помоги мне”.

В ответ на ее просьбу Господь сказал: “Дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам”.

Это было последнее испытание веры язычницы.

Сирофиникиянка знала, что евреи язычников за их веру и дела называют псами, но она знала и более возвышенную истину, что для Бога все люди любимы, даже те, кто по делам своим часто подобляются животным. Поэтому она смиренно ответила Христу: “Так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их”. Этими словами ханаанеянка показала не только великое свое смирение и сознание, что в язычестве человек не может быть так близок к Богу, как в истинной вере, но и выразила этим свою глубокую веру, что у милосердного Бога хватит милости для каждого человека.

Смирение сирофиникиянки имело те же свойства, как и смирение того язычника сотника, который считал себя недостойным принять Христа под кров своего жилища. И тот, и другой пример утверждают непреложный закон духа, что смирение, как антитеза гордости, рождает в душе человека веру в Истину, а вера эта творит чудеса.

Сам Господь удивился глубокой вере ханаанеянки и воскликнул: “О, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему… пойди; бес вышел из твоей дочери”.

Возвратившись домой, верующая и любящая мать нашла свою дочь здоровой, спокойно отдыхающей на постели.

А Господь из пределов Тира и Сидон ушел в Заиорданье, где еще раз чудесно насытил четыре тысячи народа семью хлебами и несколькими рыбами.

Исповедание апостолом Петром тайны Сына Человеческого

Мф. 16, 13—26; Мк. 8, 27—38; Лк. 9, 18—27

Вскоре после чуда насыщения множества народа семью хлебами, Христос с учениками направился в окрестности Кесарии Филипповой.

Шел последний год Его общественного служения. Голгофа неминуемо приближалась к Христу. Господь не боялся смерти. Вся Его жизнь была устремлена к Голгофе, на тот великий Жертвенник Божественной Любви, который уготовал Ему Отец Небесный. Но надо было после Себя оставить на земле преданных учеников, готовых продолжить строительство Царства Божия среди всех народов. А для этого необходимо было много времени проводить наедине с учениками, чтобы очистить их сознание от ложных представлений и заполнить его истинным учением о Мессии.

Апостолы, как и все евреи, ожидали, что Мессия возведет Свой народ на вершину почестей и могущества; а Христос проповедовал им смирение сердца и сокрушение о грехах. Они ожидали, что с явлением Мессии язычники преклонятся перед Израилем; а Он провозглашал, что язычники будут равными с народом Божиим. Они ожидали, что предания раввинов с их бесконечными обрядами и церемониями будут возведены в ранг закона для всех стран и веков, а Он провозглашал их полную отмену и на место древнего завета с одним только народом возвещал установление Нового Завета со всем человечеством. Они ожидали внезапного и насильственного политического переворота, преддверием которого должны были служить небывалые знамения и чудеса на небе и на земле, нарушения обычного порядка природы и истории; а Он учил, что Царство Мессии приблизится лишь незримым могуществом Слова и Духа Божия, постепенным преображением человеческих сердец.

Но апостолам трудно было отказаться от ложных представлений о Мессии, и только Дух Отца Небесного мог открыть им тайну Сына Человеческого.

Однажды, когда Христос с учениками шел по дороге к Кесарии Филипповой, Он спросил их: “За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?” Господь, конечно же, знал мнение народа, но этим вопросом Он хотел побудить Своих учеников к откровенному признанию.

Апостолы ответили Иисусу, что в народе существуют различные мнения о Нем. Одни почитают Его “за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков”.

Тогда Господь спросил их: “А вы за кого почитаете Меня?” От лица всех апостолов ответил Ему Симон Петр: “Ты — Христос, Сын Бога Живаго!” На это Господь сказал ему: “Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах…”.

Действительно, проникнуть в тайну Иисуса, руководствуясь только своим рассудком, в то время (как, впрочем, и теперь) едва ли было возможно. Когда сейчас мы мысленно обращаемся ко времени жизни Христа, нам кажется непонятным и странным, что находились люди, которые относились к Нему с презрительным недоверием. Многие, может быть, даже думают, что если бы они жили в те дни, то уже, наверно, не отвергли бы учения Спасителя, не стали бы вместе с Его родными считать Его безумцем, вместе с фарисеями — еретиком, вместе с саддукеями — обманщиком. Так кажется нам по той причине, что мы знаем Христа уже прославленного, смотрим на Его дело в свете многовековой истории Его Церкви. Но если бы мы объективно оценили обстановку жизни Иисуса и представили себе, как Он выглядел “во время оно” среди сынов человеческих, то поняли бы, что со стороны апостолов признать в Иисусе Христе Сына Божия было настоящим подвигом их веры.

Истинная вера во Христа как Сына Божия приходит не через рассуждения или доказательства плотского ума и не через чувства симпатии или антипатии, она дается ищущим сердцам, как дар Божий, исходящий от Отца Небесного.

Исповедание Петра было высказано так твердо, решительно, что Христос сказал ему: “Ты — Петр (камень) и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее…”.

Господь обещал, что на такой, как у Петра, горячей вере Он, Христос, создаст Свою Церковь, которая будет непоколебима, как скала среди бушующего моря, так что никакие силы ада не смогут ее разрушить. Поэтому сила Церкви будет заключаться в непоколебимом, как камень, открытом исповедании людьми их веры во Христа — Сына Божия.

“… И дам тебе ключи Царства Небесного, — продолжал Христос, обращаясь к Петру, — и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах”.

Этими словами Господь дал ап. Петру, а впоследствии и всем Своим апостолам великую власть “вязать и решить” (Ин. 20, 28; Мф. 18, 18), т. е. прощать или не прощать грехи людям.

Итак, Отец Небесный через ап. Петра открыл ученикам, а через них и всему человечеству тайну Иисуса Назарянина. Тайна Иисуса — это тайна Бога, принявшего человеческую природу для спасения всего человеческого рода.

С этого времени Иисус Христос начал открыто говорить Своим ученикам, что Ему для спасения людей надлежит много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников и быть убитым, и в третий день воскреснуть.

Это откровение Христа очень смутило учеников. Пылкий an. Петр отвел Иисуса в сторону и стал уговаривать Его: “Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!”

Из этих слов Петра видно, что он имел иудейское понятие о Мессии и не понимал еще учения о спасении людей через страдания Христа, в нем еще преобладали чувства земные над духовными. Просьба Петра была подобна искушению диавола, который также предлагал Господу вместо духовного—земное, вместо Царства Небесного—царство мира сего. Вот почему на просьбу Петра Христос ответил следующими словами: “Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое”.

После этого ап. Петр прекратил свой спор, а сатана отступил.

Тогда Господь сказал Своим ученикам: “Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною”.

Крест — это жизнь человека со всеми его страданиями и трудами во имя Христа. Кто хочет жить для Царствия Божия, тот должен быть всегда готовым пострадать за свою веру и за свои христианские убеждения. Без готовности отдать жизнь за Христа нет христианства и вообще нет жизни. “Кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, — сказал Господь Своим ученикам, — тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее”.

Если человек приобретет весь мир, будет владыкой всех земных богатств и будет пользоваться всеобщей славой, а повредит душе своей, допустив какую-нибудь неправду, отречется от Христа и не пожелает пострадать за Него, — тому не будет никакой пользы от всех земных богатств и славы. Такой человек погубит себя для вечной жизни и не наследует Царства Божия.

Преображение Господне

Мф. 17, 1—13; Мк. 9, 1—9; Лк. 9, 28—36

Исповедание веры ап. Петром от лица всех апостолов вселило радость в сердце Иисуса Христа. Правда, у Него было лишь несколько истинных последователей, но и этого было достаточно для того, чтобы основать Царство Божие на земле. Пусть это Царство в начале будет подобно одному зерну на великом мировом поле или капле закваски в огромной массе человечества, но зерно разрастется до конца земли и закваска медленно, но несомненно из века в век распространится на весь человеческий род.

Теперь Господь мог спокойно идти на Голгофу. Но перед этим нужно было еще укрепить веру апостолов в Его Мессианское достоинство, чтобы, когда они увидят их Учителя распинаемым на Кресте, то не соблазнились бы о Нем, не потеряли веры в Него как Сына Божия, но уразумели бы в этом Его вольное страдание.

С этой целью Господь ведет Своих учеников к горе Фавор. Наступила ночь. Оставив апостолов и народ у подножия горы, Христос с Петром, Иоанном и Иаковом поднялся на вершину горы для молитвы, Здесь, на вершине Фавора, было спокойно. Все житейское и земное для них осталось позади. Над ними сияло звездное небо. Отойдя немного в сторону, Спаситель погрузился в глубокую молитву. Ученики же, немного помолившись, вскоре уснули.

Вдруг их разбудил необыкновенный свет. Проснувшись, они увидели, что этот свет исходит от их Учителя.

Во время молитвы Христос преобразился: лицо Его просияло, как солнце, а одежды Его стали белыми, как снег, и блистающими, как свет. Но Христос был не один: по правую и левую стороны от Него стояли в небесной славе два ветхозаветных праведника — Моисей и Илия, которые беседовали с Ним о Его грядущих страданиях.

От такого видения учеников охватила благодатная радость, и an. Петр, обращаясь к Христу, воскликнул: “Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии…”. Но еще слова апостола были на устах его, как вдруг учеников осенило светлое облако, и они услышали из облака голос Бога Отца, свидетельствовавшего им о Христе: “Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте”. Пораженные видением, ученики в ужасе пали на землю, но Иисус, подойдя к ним, сказал: “Встаньте и не бойтесь”. Когда апостолы поднялись с земли, они увидели только своего Учителя в Его обычных одеждах.

Здесь, на вершине Фаворской, Господь на мгновение приоткрыл трем апостолам не только Свое Богосыновнее достоинство, но и показал им, в чем заключается цель и смысл всего мирового бытия. Во Христе Бог нераздельно соединился с человеческой природой, а через нее и со всем космосом. Поэтому преображение Господне — это знак будущего преображения человека и всего мира. И оно непременно наступит, когда на земле окончательно будет уничтожено зло и “будет Бог все во всем” (I Кор 15, 28).

Но пока что зло царствовало в мире. Поэтому Господь с учениками сходит с горы Фавор, чтобы спасти и преобразить лежащее во зле бесноватое человечество.

Исцеление бесноватого отрока-лунатика

Мф. 17, 14—21; Мк. 9, 14—29; Лк. 9, 37—43

Когда Господь с тремя учениками сошел с горы, Он увидел большую толпу народа, которая окружала апостолов и фарисеев, споривших о чем-то между собой. Спор был, по-видимому, острый и неприятный для учеников, но появление Господа прервало спор. “…Увидев Его, весь народ изумился и, подбегая, приветствовали Его”. Возможно, что небесный свет, осиявший Спасителя на Фаворе, еще и теперь сиял в Его очах и отражался на всем Его теле.

Христос спросил книжников, о чем они спорят с апостолами. Но книжники молчали. В это время из толпы раздался возглас: “Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня…”

Затем несчастный отец подошел к Христу, упал Ему в ноги и продолжал умолять Его: “Господи! помилуй сына моего; он с новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его”.

Христос сжалился над несчастным и повелел привести к Нему бесноватого отрока. Когда отрок, терзаемый злым духом, был приведен ко Христу, отец бесноватого стал опять умолять Иисуса о помощи: “…Если что можешь, сжалься над нами и помоги нам”.

Но Господь никогда не совершал исцеления без веры просящего, поэтому на просьбу отца больного отрока Он сказал: “Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему”.

“Верую, Господи! помоги моему неверию”, — со слезами воскликнул несчастный отец. Он хотел верить, вера уже зарождалась в его страждущем сердце, но была еще слаба и нуждалась в укреплении. И Христос помог ему в этом. Господь изгнал беса из его сына, и отрок стал здоров.

На вопрос учеников, почему они не могли изгнать духа нечистого, Христос ответил: “По неверию вашему”. А затем добавил: “Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста”. Таким образом, вера, молитва и пост — вот те средства, которые даны нам Небесным Врачом от подобной болезни.

Последние дни пребывания в Галилее

Проповедническая деятельность Господа нашего Иисуса Христа в Галилее подходила к концу. Наступило исполнение времен. Нужно было идти в Иерусалим, чтобы там, на всемирном Голгофском Жертвеннике, совершить великое дело искупления всего человеческого рода.

Враги Христа — книжники, фарисеи, саддукеи и иродиане давно уже объявили Галилейскому Учителю открытую и решительную войну. Надо думать, что они всеми средствами старались добиться падения влияния Христа среди народа и, видимо, в какой-то степени в этом преуспели, так как Евангелие сохранило нам не одно горькое слово Христа, обращенное к жителям Галилеи.

“Горе тебе, Хоразин! — говорил Он. — Горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись…”. Не пощадил Господь и Капернаума — “Своего города”, который, видя столько чудес, остался неблагодарным и не раскаялся. “И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься” (Лк. 10, 13—15).

Но не Галилея была центром сил, враждебных Христу, а Иудея и, прежде всего, Иерусалим, ставший к этому времени классическим примером того, как зерно настоящего богопочитания (десять заповедей Моисея и учение пророков) может быть заглушено фантастическими иллюзиями, косным обрядоверием и тупой ограниченностью.

Именно в этот город решил направить Свои стопы Спаситель осенью двадцать девятого года. Он шел во тьму, чтобы вывести к свету погруженных в нее людей. Христос знал, что ждет Его в Иерусалиме, но Он хотел дать еще одну возможность духовным руководителям еврейского народа покаяться и признать в Нем обещанного им Мессию.

Иисус Христос в Иерусалиме на празднике Кущей

Ин. 7, 2—52

Приближался праздник Кущей (т. е. палаток, шалашей), который был установлен в память сорокалетнего странствования евреев по пустыне и приурочен к завершению сбора урожая. Это был октябрь месяц, еще совсем теплый в Палестине.

Толпы паломников потянулись по дорогам Галилеи на юг Палестины. В Иерусалиме их ожидало радостное веселие, жизнь под открытым небом в маленьких шалашах из ветвей. Тысячи таких шалашей и полотняных шатров раскидывались вокруг Иерусалима и его окрестностей. Шумное веселие длилось восемь дней. В храме проходили по этому случаю торжества и жертвоприношения, а в город съезжалось много иностранцев, что еще больше оживляло жизнь и торговлю Иерусалима.

Люди ждали, что в Иерусалим на праздник придет Галилейский Учитель, и много толков о Нем было в народе: одни говорили, что Он добр, а другие видели в Нем обольстителя народа. Ждали Христа и Его враги — фарисеи и книжники, чтобы схватить Его и предать смерти как нарушителя закона.

Христос с учениками тоже шел на праздник, но пришел Он в Иерусалим тайно и только к середине праздника, когда страсти народные и злоба фарисеев уже немного утихли.

В притворе храма, как обычно, было много народа. Разместившись на полу, кучками сидели богомольцы. Одни слушали поучение раввинов, другие участвовали в шумных спорах, третьи отдыхали. Повсюду можно было видеть левитов в длинных белых одеждах, важных книжников, законников и фарисеев.

Вдруг внимание народа привлек Галилейский Учитель, Который говорил и учил не так, как книжники. Он говорил о субботе, о нелепости мелочных предписаний, о том, что Он послан Богом, Которого Он называл Своим Отцом.

Слушатели были поражены силой слова этого Галилеянина, Который, по всей видимости, нигде не учился. Удивленному народу Господь ответил: “Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня…”.

В последний день праздника Кущей при стечении множества народа исполнялся торжественный обряд принесения в Храм воды из Силоамского источника.

Священник приносил воду в золотом сосуде и при криках народа — подыми руки! — выливал воду в две серебряные трубы, укрепленные на жертвеннике всесожжения. Это напоминало верующим чудесное изведение воды из скалы Моисеем на горе Хорив в Рефидиме.

Когда священник выливал воду на жертвенник, Господь громко воскликнул: “Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.” Здесь под “живой водой” Господь имел в виду Святого Духа, Которого примут Его последователи.

Слова Спасителя взволновали народ. “Это пророк”, — говорили одни. “Он Мессия”, — утверждали другие. “Разве Мессия из Галилеи придет?” — возражали им скептики.

Этими разногласиями в народе воспользовались первосвященники. Они немедленно послали храмовых служителей задержать Галилейского Проповедника. Но стража вернулась обратно ни с чем: они не могли взять Христа, так как Его проповедь поразила их. “Никогда человек не говорил так, как Этот Человек”, — оправдывались они перед членами Синедриона.

Злобные фарисеи в ужасе воскликнули: “Неужели и вы прельстились? Неужели вы, так близко стоящие к нам, могли поверить, что Галилеянин может быть Христом? Вы бы прежде подумали, уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев, людей сведущих в Писании, знающих, откуда придет Христос? Вы увлеклись верой народа, но этот народ невежда в законе, проклят он!”*.

Каково же было изумление раздраженных неудачей фарисеев, когда из их же среды раздался голос в защиту Ииусуса Христа. Иудейский начальник Никодим сказал присутствующим: “Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?”

Члены Синедриона с злобной насмешкой ответили Никодиму: “И ты не из Галилеи ли? Ведь только невежественный галилеянин может поверить, что Мессия придет из Галилеи! А ты ученый фарисей! Рассмотри же повнимательней Писание и узнаешь, что из Галилеи не может быть даже пророка”*.

Никодим не стал с ними спорить, и все разошлись по домам.

Женщина, взятая в прелюбодеянии, перед судом Спасителя

Ин.8, 1—11

Праздник Кущей окончился. Исчезли шалаши и палатки. Иногородние богомольны разошлись, и столица приняла обычный вид. Храм продолжал жить своей будничной жизнью. Но Христос не ушел из Иудеи. Он в течение двух месяцев, до праздника Обновления, оставался в Иерусалиме и его окрестностях. Днем Он учил в храме, а ночи проводил на Елеонской горе или в селении Вифании, где жил Его друг Лазарь со своими сестрами Марфой и Марией,

Враги Христа искали какой-нибудь повод, чтобы схватить Его и предать римским властям для суда и казни, но до сих пор сделать это им не удавалось.

Однажды Христос сидел во дворе храма и учил народ. Внезапно речь Его прервали книжники и фарисеи. Они привели к Нему женщину, застигнутую при совершении ею прелюбодеяния. Поставив грешницу перед Христом среди расступившегося народа, они сказали: “Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии. Вот свидетели тому. А Моисей в законе заповедовал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?”*.

Все это книжники и фарисеи проделали для того, чтобы искусить Христа и обвинить Его перед народом и властями.

Хитрость врагов заключалась в том, что постановление Моисея о прелюбодеянии хотя и существовало, но на деле уже несколько столетий не применялось.

Если бы теперь Христос во всеуслышание отменил этот закон, то Его признали бы врагом Моисея, а если бы Он признал закон действительным, то потерял бы в глазах народа ореол Доброго Пастыря. К тому же Его можно было бы обвинить перед римскими властями в нарушении гражданских законов, так как римские законы не допускали смертной казни за прелюбодеяние.

Задав такой коварный вопрос, книжники и фарисеи нагло смотрели на Иисуса, ожидая, что Он скажет. Но Христос, наклонившись низко, писал пальцем на земле, не обращая на них внимания. Его молчание раздражало обвинителей, и они все ближе подходили к Нему, требуя ответа. Но Христос молчал и продолжал писать пальцем на песке. Наконец, Господь приподнял голову, посмотрел на обвинителей и сказал: “Кто из вас без греха, первый брось на нее камень”. И опять, наклонившись к земле, продолжал писать.

Слова Господа произвели потрясающее впечатление на всех. Как стрела пробили они затвердевшую совесть книжников и фарисеев и заставили их вспомнить свои грехи. Они стояли в безмолвии с потупившимися взорами, и никто из них не поднял камня с земли. Блюстители закона, быть может, впервые почувствовали стыд и, обличаемые совестью, стали тихо, один за другим, расходиться. Когда все удалились, Господь посмотрел на несчастную грешницу и спросил ее: “Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?”

Этот кроткий вопрос вывел грешницу из томительного состояния, и она ответила: “Никто, Господи”.

Тогда Спаситель сказал ей: “И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши”.

В этом событии Христос преподал урок не только книжникам и фарисеям, но и всем людям. Прежде чем осуждать ближнего, надо заглянуть в свою грешную душу и вспомнить слова Господни: “Кто из вас без греха, первый брось… камень!” Вспомнив же эти слова, надо постараться прежде вынуть бревно из своего глаза (освободиться от своих грехов), и только тогда помочь брату вынуть сучок из его глаза. Да и сделать это надо без осуждения, без злорадства, а из любви к ближнему, из желания помочь ему впредь не грешить.

Покушение фарисеев побить камнями Иисуса Христа

Ин. 8, 12—59

После суда над женщиной, взятой в прелюбодеянии, Господь остался в храме и продолжал Свою проповедь. Поводом к этой проповеди было, вероятно, воспоминание на празднике Кущей древнего события, как чудесный огненный столп освещал в пустыне путь евреям и привел их в землю обетованную. То был свет, руководивший одним только еврейским народом и указывавший ему путь к лучшей, чем в Египте, земной жизни. Христос же пришел указать не одним евреям, а всему миру путь к блаженству вечной жизни в Царстве Небесном. Поэтому, обращаясь теперь к народу, находившемуся под впечатлением воспоминаний о свете, приведшем его в землю обетованную, Христос сказал: “Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни”.

Как евреи, освещаемые на пути из Египта огненным столпом, даже и ночью не были во тьме, так и последователи Христа не только не будут блуждать во тьме неведения правды Божией, но сами станут светом, ведущим в жизнь вечную.

Пораженные необычными словами, иудеи спросили Христа: “Кто же Ты?”

“От начала Сущий, как и говорю вам, — услышали они ответ Христа. — …Когда вознесете Сына Человеческого (т.е. распнете Его), тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю”.

Слыша эти слова, некоторые из народа уверовали во Христа. Тогда сказал Иисус уверовавшим в Него иудеям: “Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными”. Но иудеи не поняли этих слов, которые показались им даже обидными. “Мы семя Авраамово, — возражали они, — и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?”

“Истинно, истинно говорю вам, ответил Иисус, — всякий, делающий грех, есть раб греха”. Но здесь в разговор вмешались другие присутствующие, и послышались враждебные голоса: “Отец Авраам”, — с гордостью повторяли они.

“Если бы вы были дети Авраама, — ответил им Иисус, — то дела Авраама делали бы.А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину… Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего”.

Толпа пришла в негодование. “Мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога”, — возмущались иудеи.

“Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога… пришел”, — ответил им Иисус.

“Почему вы не понимаете речи Моей? — спросил их Господь, и тут же пояснил. — Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего”.

Это резкое обличение привело всех в ярость. Они закричали, что Он самарянин и в Нем бес.

“Истинно, истинно говорю вам, — воскликнул Христос, — кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек”.

Эти слова еще больше раздражили иудеев. “Чем Ты Себя делаешь? — кричала толпа. — Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли”.

“Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался”, — сказал Христос.

“Тебе нет еще пятидесяти лет,—и Ты видел Авраама?”— с насмешкой спросили раздраженные иудеи.

“Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь”.

Возбуждение и ярость толпы перешли всякие границы. Вооружившись камнями, иудеи устремились на Иисуса, чтобы побить Его… Но Христос вышел из храма невредимым, так как еще не пришел Его час.

После этого Господь, хотя и посещал храм, но избегал ходить явно, держась вдали от толпы. Враги Христа внешне притихли, но не оставили своих мстительных и кровавых замыслов против Него.

Но вот по Иерусалиму разнеслась весть о новом неслыханном чуде. Из уст в уста передавали, что Галилейский Пророк даровал зрение слепорожденному.

Исцеление слепорожденного

Ин.9, 1—41

Приближался праздник Обновления. Христос с учениками в это время находился в Иерусалиме. Однажды, выйдя из храма, ученики увидели нищего, который от рождения был слепым. Обращаясь к Христу, они спросили Его: “Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?”

Иисус Христос ответил: “Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии”.

Затем Христос подошел к нищему, плюнул на землю, сделал брение (грязь) из плюновения и помазал брением его слепые глаза. После этого Он сказал слепорожденному: “Пойди, умойся в купальне Силоам…”.

Разумеется, Господь одним словом мог бы исцелить слепого. И если Он этого не сделал, а помазал его глаза грязью, то только для того, чтобы возбудить в нем веру в Спасителя. Слепорожденный с верой пошел к источнику, промыл глаза и прозрел. Необыкновенная радость охватила душу нищего, когда он исцеленными глазами увидел Божий мир. Радости его не было предела. Он охотно рассказывал всем о том, как человек по имени Иисус даровал ему зрение. Многие люди радовались и воздавали хвалу Богу вместе с исцеленным, но некоторые иудеи увидели в этом нарушение дня покоя, так как была суббота. Они повели исцеленного на допрос к фарисеям.

Представ перед законниками, бывший слепорожденный подробно рассказал им о том, как был исцелен Иисусом, и при этом исповедал свою веру во Христа, как пророка. “Это пророк”, — сказал он фарисеям.

Тогда между фарисеями разгорелся спор. Одни из них утверждали, что Чудотворец — грешник, так как не хранит субботы; другие же возражали, сомневаясь, чтобы грешник мог совершать чудеса, хотя бы и в субботу!

В конце концов фарисеи заподозрили обман в самом факте чуда и вызвали на допрос родителей слепорожденного.

“Это ли сын ваш… что родился слепым? как же он теперь видит?” — спросили блюстители закона у родителей исцеленного.

“Мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем… Сам в совершенных летах; самого спросите”. Так отвечали фарисеям родители слепорожденного, потому что боялись, как бы их не отлучили от синагоги.

Тогда законники вторично призвали исцеленного и сказали, чтобы он за свое исцеление благодарил Бога, а не Иисуса Галилеянина, так как Он грешник.

“Грешник ли Он, не знаю, — ответил им слепорожденный, — одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу”.

“Что сделал Он с тобою? как отверз твои очи?” — продолжали допытываться фарисеи.

“Я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или вы хотите сделаться Его учениками?” — ответил им исцеленный.

“Ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики, — закричали раздосадованные блюстители закона. — Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он”.

“Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, — ответил им бывший слепец, — а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает… Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего”.

Эти простые и разумные слова, против которых ничего нельзя было сказать, окончательно разгневали фарисеев. Они выгнали его вон со словами: “Во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь?” Это, вероятно, означало отлучение его от синагоги.

Узнав о случившемся, Христос нашел Своего нового исповедника и спросил его: “Ты веруешь ли в Сына Божия?”

“А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?” — ответил исцеленный. Тогда Христос сказал ему: “И видел ты Его, и Он говорит с тобою”.

“Верую, Господи!” — с радостью воскликнул духовно прозревший и поклонился Спасителю.

После исповедания веры слепорожденного Христос сказал народу: “На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы”.

Да, фарисеи действительно оказались слепыми, так как, имея от природы зрение и ум, они окаменили сердце свое и ослепили очи свои, и в гордыне своей уже не видели всей действительности и всего величия событий, которые совершались в эти годы и дни на глазах всего Израиля.

Притча о добром пастыре

Ин. 10, 1—21

Книжники и фарисеи считали себя непогрешимыми руководителями еврейского народа и строгими исполнителями данного Богом закона.

Но так они думали в своей духовной слепоте, а на самом деле они уже давно и очень далеко ушли от идеала истинного Пастыря. Думая только о своем личном земном благополучии, они и сами не стремились к спасению и народу преграждали путь в Царство Небесное. Это были наемники, а не истинные пастыри.

В противовес книжникам и фарисеям Господь в притче о Добром Пастыре показывает, каким должен быть Истинный Пастырь и кто им является. Для наглядности Он сравнивает народ со стадом овец, а руководителей народа — с пастырями этого стада.

В восточных странах, чтобы сохранить овец от волков и воров, на ночь пастухи загоняли их в пещеры или специально устроенные дворы. Нередко в один двор загоняли стада, принадлежащие разным хозяевам. Утром сторожа открывали двери, пастухи входили во двор, отделяли свои стада от чужих, называя своих овец по имени, и выходили с ними на пастбища. Овцы узнавали своих пастухов по голосу и виду, слушались их и шли за ними.

Воры же и разбойники, чтобы похитить овец, пробирались во двор не дверью, а перелезали через забор. Все это было известно не только простому народу, но и фарисеям. И вот, беря такой общеизвестный пример из пастушеской жизни, Христос сказал фарисеям: “Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса”.

Хотя содержание притчи было доступно слушателям Христа, но, тем не менее, символический смысл рассказа не был им понятен. Тогда Господь объяснил им: “Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет”.

Этими словами Господь открыто объявил иудеям, что Он, как Мессия, есть истинная “дверь” в Царство Небесное, единственный вход в него, “рядом” с которым другого не существует. Никто никогда в истории человечества, кроме Христа, не указал истинного пути спасения и не открыл двери, ведущей в Царство Небесное.

Все, сколько их ни приходило до Христа и после Христа, “суть воры и разбойники; но овцы не послушали их”. Конечно, здесь имеются в виду не ветхозаветные пророки и святые отцы, говорившие о Мессии духом и именем Божиим, но лжепророки и лжеучители, выдавашие себя за Мессию, — самозванцы, которых имелось в истории уже много, появляются они и сейчас и будут еще появляться в мире. Но эти самозванцы, как бы они ни были гениальны, как бы красиво ни говорили о жизни, какие бы блага ни сулили своим последователям, — не могут дать им истинной жизни, “жизни с избытком”, т. е. жизни, переливающейся за края временности, переходящей в вечность. Такую жизнь может дать только Тот, Кто Сам есть Жизнь, Кто одновременно есть и “Дверь” в жизнь вечную и истинный Пастырь пасомых.

Как верный пастырь овец не щадит своего покоя и жизни, чтобы сохранить свое стадо, так и Пастыреначальник Христос отдает жизнь Свою за “словесное стадо”. “Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец, — сказал Христос. — А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их”.

Эти слова об истинном пастырстве относились к современным Иисусу Христу духовным вождям еврейского народа, книжникам и фарисеям, но они в такой же мере относятся и ко всем тем пастырям Христовой Церкви, которые за деньги и другие житейские выгоды пасут словесное стадо; они тоже суть “наемники”, так как без подвига самоотречения и без готовности для служения стаду Христову идти на все опасности, вплоть до смерти, невозможно быть истинным пастырем Церкви.

“Я есмь пастырь добрый, — говорил Господь фарисеям, — и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца, и жизнь Мою полагаю за овец”. В этих словах Христа заключается уже не только объяснение символов рассказанной притчи, но и открытое свидетельство о неразрывном единстве Доброго Пастыря с Богом Отцом и с овцами Своего стада и о грядущей Жертве за спасение всех людей.

Книжники и фарисеи должны были понять символику и прямое свидетельство Христа о Пастыре и овцах дома Израилева. Эта символика известна была им из книг ветхозаветных пророчеств. Но, увы, духовные очи этих вождей были закрыты и они не разумели Писания. В частности, они могли бы вспомнить пророчество Иезекииля: “Сын человеческий! изреки пророчество на пастырей Израилевых… и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?.. вот, Я — на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец… Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их… Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах Израилевых…” (Иез. 34, 1—14).

Но сердце Христа, как Доброго Пастыря, пылает любовью не только к избранному стаду Божию, к народу израильскому, оно обнимает своей любовью и все другие народы, которые также должны принять участие в общем спасении. Поэтому Христос говорит: “Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь”.

Израиль был призван Богом первым, но не единственным, и вне его бродило еще более многочисленное стадо, жаждущее услышать любящий голос Доброго Пастыря,—это был языческий мир. По зову Доброго Пастыря все народы соберутся в единую Церковь Христову, “и будет одно стадо и один Пастырь”.

Но это великое дело может совершиться только смертью и воскресением Доброго Пастыря. И Христос не страшится смерти, Он добровольно отдает жизнь Свою за овец.

Христос на празднике Обновления

Ин. 10, 22—42

Настал праздник Обновления, и к Иерусалимскому храму снова стал стекаться народ. Хотя этот праздник не был так популярен, как праздник Кущей, и меньше привлекал иностранных паломников, тем не менее иудеи любили его. Он напоминал им одну из славных страниц национальной истории, когда Иудея была освобождена от власти сирийского царя Антиоха Епифана и храм очищен от осквернении. Это произошло в 165 году до Рождества Христова.

Событие обновления храма праздновалось евреями в декабре. Зимнее время еще только начиналось, но уже было довольно холодно, и поэтому народ собирался в утепленных пристройках храма.

В это время Христос с учениками находился в Соломоновом притворе и учил собравшийся здесь народ. В толпе народа были и фарисеи.

Исцеление Христом слепорожденного и рассказанная Им притча о Добром Пастыре сильно подействовали на иерусалимских фарисеев, и они решили выяснить, кто же Он в самом деле этот Галилеянин, Который совершает чудеса и учит с такой божественной мудростью, что с Ним не могли равняться и величайшие учители раввинских школ. Простой народ называет Его пророком и даже Мессией; но странно, что Он Сам не провозглашает Себя Мессией и вовсе не думает выступать в качестве того грозного царя — завоевателя, которого так давно ожидали евреи.

И вот фарисеи решили выяснить этот вопрос сейчас — на празднике Обновления. Они обступили Христа и спросили: “Долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо”.

Господь понимал, какого Мессию хотят видеть в Нем духовные руководители еврейского народа. Но Он царь не от мира сего. Он духовный Мессия. Поэтому Христос на вопрос фарисеев ответил: “Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих, как Я сказал вам. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей… Я и Отец — одно”.

Последние слова привели иудеев в ярость. Они взяли в руки камни и угрожающе стали приступать ко Христу. Но Он спросил врагов Своих: “Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?”

“Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом”, — ответили раздраженные иудеи.

Иисус же сказал им: “Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне, и Я в Нем”.

Но этот ответ Христа не дошел до сердец иудеев и вызвал лишь новый взрыв негодования и злобы. Они хотели побить Его камнями, но Он уклонился от них и ушел из храма. После праздника Обновления Христос покинул Иерусалим и с учениками пошел за Иордан.

Общественное служение Иисуса Христа в Заиорданье

Спаситель не мог больше оставаться в Иудее, где у Него было много врагов: законников, фарисеев и саддукеев, которые препятствовали Ему проповедовать слово Божие и искали повода, чтобы убить Его. Но и в Галилею теперь Ему был закрыт путь, ибо Ирод Антипа, по свидетельству евангелиста Луки (Лк. 13, 31), хотел взять Христа под стражу, чтобы затем предать Его смерти. Во всей родной для Него Палестине оставалась только одна область, где Он мог еще свободно проповедовать —это была Перея, область Заиорданская. Сюда и направляется Христос с учениками после праздника Обновления.

До праздника Пасхи оставалось всего несколько месяцев, и Христос с учениками хотел еще раз отдохнуть душой накануне предстоящих Ему крестных страданий. Они пришли на то самое место, где недавно крестил народ Его Предтеча — Иоанн. Все здесь напоминало о горькой участи великого отшельника, жившего в тростниках на берегу Иордана и призывавшего человеческие сердца к покаянию.

В этих прозрачных иорданских струях и Сам Господь принял крещение от Иоанна, которое было Его мессианским помазанием. Здесь Он начал Свою проповедь о покаянии и о наступлении Царства Божия. И теперь, накануне рокового часа, Он пришел сюда, к колыбели Своего служения.

Но не долго Ему пришлось отдыхать в уединении. К реке стал приходить народ. Тут были и ученики Крестителя, и иудеи, поверившие в Господа, и галилейские паломники. И всех их надо было учить Истинному пути, призывать к покаянию и исцелять от болезней. В Заиорданье Господь чаще всего поучал простой народ притчами, поэтому многие известные нам евангелистские притчи относятся к этому времени Его общественного служения.

Поучения Христа в притчах о любви Бога к человеку, человека к Богу и людей друг ко другу

Царство Божие есть царство Любви, ибо “Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем” (1 Ин. 4, 16). Бог Отец зовет человека к Себе. “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную” (Ин. 3, 16).

И хотя человек согрешил перед Богом, но любовь Божия к нему не оскудела. Нужно только покаяться грешнику в своих преступлениях, и тогда он испытает на себе любовь Божию и войдет в Царство Небесное. Тогда небо приклонится к земле, а душа человеческая возвысится до неба.

  1. Притча о пропавшей овце

Лк. 15, 1—7

Как бы ни был грешен человек, как бы далеко он ни отошел от Бога, он не должен отчаиваться, так как любящий Господь ищет именно грешную душу, зовет ее к Себе, стучит в ее сердце. Это .хорошо чувствовали мытари и грешники, приходившие слушать проповеди Христа.

Господь всегда шел навстречу всем сознающим свою греховность и желающим изменить свой образ жизни. Если надо было для спасения грешника идти к нему в дом, Он шел; если надо было возлечь с ним за трапезу, Он не пренебрегал и ел с ним. И когда фарисеи возроптали на Него, говоря: “Он принимает грешников и ест с ними”, — Христос сказал им следующую притчу: “Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее? А найдя, возьмет ее на плечи свои с радостью и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: “порадуйтесь со мною: я нашел мою пропавшую овцу”.

“Найти пропавшую овцу” — значит вызвать в душе грешника спасительное чувство покаяния и готовность в корне изменить свой образ жизни.

Такой же смысл имеет и притча о драхме.

  1. Притча о потерянной драхме

Лк. 15, 8—10

Человек бесценен в очах Божиих, и Бог ищет обращения грешника в продолжении всей его жизни.

“Какая женщина, — сказал Христос фарисеям, — имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и на станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: “порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму”.

В этой притче под мелкой монетой — “драхмой” надо понимать душу человека. И как бы эта душа ни казалась в глазах людей ничтожно малой, — перед Богом, Владыкой неба и земли, она имеет великую цену. И пусть знает всякий грешный, потерявшийся человек, что не забыт он у Бога. Бог ищет грешника, лишь бы грешник через глубокое чувство покаяния сам нашелся в Боге и зажег в себе огонь ответной любви к Творцу. И тогда, как сказал Христос в притче о заблудшей овце, “на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии”.

  1. Притча о блудном сыне

Лк. 15, 11—32

Как уже было сказано выше, первым шагом для восхождения в Царство Божие — Царство Любви — является покаяние, признание своих грехов и действительное желание начать новую жизнь. И чтобы понятнее было, как безгранична любовь Божия к людям и какую радость дает человеку искреннее покаяние, Господь рассказал народу глубокую по смыслу притчу о блудном сыне.

“У одного человека, — сказал Господь, — было два сына. Младшему надоело быть под опекой отца, ему захотелось пожить веселой, разгульной жизнью подальше от родительского дома. С этой целью он взял часть родительского имения, которую отец ему выделил, и ушел в далекую страну. Здесь он стал жить со “своими друзьями” вольготно и весело. Но живя распутно, он быстро растратил все свое достояние и превратился в нищего. К тому же мнимые друзья покинули его, и он остался совсем одиноким. Наступившая нужда, а затем голод заставили его наняться пасти свиней у одного из жителей той страны. Голод настолько мучил его, что он рад был наполнить свой желудок пищей для свиней, но никто не позволял ему это делать.

Во время своей беспутной жизни блудный сын ни разу не подумал об отце, и только теперь, когда дошел до отчаянного положения, вспомнил о нем и с чувством глубокого покаяния сказал: “Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: “Отче! я согрешил против неба и перед тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих”.

И вот он, голодный, оборванный и усталый, встал и пошел с покаянным сердцем к своему отцу. Чем ближе подходил он к отчему дому, тем всё сильнее совесть обличала его: “Что же скажут мне мои отец и брат?”

Но любящее отцовское сердце уже почувствовало приближающегося к нему блудного сына. И когда он был еще далеко, увидел его отец, побежал к нему навстречу, обнял его, нищего и убогого, и целовал его. Отец все простил раскаявшемуся сыну, а своим слугам сказал: “Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги, и приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся”. И в доме отца началось веселие… Но среди веселящихся не было только старшего сына. Он в это время работал на поле.

Узнав, что вернулся его блудный брат и что отец устроил пир по этому случаю, он рассердился и не захотел даже войти в дом, чтобы поприветствовать своего брата. А когда отец вышел позвать его, то он с обидой и упреком сказал: “Я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка”.

Но отец на эту обиду кротко сказал ему: “Сын мой! ты всегда со мной, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся”*.

Эта притча Христова говорит о безграничной любви Бога к людям. Здесь под отцом разумеется Бог, а два его сына — это люди, т.е. все грешное человечество. “Младший сын” согрешил тем, что не пожелал служить отцу, покинул дом и, унеся с собой все свое имущество, решил жить “по своей воле”, т. е. эгоистической “независимой” жизнью. Но вскоре, промотав все добро, полученное в родительском доме, он стал нищим и одиноким. Подобно “младшему сыну”, и многие люди, получив от Небесного Отца бесценные духовные сокровища, не хотят жить по Его заповедям. Они отворачиваются от Бога, уходят от Него, на “страну далече” и там живут по «своим прихотям, утопая в страстях и пороках. Но, порвав связь с Небом, душа человеческая постепенно духовно пустеет, личность разлагается, и человек превращается в животное, т. е. продолжает жить только своими животными инстинктами.

С другой стороны, “старший сын”, хотя все время жил и работал в доме отца, но духовно все же был далек от него. Не любя и не жалея брата, он, по-видимому, оторвался и от единства с отцом. Он роптал на отца и осуждал его за любовь и милосердие, оказанное им возвратившемуся блудному сыну. Он даже не захотел назвать своего младшего брата братом и не вошел в дом, чтобы встретиться с ним и порадоваться его спасению.

Разумеется, в образе “старшего сына” Христос показал книжников и фарисеев, но и не только их… Здесь показаны те люди, которые всю свою жизнь хотя внешне и исполняют заповеди Божий, но в сердце своем остаются эгоистами и не имеют любви к ближним своим.

И все же, несмотря на греховность своих сыновей, отец звал их обоих и раскрывал им свои объятия.

Когда младший сын с покаянным сердцем пришел к Отцу, он простил ему, с радостью принял его в дом и вернул сыновнее достоинство.

К старшему сыну отец тоже вышел навстречу и нежно просил его разделить с ним семейную радость.

Неизвестно, дошел ли до сердца старшего сына зов отца, явился ли он в дом на пир радости и любви. Но младший был уже в доме и разделял с отцом и друзьями радость примирения.

Так исполнились слова Христа, сказанные фарисеям в притче о двух сыновьях: “Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царствие Божие…” (Мф. 21, 31).

  1. Притча о милосердном Самарянине

Лк.10, 25—37

Во время проповеди в Галилее один законник, желая искусить Господа, спросил у Него: “Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?”

Христос посмотрел на лукавого законника и в свою очередь спросил его, как об этом говорит Священное Писание. На вопрос Христа законник дословно повторил заповедь, содержащуюся во “Второзаконии” (6, 5) и в книге “Левит” (19, 18), о любви к Богу и ближним. Тогда Христос сказал ему: “Правильно ты отвечал; так поступай (как сказано в Законе. – Авт.), и будешь жить”.

Законник был смущен. Ему стало неловко, что он “искушал”, т. е. неискренно спрашивал Христа о том, что и сам прекрасно знал. Тогда, желая оправдать себя, он спросил Иисуса: “А кто мой ближний?”

На этот вопрос Господь ответил законнику рассказом притчи о милосердном самарянине.

“Некоторый человек, — сказал Он, — шел по дороге из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили и ушли, оставив его едва живым. Мимо умирающего прошел священник, а потом левит, но ни тот и ни другой, служители Божии, не оказали несчастному помощи. Но вот на дороге появился еще один путник. Это был самарянин, чужестранец и враг иудеев. Увидев израненного еврея, добрый самарянин сжалился над ним, омыл и перевязал его раны, посадил на своего осла и привез в ближайшее селение; там он поместил его в гостиницу и вообще хорошо о нем позаботился. А на другой день, отправляясь в путь, он оставил больного на попечение хозяину гостиницы, которому дал денег и сказал: “Позаботься о больном; и если издержишь что больше, я, когда возвращусь, отдам тебе”*.

Таким образом, помощь, оказанная самарянином, была внимательна, любовна и серьезна, без ожидания какой-либо награды или выгоды. Одним словом, это было действие “милующего сердца”.

Закончив притчу, Господь спросил блюстителя закона: “Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?” Законник ответил:

“Оказавший ему милость”.

Тогда Иисус сказал ему: “Иди, и ты поступай так же”. Из этих заключительных слов Христа совершенно ясно, что ближний нам — это всякий нуждающийся в нашей помощи человек.

Итак, если в Ветхом Завете для еврея был ближним только еврей, то Христос упраздняет все национальные, расовые, религиозные и политические границы. Во Христе все люди братья, а потому и все ближние, так как все люди — дети Одного Отца Небесного.

Проявленное милосердие к любому человеку открывает дверь к братопознанию, а это ведет к Богопознанию. Сострадание и милосердие есть колыбель Божественной любви в сердце человека. Чем ближе сердце человека к брату, тем оно становится ближе к Богу. И наоборот. Эту истину замечательно выразил святой подвижник Авва Дорофей в своем символическом круге.

Не любя своего ближнего, нельзя любить Бога и невозможно войти в Царство Отца Небесного. Поэтому, кто прошел мимо страдающего человека, не оказав ему никакой помощи, тот потерял путь в Царство Небесное.

  1. Притча о мытаре и фарисее

Лк. 18, 9—14

Эту притчу Господь произнес в обличение фарисеев, большинство из которых были самоуверенны и считали себя праведниками.

Но самоуверенность — ложный путь, он не приводит в Царство Божие. Самоуверенный человек не склонен признавать своих ошибок. Чувство раскаяния ему чуждо, тогда как без этого чувства, т. е. без покаяния в своих грехах, он никогда не сможет найти путь к своему спасению. Покаяние перерождает человека. Оно делает его счастливым и дает радость. Но покаянию предшествует смирение. Без преодоления в себе самолюбия и гордости радость покаяния не приходит. Если человек и признает себя виновным, но будет оправдывать себя, а обвинять других и не смирится перед Богом, —то покаяние его не будет глубоким, а праведность остается только формальной, показной, “фарисейской”.

“Два человека вошли в храм помолиться,— сказал Христос,—один фарисей, а другой мытарь. Фарисей стал впереди, чтобы все видели его молящимся. Считая себя праведником, он не просил у Бога милости, а лишь благодарил Его: “Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю”.

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: “Боже! будь милостив ко мне грешнику!”

Фарисей возвысил себя и унизил мытаря, а Господь оправдал молитву грешного мытаря и осудил мнимую праведность фарисея. Без всякой радости в сердце пошел фарисей в дом прежним надутым ханжой, а в смиренной, кающейся душе мытаря шевельнулось живое чувство сожаления о своих грехах и надежда на милосердие Божие!

“Сказываю вам,—заключил эту притчу Господь, — что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот”.

  1. Притча о судье неправедном

Лк. 18, 1—8

Эта притча говорит о необходимости постоянного молитвенного предстояния человека перед Богом. Как бы ни было человеку иногда тяжело в жизни и как бы ни казалось ему его житейское горе невыносимым, он должен не впадать в уныние, но непрестанно молиться Богу с глубокой верой, что защита придет вскоре.

“В одном городе, — сказал Христос, — был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В этом же городе жила бедная вдова, которая постоянно ходила к этому судье с просьбой защитить ее от несправедливых требований соперника. Все ее просьбы были безуспешны, но тем не менее она продолжала просить судью о помощи. Наконец судье надоели эти частые посещения и просьбы вдовы и он решил помочь ей. Он так сказал сам себе: “Хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать меня”.

Окончив притчу, Господь сказал народу: “Слышите, что говорит судья неправедный? Если он, будучи неправедным, все-таки помог несчастной вдове, которая неотступно просила у него защиты, то Бог ли — Судья Праведный, не защитит избранных Своих, вопиющих к нему день и ночь, хотя и медлит защитить их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре”*.

Неправедный судья защитил вдову, чтобы избавиться от ее назойливости, чтобы она никогда не являлась ему на глаза, а Милосердный Господь защищает человека так, чтобы человек навсегда остался с Богом.

Постоянство и настойчивость молитвы укрепляет связь человека с Богом Отцом. Чем чаще и настойчивее молитва, тем вернее придет спасение.

Однако среди людей постоянство молитвы и глубокой веры в Бога является большой редкостью. Вот почему в заключение притчи Христос сказал: “Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?”.

Этот вопрос Господа нашего Иисуса Христа и по сей день настораживающе стоит перед сознанием каждого христианина.

Беседа Христа с богатым юношей о богатстве

Мф. 19, 16—30; Мк. 10, 17—31; Лк. 18, 18—30

В Заиорданье ко Христу однажды подошел богатый юноша. Это был искренний и добрый человек. Несмотря на свою молодость, он уже занимал какое-то служебное положение: был “одним из начальников”.

Учение Христа о Царстве Божием привлекало любознательного юношу, и он надеялся найти в нем разрешение мучительных вопросов жизни. И вот, увидев Христа, он упал перед Ним на колени и воскликнул: “Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?”

Иисус сказал ему: “Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди… не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя”.

“Учитель, — сказал молодой человек, — все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?”

Тогда Иисус с любовью посмотрел на богатого юношу и ответил ему: “Одного тебе не достает: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною, взяв крест”.

Слова Христа поразили и смутили юношу. Как, неужели необходимо бросить свой дом, привычный образ жизни, любимые вещи? Неужели нужно все это продать, раздать и самому стать нищим? И для чего все это? Для того только, чтобы следовать повсюду за Учителем и видеть Его Лицо? А разве нельзя соединить то и другое и, не меняя своего образа жизни, стать Его учеником? И что значит “взять крест?” Вероятно, это какие-нибудь новые обязанности и страдания. Как жаль, что такой дорогой ценой приобретается совершенство.

В душе богатого юноши происходила борьба: хотелось обеспечить себе блаженство вечной жизни и в то же время поклоняться своему любимому кумиру — богатству. Но поклонение Богу с поклонением кумиру несовместимы — нужно было выбирать одно из двух, и опечаленный юноша ушел от Господа к своему богатству.

А Христос, тоже печально посмотрев вслед уходящему юноше, сказал окружающим Его ученикам: “Как трудно имеющим богатство войти в Царства Божие… Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие”.

Это значит, что деньги, вещи и все материальные богатства являются такой страшной силой, которая настолько привязывает человека к земле, что отвлекает его внимание от Царства Божия. В его душе уже не Бог, а идол любостяжания.

Не всегда и не всякому Бог посылает призыв отказаться от семьи и состояния, но каждый последователь Христа должен быть всегда готов в случае зова Божия отказаться от материального и временного ради духовного и вечного. Доверие и любовь к Богу должны быть выше всего!.. Богатый юноша этого сделать не смог.

Таким образом, слова Христа: “продай имение твое и раздай нищим”, — не могут считаться заповедью безусловно обязательной для всех. Они были сказаны юноше, которому богатство мешало войти в Царство Небесное. Если же человек смотрит на материальные ценности как на средство приобретения Царства Небесного, то он на верном пути, хотя и находится рядом с земными благами. Можно иметь миллионы и быть истинным христианином, употребляя эти миллионы на благо людей и ограничивая свои потребности самым необходимым для жизни. Но можно не иметь ни копейки денег и в своем убожестве сделаться жестоким, завистливым, не милосердным даже к тем, кто находится в материальной нужде. Так что не спасает человека бедность, но и не губит его богатство как таковое. Все зависит от того, как человек относится к тому и другому. И все же трудно быть богатому и спастись!

Притча о богаче и нищем Лазаре

Лк.16, 19—3]

В этой притче Господь ясно показал, что если богатый человек живет эгоистической жизнью, тратит состояние только в свое удовольствие, не замечая рядом с собой нуждающихся, то такой человек не заслуживает вечной жизни с Богом любви и милосердия, он уйдет в область бесконечной тьмы и вечных страданий. И только тот человек, который в земной жизни идет узким и скорбным путем — путем исполнения заповедей Божиих, войдет в Царство вечного Света и вечной радости.

“Один человек, — сказал Христос, — был богат. Он проводил жизнь весело, одевался в порфиру и виссон и ежедневно устраивал в своем доме роскошные и шумные пиры, не замечая, что у его ворот лежал нищий Лазарь, покрытый ранами и струпьями. Больной и всегда голодный Лазарь желал напитаться хотя бы теми остатками от стола богача, какие на его глазах бросали собакам, но, по-видимому, и это было недоступно ему. Никто из дома богача не сжалился над ним, никто не перевязал ему раны, — только бродячие собаки приходили к нему лизать его струпья. Свой жизненный крест до самой своей смерти Лазарь нес молчаливо, терпеливо и смиренно. А когда он умер, Ангелы Божий отнесли его душу на лоно Авраамово.

Но вот умер и богатый, и похоронили его торжественно, с пышными почестями, соответствующими его богатству. Но в загробной жизни положение его души стало печальным, она была низвергнута в ад, так как на лоне Авраамовом для нее не оказалось места. Мучаясь в аду и не находя себе покоя, богач вдруг увидел вдали Авраама и Лазаря в райских обителях. Окрыленный надеждой, он взмолился к Патриарху о помощи: “Отче Аврааме! умилосердися надо мной и пошли Лазаря, чтобы смочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем”.

“Чадо, — ответил ему Авраам, — вспомни свою жизнь! Все, что ты считал высшим благом, что жаждала и к чему стремилась твоя душа, ты получил с избытком. Как богач, ты в роскоши и неге проводил все дни свои; ты думал только о себе и был глух к воплям страдальца, мимо которого проходил каждый день и ни разу не подал ему куска хлеба. А он с кротостью и смирением переносил все свои муки и не роптал, не жаловался, что незаслуженно страдает. Поэтому Лазарь, пройдя в нищете земное поприще и сохранив в чистоте свое сердце и душу, здесь утешается, а ты, взявший от жизни все для себя и не сделавший ничего доброго для других, страдаешь теперь, и страдаешь вполне заслуженно. К тому же, никто из нас не может ни избавить тебя от мучений, ни даже облегчить их, так как между вами и нами пропасть великая, так что желающие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят”.

Осознав теперь все безумие прожитой жизни своей, богач просит Авраама: “Так прошу тебя, отче, пошли Лазаря в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения”.

“У них есть Моисей и пророки, — ответил ему Авраам, — пусть слушают их; эти праведники возвестили людям волю Божию, и кто исполнит ее, тот спасется”.

“Нет, отче Аврааме! — возопил богач, — глухи мои братья к голосу Моисея и пророков, не слушают их, как и я не слушал; но если бы их поразило какое-нибудь великое чудо, если бы кто из мертвых воскрес, то покаялись бы”.

Тогда Авраам сказал ему: “Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят”*.

Так скептики всех времен часто говорят: “Если бы кто пришел с того света и тем доказал существование его, то мы поверили бы в бессмертие души и вечную жизнь за гробом”. Им, как и фарисеям, нужно знамение с неба. Но знамение не дастся им, так как Бог желает от человека добровольного следования за Ним, а не рабского повиновения, вызванного грозным чудом. К тому же, если бы такое знамение и было дано кому-нибудь из убежденных неверующих, если бы к нему, например, явился умерший друг или родственник, то, несомненно, он объяснил бы такое явление своим болезненно-настроенным воображением, и все-таки не поверил бы. Ведь не поверили же евреи не только Моисею и пророкам, но даже воскресшему Христу, и за то лишились Его Царства.

Итак притча Христова о богаче и Лазаре символически раскрывает перед нами картину будущей жизни. Она учит человека тому, как ему надо поступать в этой земной жизни, чтобы не наследовать вечной смерти”*.

Исцеление десяти прокаженных

Лк.17, 11—19

Проповедуя за Иорданом, Господь однажды проходил по границе, лежащей между Галилеей и Самарией. Здесь Его встретили десять прокаженных.

Проказа с древних времен считалась болезнью нечистой и заразной. История медицины знает об этой болезни по древнейшим ее описаниям, сделанным за много столетий до Христа, а во время Христа она описана римским ученым Цельсом. Но в те времена, разумеется, не была известна причина этой болезни. И только в 1881 году еврейским биологом Ганзеном был найден микроб проказы. Что же касается симптомов болезни, то описание их современными учеными вполне совпадает с тем, что было известно из древней литературы. Как происходит заражение — неизвестно, но, раз начавшись, болезнь продолжается 5 — 20 лет и ведет к смерти. Бывает и самоизлечение, но очень редко. По своим клиническим формам болезнь имеет свои разновидности и “стадии”, или “фазы”, но всегда очень скоро вызывает глубокие поражения кожи всего тела, покрывающегося сперва “папулами”, а затем гнойными и кровоточащими язвами серого цвета. Затем болезнь поражает внутренние органы и кости. Ослабевает зрение, слух, голос, разрушается нос, выпадают все волосы. Наконец, отмирают пальцы рук и ног. Больной погибает от общего истощения и паралича сердца.

В развившейся стадии болезни вид больного бывает поистине ужасен: лицо аспидно-серого цвета, покрыто язвами и корками, изрыто рубцами, веки выворочены; рот, из которого все время течет слюна, перекошен, глаза слезятся; все тело издает отвратительный запах, нос разрушен.

В древние времена прокаженные не пользовались никакой помощью общества, они изгонялись из городов и населенных мест, бродили по безлюдным местам, питались чем попало и обязаны были криками предупреждать о своем приближении. Вот как описывает положение этих страдальцев св. Григорий Богослов в Слове (14) о любви к бедным: “Перед вашими глазами поразительное и плачевное зрелище, которому едва ли кто поверит, кроме очевидцев: люди— живые мертвецы, у которых конечности большей части телесных членов отгнили… Это несчастные останки живых некогда людей… Их гонят из городов, гонят из домов, с площади, с дороги, и — горькая участь! — их отгоняют и от самой воды. А что всего страннее, — тех, которых, как нечистых, отгоняем от себя, заставляем опять возвращаться к нам, потому что не даем им ни жилища, ни пищи, ни врачевства для ран, ни одежды. Потому-то они и скитаются день и ночь обнищавшие, нагие, бесприютные… слагая жалобные песни, чтобы выпросить кусочек хлеба, или малейшую часть чего-нибудь вареного, или какое-нибудь разодранное рубище для прикрытия себя от стыда, или для облегчения боли от ран. Кто не сокрушится, внимая их стонам, сливающимся в одну жалобную песнь? Кто может переносить эти звуки?” .

Десять таких несчастных людей, увидев Христа, издали стали жалобно умолять Его, чтобы Он исцелил их от тяжелой болезни. Господь сжалился над бедными людьми и сказал им: “Пойдите, покажитесь священникам”. И этих простых слов было достаточно, чтобы прокаженные послушно отправились к священникам для обследования. Свои слова Христос произнес как власть имеющий, поэтому прокаженные были уверены, что в Его повелении кроется их спасение. Но как и когда они исцелятся? И вот по дороге они почувствовали, что страшная болезнь их совсем оставила. Их радости не было предела. Это значило: после мрака — свет; после нестерпимых болей — ощущение жизни в здоровом теле; после долгого одиночества—свободное общение с людьми; после страданий — радость бытия.

Исцеленные поторопились к священнослужителям — земным врачам, забыв о своем Исцелителе. И только один из них, самарянин, видя совершившееся чудо, вернулся к Господу, припал к Его ногам и громким голосом прославил Бога. Девять же исцеленных евреев не нашли нужным поблагодарить своего Избавителя и пошли своей дорогой.

Видя такую неблагодарность, Господь с грустью сказал: “Не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?” Затем, обращаясь к исцеленному самарянину, Христос сказал: “Встань, иди; вера твоя спасла тебя”.

Из десяти прокаженных только один услышал от Христа слово о спасении, а остальные, получив избавление от тяжкого телесного недуга (исключительно из жалости к ним Христа), еще не стали здоровыми духовно. И еще неизвестно, воспользовались ли эти девять своим здоровьем для спасения души, ибо далеко не всегда “в здоровом теле живет здоровый дух”.

В церковной практике Евангелие “о десяти прокаженных” обычно читается на молебнах благодарения Богу за бывшие нам от Него благодеяния.

Учение Иисуса Христа о браке и безбрачии

Мф. 19, 1—12; Мк. 10, 1—12; Лк. 16, 18

Однажды к Христу подошли фарисеи с целью искусить Его. Они спросили у Него: “По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?”

Сами фарисеи считали этот вопрос очень трудным и, может быть, до конца не разрешимым. В то время существовали различные толкования Моисеева закона о разводе (Втор. 24, 1). Так как Моисей не перечислил конкретно причин, из-за которых можно разводиться мужу с женой, то “фарисейская праведность” воспользовалась этим случаем и в угоду своей плоти навыдумывала множество причин для развода. Развод допускался в самых разнообразных случаях. Так, например, “если кто-либо увидит женщину красивее своей жены, то, по мнению некоторых книжников, он может отпустить свою жену и жениться на этой женщине”. А раввинская школа знаменитого законника Гиллеля доходила в своем толковании до таких крайностей, что удивляла даже язычников. Раввины этой школы допускали, что если жена плохо приготовит обед своему мужу, пересолит его или пережарит, то он может развестись с ней, как если бы она была поражена какой-нибудь телесной проказой”’.

Разумеется, наряду с такими толкованиями Моисеева закона были и строгие взгляды на эту злободневную проблему.

Своим вопросом фарисеи хотели поставить Иисуса Христа в трудное положение, надеясь, что Он скажет что-либо противоречащее закону. Если бы Христос сказал, что позволительно мужу разводиться с женой по любой причине и жениться на других, то это было бы против здравого смысла. Если же Христос ответил бы, что нельзя разводиться с женой ни по какой причине, то сделался бы виновным в нарушении Моисеева закона, по которому были предусмотрены причины развода.

Но Господь смотрел на брак не как на простое и случайное сожительство мужчины с женщиной, а как на неразрывный союз, установленный в начале самим Богом. Во время творческого акта Бог создал мужеский пол (пол — половина) и женский и затем повелел им соединиться для совместной жизни так, чтобы из этих половин составилось одно целое, одна плоть. Поэтому “оставит, — говорит Адам, — человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть” (Быт. 2, 24).

Апостол Павел, раскрывая учение Иисуса Христа о браке, как сочетании мужчины и женщины в одно целое, писал Коринфянам: “Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена” (7 Кор. 7, 4).

Такое единство плоти, основанное на предоставлении мужем своего тела в исключительное обладание жены, и женою своего тела в такое же обладание мужа, несомненно нарушается с появлением третьего лица, завладевающего телом одного из них. При этом происходит раздвоение целого, распадение союза любви, установленного самим Творцом. Этот акт называется прелюбодеянием. Он разрушает творческий замысел Бога о человеке. Поэтому Христос ответил Своим искусителям: “Что Бог сочетал, того человек да не разлучает”.

На это фарисеи возразили Ему: “Как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться?”.

Тогда Христос сказал им: “Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так…” Таким образом, Христос считал постановление Моисея о разводе чисто человеческим. Это было снисхождением к грубым нравам ветхозаветного человека, а потому Моисеев закон о разводе носил временный характер.

Заблуждение же фарисеев заключалось в том, что они смотрели на этот временный закон как на вечный, равный заповедям Божиим.

Услышав такое строгое суждение о брачной жизни от своего Учителя, апостолы откровенно сказали Ему: “Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться”. На это замечание учеников Господь ответил: “Не все вмещают слово сие, но кому дано…”.

Иисус Христос не принуждал ни к браку, ни к девственной жизни, но отдавал предпочтение девственности. Он как бы так отвечает на мнение Своих учеников о безбрачии: “Вы говорите, что при таких строгих обязанностях к жене лучше не жениться. И Я говорю вам, что лучше человеку не жениться. Но так как многие не могут воздерживаться, то такие пусть женятся, и в этом нет никакого греха. А кто может воздерживаться и быть целомудренным, кто может остаться всю жизнь девственником, пусть остается”.

Итак, перед человеком два пути: или честный брак, или целомудренное безбрачие. Оба пути трудны для исполнения. Если для многих тяжело честное исполнение обязанностей супружества, то нелегко и воздержание.

Говоря о безбрачии, Господь привел три примера девственности, называя девственников скопцами. “Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного”.

Два первых вида девственности являются вынужденным состоянием человека. Это люди, которые или родились скопцами, или оскоплены людьми. Такие люди не заслуживают никакой похвалы за свое вынужденное целомудрие. Нельзя же хвалить слепого за то, что он не видит соблазнительных предметов, и глухого за то, что он не слышит соблазнительных речей. Точно так же и скопца нельзя хвалить за то, что он не делает того, что не может делать. Человек обладает свободной волей, и поэтому несет наказание или получает награду только за свои произвольные поступки. Если в нем происходит борьба между плотью и духом, и он силой духа своего, и с Божьей помощью, побеждает греховные похоти плоти, то честь и слава ему. А если такая борьба даже невозможна, то не может быть и победы, не стоит он и похвалы.

Из трех видов девственников Господь ставит в пример тех людей, которые, не имея никаких препятствий к брачной жизни, добровольно отказались от нее ради беспрепятственного служения Богу.

Но в чем же состоит заслуга девственников? Почему безбрачие лучше брака? И почему “не все вмещают слово сие, но кому дано”? На эти вопросы хорошо отвечает святитель Иоанн Златоуст в своем слове о девстве.

Девство, — говорит святитель, — потому хорошо, что отклоняет всякий повод к излишней заботе о житейских делах и доставляет полный досуг для дел богоугодных; девственник или девственница отрешаются не только от уз брачных и сопряженных с ними забот, но и от всех наслаждений плотских, от всего, что отвлекает от мысли о Боге… Я знаю трудность этого состояния,— продолжает св. Златоуст, — знаю силу этих подвигов, знаю тяжесть этой борьбы. Для этого требуется душа ревностная, мужественная, не подчиняющаяся похотям; здесь надобно идти по раскаленным углям… и не обжечься, выступать против меча, и не быть раненым; ибо сила похоти так велика, как сила огня и железа; и если душа выступит неприготовленною и не будет противиться ее влечениям, то скоро погубит себя. Поэтому нам нужно иметь адамантовый ум, неусыпное зрение, великое терпение, крепкие стены с ограждениями и запорами, бдительных и доблестных стражей, а прежде всего этого помощь свыше, ибо “если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж” (77с. 126, 1).

Итак, честный брак и целомудренное безбрачие—это два пути, идя по которым можно достичь Царства Небесного. Но преимущество безбрачия в том, что оно дает человеку больше благоприятных условий в достижении этой святой цели.

Благословение детей

Мф.19, 13—15; Мк.10, 13—16; Лк.18, 15—17

Еще не закончил Христос беседы о браке и девственности, как сквозь окружающую Его толпу народа стали пробираться к Нему женщины с детьми, чтобы взять у Него благословение. В то время у иудейских матерей был обычай подводить детей к раввинам для благословения. К Иисусу же они подходили с особым благоговением. Но ученики стали запрещать детям подходить к Христу, желая этим самым облегчить труд и без того утомленного Учителя.

Увидев это, Господь вознегодовал и, подозвав учеников, сказал им: “Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное”.

Душа ребенка была у Спасителя образом той чистоты, которой должен достичь каждый, чтобы войти в Царство Божие. Господь обнимал подходивших к Нему детей, возлагал на них Свои Божественные руки и говорил ученикам и народу: “Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в Него. Если не обратитесь от честолюбия и гордости к смиренномудрию и кротости, если не будете так же, как дети, чисты от этих пороков, то не войдете в Царство Небесное. Очиститесь от своего воображаемого величия, станьте такими же малыми, как эти дети, и вы увидите Царство Божие внутри себя, тогда станете истинными Моими учениками. Но горе тому, кто не будет уподобляться чистой душе ребенка, а напротив, станет соблазнять и развращать невинное дитя, превращая его в порочного человека! Лучше было бы, если бы повесили такому “учителю” мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской”’ (Мф. 18, 3—6).

Притча о виноградарях, призванных на работу в разное время дня

Мф. 20, 1—16

Господь, проповедуя Царство Божие, призывал людей прежде всего искоренять в себе гордость и стремиться к истинному смирению. В противном случае многие, считающие здесь себя первыми, в Царстве Небесном могут оказаться последними, а последние первыми. Чтобы нагляднее выразить эту мысль, Иисус Христос рассказал притчу о работающих в винограднике.

“Царство Небесное, — сказал Христос, — подобно владельцу виноградника, который вышел на торговую площадь нанять работников в свой виноградник. Хотя было еще раннее утро, но желающие наняться на работу уже находились на площади. Договорившись с ними по динарию за день, хозяин отправил их на работу в виноградник.

Часа через три владелец опять пошел на рынок и увидел там еще рабочих, ожидающих найма. И этих он отправил в свой виноградник, сказав им при этом: “Что следовать будет вам, дам вам”.

Выходил хозяин виноградника на рынок и в полдень, и часа через три после полудня, и каждый раз посылал в свой виноградник наемных рабочих. Наконец, вышел он перед заходом солнца, когда рабочий день приближался к концу, но и в этот поздний час он встретил на торговой площади рабочих, которых никто не нанял. И этих он послал в свой виноградник, обещая заплатить им, что будет следовать по расчету.

И вот, когда закончился трудовой день, владелец виноградника повелел управляющему пригласить рабочих для расчета. Рабочие ожидали, что получат плату соответственно количеству проработанных ими часов, но были удивлены, когда хозяин велел своему управителю выдать всем поровну, по динарию, начав расчет с последних.

Тогда пришедшие в виноградник первыми стали роптать на хозяина, говоря: “Мы перенесли тягость целого дня и полуденный зной, а ты сравнял нас с работающими один только час, да и то во время вечерней прохлады”.

Обращаясь к одному из недовольных, хозяин кротко сказал ему “Друг, я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр?”*.

Эта притча Господня имеет глубокий смысл. “Торжище” — это мир, в котором в разное время рождаются как отдельные личности, так и целые народы. Они часто бывают “духовно-безработны” и жаждут Божьего призыва на духовное делание в Церкви Христовой (в Винограднике Христовом). “Хозяин” — это Господь, зовущий всех духовно-безработных в Свой Виноградник.

На заре истории Церкви призывающее в Царство Небесное Божественное Слово прозвучало прежде всего в среде еврейского народа. Древний Израиль устами ветхозаветных пророков, а в конце веков — устами Самого Богочеловека первым был призван к работе в винограднике Господнем. Затем Слово Божие пронеслось проповедью по всему миру. Оно все время, “с раннего утра до захождения солнца”, призывает отдельных людей и целые народы к работе на ниве Христовой. Слово Господне зовет к Божьему труду всех, стоящих на торжище праздно, т. е. духовно-безработных.

“Часы” — третий, шестой, девятый, одиннадцатый — означают или различные эпохи в истории Церкви, когда те или иные народы впервые призываются к участию в строительстве Царства Божия, или же различные моменты в индивидуальной жизни человека (ранняя юность, зрелый возраст, старость), когда сердце впервые слышит и принимает призыв Божий.

Вторая часть притчи говорит о расплате хозяина с работниками виноградника. Здесь “вечер”, конец трудового дня, символически может означать или завершение земной истории Церкви, или же конец индивидуальной жизни человека, его смертный час. Расплата хозяина с работниками символически означает справедливый, но милующий суд Божий над людьми, которые были призваны в Церковь Христову в разное время.

И вот здесь человеческая формальная справедливость хочет противопоставить себя Божественной щедрости и любви. Виноградари не стали бы роптать на хозяина, если бы он дал “последним” меньше одного динария, т. е. сумму, недостаточную для дневного пропитания. Им не было дела до пришедших “последними”, но в их душах проявилась зависть, недружелюбие и даже осуждение якобы несправедливой щедрости хозяина, которая противоречила их гордости — как это он мог сравнить их, призванных “первыми”, с теми, которые пришли “последними”?

Вся эта гамма морально-низких чувств, которая обуяла “первых”, снизила качество их труда на ниве Господней. Ведь с таким настроением можно работать и целый день и все же ничего доброго не сделать; а можно и в “один час” сделать больше и лучше, если работа совершается при полном усердии, любви к делу и доверии хозяину.

У виноградарей оценка оказалась формальной, а у хозяина духовно-нравственной. И по этой оценке “последние” стали “первыми” и “первые” — “последними”, а может быть, и совсем лишились участия в Царстве Небесном. “Ибо, — добавил Христос, — много званых, а мало избранных”.

С другой стороны, эта притча Господня говорит всем грешникам, стоящим вне Церковной ограды, что и для них есть возможность спасения в любое время, даже в последний час их жизни, как это и произошло с благоразумным разбойником.

Воскрешение Лазаря

Ин.11, 1—46

Прошло уже несколько месяцев после того, как Иисус Христос покинул Иерусалимский храм и ушел за Иордан. Все это время Он просвещал там людей светом Божественного учения и совершал чудеса исцеления больных.

Приближалась весна, а вместе с ней приближался и великий праздник Пасхи. Христос с учениками продолжал жить за Иорданом. Апостолы были рады этому, так как после проявленных враждебных отношений к ним со стороны иерусалимских священников они сильно упали духом и боялись возвращаться в Иудею. Но вот однажды к ним из Иудеи пришло печальное известие, что в Вифании тяжело заболел Лазарь — друг Иисуса. Апостолы забеспокоились, но Христос сказал им: “Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий”.

После известия о болезни Лазаря Спаситель еще два дня пробыл в Заиорданье, а затем вдруг объявил апостолам, что собирается идти в Иудею.

“Равви! — сказали испуганные ученики, — давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?” Но Господь знал, когда наступит Его час. Теперь же надо было идти в Вифанию, так как Его друг Лазарь умер.

Узнав от своего Учителя о смерти Лазаря, апостолы решили идти вместе с Иисусом в Иудею. Апостол Фома, по прозванию Близнец, зная, что возвращение в Иудею грозит гибелью не только Самому Иисусу, но и всем им, сказал своим собратьям: “Пойдем и мы умрем с ним”. Никто из апостолов не возразил Фоме, и все пошли за Иисусом.

Прошло четыре дня после смерти Лазаря, когда Христос подошел к Вифании, где жили сестры Лазаря Марфа и Мария. На краю селения им навстречу вышла Марфа. “Господи! — с печалью воскликнула она, — если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой”. И затем Марфа выражает удивительную мысль, в которой чувствуется ее надежда на воскресение брата. “Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог”.

“Воскреснет брат твой”, — ответил на ее предчувствие Господь. Но Марфа еще не была тверда в своей вере в скорое воскресение брата, поэтому она сказала Христу: “Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день”.

“Я есмь воскресение и жизнь, — сказал Господь, — верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек”. И обратившись к Марфе, Господь спросил ее: “Веришь ли сему?”

Услышав эти слова, Марфа, которая недавно предпочитала заботу о материальных благах слушанию” слова Божия, теперь, подобно апостолу Петру, исповедует Христа “Сыном Божиим, грядущим в мир”. “Так, Господи, — сказала она, — я верую, что Ты Сын Божий, грядущий в мир”. Взволнованная встречей со своим Учителем, Марфа поспешила домой, чтобы позвать Марию.

Тем временем Мария сидела в доме, окруженная родными и соседями, утешавшими ее в горе. Марфа, подойдя к сестре, тихо сказала ей: “Учитель здесь и зовет тебя”. Мария, услышав эту радостную весть, поспешно встала и пошла из дома. За ней последовали остальные, думая, что она пошла на могилу плакать. Увидев Христа, Мария припала к Его ногам и рыдающим голосом сказала: “Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой”.

Видя всех скорбящих и плачущих, Иисус прослезился. Христос-Человек плакал об умершем друге, и в то же время Его святые слезы, может быть, были слезами о всём человечестве, пораженном болезнями и смертью. Подавляя в Себе чувство скорби, Господь, сопровождаемый толпой, направился к могиле Лазаря.

Вскоре они достигли гроба, который по восточному обычаю представлял собой пещеру, вход в которую был завален камнем. Многие, вероятно, думали, что Иисус пришел сюда оплакать тело умершего, но все были удивлены, когда Христос повелел отвалить камень от гроба. “Господи, — робко запротестовала Марфа, — уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе”.

На это Иисус сказал ей: “Если будешь веровать, увидишь славу Божию”.

Тогда подошли люди и отвалили камень. Наступила тишина. Взоры всех были устремлены в отверстие пещеры, где сгустился сумрак холодной могилы. В предчувствии чего-то великого сестры уже не плакали, а смотрели на Христа. Иисус же, подняв глаза к небу, стал громко молиться Своему Небесному Отцу: “Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня”.

Что происходило в эту минуту Господней молитвы в царстве смерти? Что вообще мы знаем о том скрытом от нашего взора мире, где пребывает душа, покинувшая тело? Мы знаем, что тело может оказывать влияние на душу, но умеем ли мы верно определить обратное влияние души на тело? Одно мы можем сказать с уверенностью: для Повелителя и Творца мировых законов нет преграды и необратимых процессов…

“Лазарь, иди вон”, — громко воскликнул Спаситель, и Его Божественное творческое слово властно прозвучало в царстве смерти и вызвало Лазаря к жизни… Люди с ужасом увидели, как в глубине темной пещеры появился умерший. Он медленно вышел из гроба, весь обвитый погребальными плащаницами. Тогда Иисус сказал: “Развяжите его, пусть идет”.

Так произошло одно из великих чудес — воскрешение четверодневного Лазаря. Это чудо произвело на присутствующих потрясающее впечатление, так что многие из них уверовали во Христа, но некоторые иудеи, затаив свою злобу, поспешили в Иерусалим сообщить синедриону о случившемся.

Тайное и беззаконное решение синедриона

Ин.11, 47—53

Слух о явном и великом чуде воскрешения Лазаря быстро распространился по Иерусалиму и его окрестностям. Многие ходили в Вифанию, чтобы посмотреть на Лазаря и лично убедиться в его воскрешении. Иудейские духовные власти должны были с сожалением констатировать, что популярность Иисуса Назарянина в народе растет, невзирая на то, что вера в Него каралась отлучением от синагоги. Последнее событие, по их мнению, было настолько опасным, что первосвященники и фарисеи немедленно собрали Верховный Совет (Синедрион) для обсуждения происшедшего. “Что нам делать? — говорили они. — Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом”. Члены Синедриона боялись, что если все объединятся вокруг Христа, то Его могут провозгласить Царем. Это вызовет репрессии со стороны римлян, и тогда последние остатки национальной свободы погибнут.

Но первосвященник Каиафа резко прервал эти рассуждения. В своей речи он сказал членам Синедриона, что вместо боязни и томительных ожиданий нужно действовать решительно. Надо сделать так, чтобы народ не успел уверовать в Назарянина, надо просто убить Человека. “Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб”, — такими словами закончил свою речь председатель Синедриона. Разумеется, Каиафа был преисполнен ненависти ко Христу, но, как первосвященник, он этими словами неожиданно для себя выразил глубокую истину. Действительно, Христу надлежало умереть за народ, но не для спасения независимости Иудейского царства, а для искупления всего человечества от греха, проклятия и смерти.

Речь Каиафы не встретила возражений, и Синедрион постановил убить Иисуса, а вместе с Ним предать смерти и Лазаря. Так бессильная и бессмысленная злоба начальников иудейских отвечала Богу на величайшее чудо, сотворенное Сыном Божиим, пришедшим на землю для спасения людей.

Христос в Ефраиме и Его последнее путешествие в Иерусалим на праздник Пасхи

Мф. 20, 17—28; Мк. 10, 32—45; Л к. 18, 31—34

Заговор Синедриона не мог оставаться в тайне от Господа. Приказ об аресте Иисуса был уже дан слугам Верховного Суда, и Христос мог попасть в руки палачей еще до праздника Пасхи. Поэтому Он тайно покидает Вифанию и с учениками удаляется в небольшой городок Ефраим, который был расположен, вероятно, вблизи Иерихонской пустыни. Здесь Христос спокойно провел последние недели Своей земной жизни, готовя учеников к великому апостольскому служению.

Приближались дни празднования Пасхи Господней. Многие иудеи заранее пришли в Иерусалим, чтобы здесь провести дни очищения. Паломники, услышав о чуде воскрешения Лазаря, хотели видеть Иисуса и говорили друг другу: “Как вы думаете? Не придет ли Он на праздник?” Ждали Иисуса и первосвященники с фарисеями, но только с другой целью. Они хотели арестовать Его и убить. А чтобы Христос не мог укрыться от них, они всенародно объявили Его преступником, Которого иудеи непременно должны выдать властям.

Но Христос из Ефраима Сам шел в Иерусалим на “вольную страсть”, так как знал, что в эту Пасху, вместе с пасхальным агнцем, будет заклаться и Он — Агнец Божий, Который возьмет на Себя грехи всего мира. Ученики в страхе и беспокойстве следовали за своим Учителем. Обращаясь к ним, Христос сказал: “Вот… мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет”. На этот раз Господь говорил апостолам о Своих страданиях со всей ясностью и. полнотой, но как прежде, так и теперь они не могли уразуметь сказанного. Хотя апостолы от имени Петра исповедали Иисуса Сыном Божиим, но они не могли и мысли допустить, чтобы Мессия мог быть убит. В глубине своей души каждый из них верил, что скоро на земле настанет царство и слава их Учителя, и тогда они займут почетное положение в Его Царстве. Об этом мечтала и Соломия, мать апостолов Иакова и Иоанна, которая сопровождала Христа из Ефраима в Иерусалим. Вера ее в земное царство Мессии была настолько велика, что она подошла со своими сыновьями ко Христу и стала просить Его: “Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем”.

Христос кротко отнесся к заблуждению Своих учеников, которое было высказано устами их матери. Обращаясь к Иакову и Иоанну, Он сказал: “Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь”.

Быть может, глубже осознавая теперь смысл слов своего Учителя, братья-апостолы ответили Ему: “Можем”. И в этом ответе заключалась правда. Господь знал, какие страшные мучения ожидают Его учеников, поэтому Он не возразил на их ответ, Он только пояснил им: “Чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим”.

Просьба Иакова и Иоанна вызвала негодование среди апостолов. Честолюбие братьев возбудило в них ревнивое соперничество. Тогда Господь подозвал к Себе учеников и еще раз напомнил им, что Царство Его совсем не похоже на царство мира сего: “Вы знаете, — сказал Он апостолам, — что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом…”. Царство Христа — это Царство Любви. В нем живут лишь те, кто жертвует собой ради ближних своих, подобно тому, как Христос отдал Душу Свою за искупление многих.

Исцеление слепого у Иерихонских ворот

Лк.18, 35—43

Дорога, по которой Христос шел из Ефраима в Иерусалим, проходила через город Иерихон. Иисус, сопровождаемый толпой народа, подходил к воротам города. В это время у самой дороги сидел один слепой человек и просил милостыню. Когда он услышал, что мимо него проходит большая толпа народа, он спросил у проходящих по какой причине так много народа. Ему ответили, что город Иерихон посетил великий пророк—Иисус Назарянин. Услышав такую радостную весть, слепой громким голосом закричал: “Иисус, Сын Давидов! помилуй меня”. Слепой, вероятно, много хорошего слышал о Христе и долго искал с Ним встречи. И вот теперь Сам Христос идет мимо него. Боясь упустить такой счастливый случай, он громко звал Иисуса. Некоторые из народа хотели заставить его замолчать, но слепой не обращал на них внимания и еще громче стал кричать: “Сын Давидов! помилуй меня”.

Христос остановился и повелел привести к Нему слепого. “Чего ты хочешь от Меня?” — спросил его Христос.

“Господи! — воскликнул слепой, — (сделай так), чтобы мне прозреть”.

“Прозри! вера твоя спасла тебя”, — сказал ему Христос, и слепой тотчас стал видеть. Чудо исцеления поразило всех присутствующих. Бывший слепой и весь народ воздали хвалу Богу за такую Его милость.

Обращение Закхея

Лк.19, 1—10

Многочисленная толпа народа сопровождала Христа, когда Он вошел в ворота древнего города.

В то время в Иерихоне жил начальник мытарей по имени Закхей. Этот человек не пользовался любовью иудейского народа, так как он состоял на службе у римлян и помогал им собирать налоги со своих единоплеменников. Закхей, как и иерихонский слепец, давно слышал о Христе, и необъяснимое чувство влекло его к Нему. И вот, когда мытарь узнал, что через Иерихон идет Спаситель, он бросил все дела и поспешил к Нему навстречу, чтобы хотя издали посмотреть на Галилейского Пророка. Но свое желание он не мог сразу исполнить, так как Христа окружала большая толпа народа, из-за которой низкий ростом Закхей не мог ничего рассмотреть. Тогда Закхей забежал вперед, забрался на смоковницу, растущую у дороги, и, пренебрегая насмешками людей, стал на дереве с нетерпением поджидать удивительного Пророка, Который не только не питал ненависти к мытарям, но даже одного из сборщика податей сделал Своим апостолом. Может быть, Закхей еще не понимал того, что с ним происходит, но сердце его уже было готово уверовать во Христа.

Каково же было его изумление и радость, когда Иисус, подойдя к дереву, на котором сидел Закхей, назвал его по имени и сказал: “Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме”.

Невидимо для человеческого глаза, но видимо для Бога, душа Закхея уже была готова к покаянию, и Господь посетил ее, как посещает Он души тех, кто всем сердцем полюбил Его. Закхей быстро слез с дерева и с радостью повел великого Гостя к себе в дом. Но в толпе послышался ропот фарисеев. Они, подстрекая толпу, начали громко обличать Христа за то, что Он идет в дом грешника. Фарисеи не хотели понять того, что Христос пришел спасать не праведников, но грешников. Иисус слышал этот ропот, слышал его и Закхей. Радость, что посетил его Христос, и стыд за неправедно прожитую жизнь наполняли сердце Закхея и побуждали его к раскаянию. Укоры толпы и присутствие в его доме Мессии наконец пробудили его дремавшую совесть, и он в раскаянии воскликнул: “Господи, половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо”.

Видя искреннее раскаяние Закхея и готовность его на деле доказать силу этого покаянного чувства, Господь сказал: “Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама…”.

Закхей погибал, но Сын Человеческий пришел отыскать и спасти погибающих. Бог всегда видит души “Закхеев”, только “Закхеям” надо подняться” над греховными препятствиями и увидеть Господа, и тогда наступит радость раскаяния и общения с Господом.

 

Глава V

СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ. ПЯТЬ ВЕЛИКИХ ДНЕЙ. КРЕСТНАЯ СМЕРТЬ ИИСУСА

Христос в Вифании за шесть дней до Пасхи

Ин. 12, 1—11; Мк. 14, 1—11

Из Иерихона Господь продолжал Свой путь в Иерусалим. Смело идя на верную смерть, Христос все время заботился об учениках, которые переходили от страха к надежде и от надежды к еще большему страху. Многие отговаривали Христа идти в город, где Его ожидали враги, страдания и смерть. Атмосфера тревоги сгущалась.

Вместе с ними к Иерусалиму тянулись толпы галилейских паломников, спешивших на праздник Пасхи. Дорога в Иерусалим шла через Вифанию, и Господь с апостолами решил отдохнуть в доме воскресшего Лазаря, чтобы на другой день торжественно войти в столицу, которая готовилась через шесть дней встретить великий праздник и потому до отказа уже была наполнена паломниками.

В Вифании, в доме Симона прокаженного, друзья приготовили Господу “вечерю”, т. е. дружескую трапезу. Среди друзей Господа был и воскресший Лазарь. Его сестра Марфа, как всегда, заботилась об угощении и прислуживала у стола, где возлежали гости. Как Марфа, так и Мария не знали, чем и отблагодарить Господа за Его милость к их семье. И вот Мария, взяв алавастровый сосуд с драгоценным ароматным миром из чистейшего нарда, во время трапезы с благоговением подошла к Иисусу. Отбив у сосуда горлышко, она стала молча лить драгоценную жидкость на голову и ноги Иисуса…

Дом наполнился благоуханием. Мария, склонившись до земли и распустив свои волосы, отирала ими ноги Учителя, как будто готовя Его к погребению.

Среди гостей начался шепот и упреки. Им казалось, что она нарушила благочиние вечера. Тогда ободренный ропотом гостей апостол Иуда Искариотский громко сказал: “Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?” Апостол Иоанн говорит, что Иуда сказал это не потому, что заботился о нищих, а потому, что был вор. Он носил при себе денежный ящик с подаяниями. В то время в его сердце уже закралась мысль предать своего Учителя…

Мария была смущена. Но Христос ободрил ее и сказал присутствующим: “Оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. Она сделала, что могла: предварила помазать тело Мое к погребению. Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала”. Это пророчество Господа о Марии исполняется до настоящего времени.

После вечери гости разошлись на отдых. Но только душа Иуды Искариотского не могла успокоиться. Он уже окончательно решил предать врагам своего. Учителя и начал искать удобного случая, чтобы осуществить свое намерение.

Торжественный вход Господень в Иерусалим

Мф. 21, 1—11; Мк. 11, 1—11; Лк. 19, 29—44; Ин.12, 12—19

В земной жизни Господа нашего Иисуса Христа наступал последний решительный момент. Настало время объявить всенародно и торжественным образом, что Он есть истинный Мессия, Сын Давидов, Которого много веков ожидал еврейский народ. Было время, когда Иисус не хотел усиливать злобу фарисеев и потому нередко уклонялся от открытого столкновения с ними. Но теперь предстояло вынести на Себе всю адскую злобу этих сынов тьмы, торжественно вступить в Иерусалим, чтобы они не могли потом оправдываться тем, что Он скрывал от них Свое Мессианское достоинство.

Иисус Христос шел в Иерусалим для того, чтобы испить чашу страданий до дна и отдать Свою душу за искупление многих людей.

Вот почему событие входа Господня в Иерусалим явилось началом величайших событий последних дней Его земной жизни.

Иерусалим в это время был уже переполнен паломниками, которые все еще продолжали стекаться сюда со всех концов Палестины, а также из соседних стран. Огромные гурты и отары скота для жертвоприношений сгонялись к городу по окрестным дорогам. Караваны верблюдов, нагруженных товарами, проходили узкими улицами к центру города. Торговля оживилась. Еврейская полиция и римские воинские патрули наблюдали за порядком в городе. Римский прокуратор Понтий Пилат прибыл в Иерусалим из Кесарии с отрядом воинов, чтобы усилить бдительность по охране порядка и спокойствия в столице во время праздничных дней. На праздник Пасхи в Иерусалим прибыл и правитель Галилеи Ирод Антипа.

Весеннее яркое солнце согревало и веселило пеструю толпу народа, переполнявшую площади и улицы древней столицы. Особенно оживлено было на площади храма. В народе часто слышались речи о необыкновенных чудесах Галилейского Пророка. Вести об исцелении слепого на Иерихонской дороге и, особенно, о воскрешении Лазаря в Вифании передавались из уст в уста.

Среди народа много было очевидцев чудес, совершенных Галилейским Пророком. Имя Иисуса слышалось повсюду. Многие хотели видеть Его в Иерусалиме на празднике Пасхи. Но вдруг среди паломников разнесся слух, что Иисус Христос идет в Иерусалим. Это произошло на другой день после Вифанской вечери, за шесть дней до Пасхи. Люди побросали свои дела и двинулись в сторону Маслиничной горы навстречу Галилейскому Пророку.

А в это время Господь торжественно шел из Вифании в Иерусалим. Большая толпа народа сопровождала Его. Возле селения Вифагия Христос сел на молодого осленка и стал подыматься на Елеонскую гору. Так исполнилось предсказание пророка Захарии, который сказал: “Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле…” (Зах. 9, 9).

Апостолов и многочисленный народ охватило чувство восторга. Они увидели в своем Учителе долгожданного Мессию. Желая каким-то образом воздать царские почести Христу, ученики постилали на дороге свои одежды, а народ резал пальмовые ветки, приветствовал ими Господа и бросал их под ноги осленка, на котором Он ехал. Когда шествие достигло вершины горы и взорам сопровождавшей Господа толпы открылся прекрасный вид на древний Иерусалим с его великолепным храмом, в народе произошел особенный взрыв восторга. “Осанна (спасение) Сыну Давидову! благословен грядущий во имя Господне (т. е. достоин хвалы идущий от имени Господа, от Бога посланный), Царь Израилев! Осанна в вышних!” — раздавались кругом радостные восклицания.

При спуске с горы Елеонской толпа еще больше увеличилась, и все множество народа, сопровождавшего и встречавшего Господа, стало громко прославлять Бога за все чудеса, которые совершил Христос. Весь Иерусалим, со всем его огромным населением предпраздничных дней, пришел в движение и возбуждение.

В сопровождавшей Господа толпе были и фарисеи. Они не приветствовали восторженными криками грядущего Царя-Мессию. Злобою на Него кипели их ожесточенные сердца; они готовы были тут же растерзать Его, но боялись народа, и потому ограничились лишь дерзким криком Ему из толпы: “Учитель! запрети ученикам Твоим (так выражать свой восторг)”. На эти злобные выкрики фарисеев Господь кротко ответил им: “Если они умолкнут, то камни возопиют”.

Истину никогда нельзя заставить замолчать. Если человеческие сердца станут неспособными прославлять Бога и “превратятся в камни”, то камни (неживая природа) будут прославлять своего Творца”.

Господь продолжал Свой путь в Иерусалим среди неумолкающей толпы, но злобные выкрики фарисеев навели на Него грустные думы. Он знал, что ликующий народ, признающий теперь Его Мессией, скоро будет неистово вопить: “Распни! Распни Его!” Он знал, что этот священный город с его храмом за неверие евреев будет разрушен, так что камня на камне не останется в нем. Все это вызвало во Христе прилив невыразимой скорби, и Он зарыдал. Господь знал, что избранный Богом народ гибнет, что нет уже никакой возможности спасти его. Смотря на Иерусалим, Христос сквозь слезы воскликнул: “О, если бы ты хотя теперь, в этот день твой узнал, что служит к спасению твоему! Но это и теперь скрыто от глаз твоих. И за это твое неверие, за то, что ты не понял этого времени, времени посещения тебя Богом, придут дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне”*.

Когда Христос вступил в Иерусалим, торжественное шествие направилось через весь город прямо к храму. Господь вошел в храм для молитвы, но так как было уже позднее время, Он не стал учить народ и с апостолами возвратился в Вифанию.

Великий Понедельник

  1. Проклятие бесплодной смоковницы

Мф. 21, 18—22; Мк. 11, 12—26

Переночевав в Вифании, Христос на другой день рано утром опять пошел с апостолами в Иерусалим, но уже без всякой торжественности. По дороге Он почувствовал голод и, увидев у дороги роскошную смоковницу, подошел к ней, чтобы подкрепиться ее плодами. Но пышная на вид смоковница оказалась бесплодной. Тогда Господь, обращаясь к бесплодному дереву, сказал: “Отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек!” И смоковница тотчас начала засыхать.

Зачем же всегда милующий Христос проклинает невинное дерево? Не смоковницу осудил Христос, а еврейский народ, который за свое неверие отныне выброшен из Виноградника Божьего. Бесплодная смоковница, как бездушный предмет, служила лишь наглядным изображением духовной бесплодности избранного народа. Столько времени Господь подготавливал еврейский народ к принятию Мессии — и они не узнали Его; мало того, они отвергли Христа, Которого должны были не только принять, но и явить Его всему миру.

Таким образом, засохшая смоковница явилась символом, пророчеством и притчей о духовно бесплодном еврейском народе, не принявшем своего Мессии.

Ученики не могли не понять тайного смысла этого чуда, так как совсем недавно они слышали из уст Спасителя притчу на ту же тему. Тогда Господь говорил им о смоковнице, уже третий год не приносящей плодов, и о садовнике, который умолял хозяина не рубить дерево. “Господин,—просил садовник хозяина,—оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом — не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее” (Лк. 13, 6—9).

И вот теперь этот “следующий год” наступил, а смоковница так и осталась бесплодной. Три года проповеди Христовой о Царстве Божием, обращенной к “любимому насаждению Божию”, не пробудили очерствевшей души исторического Израиля и не вызвали в нем ответной любви к своему Мессии.

Поэтому чудо проклятия бесплодной смоковницы явилось ничем иным, как символическим пророчеством Иисуса Христа о грядущей трагической гибели Ветхого Израиля, что и осуществилось очень скоро при разрушении Иерусалима и храма римлянами, в царствование императора Веспасиана и Тита в 69—70 годах.

Но почему же случилась эта трагедия? Почему евреи так и не уверовали во Христа, Который пришел их спасти? Почему ни учение Его, ни чудеса не убедили их в истине?

В сущности говоря, этот вопрос и до сих пор остается исторической загадкой духа Израиля-богоборца. Однако пророк Исаия предвидел случившееся и за много столетий предсказал, говоря: “Потому не могли они веровать, что… народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не «обратятся, чтобы Я исцелил их” (Ин. 12, 39—41).

Но бесплодная засохшая смоковница с тех древних евангельских времен стала символом не только еврейского народа, но и тех народов, а также отдельных лиц, которые отвергли Христа и вместе с тем отвергли Бога.

  1. Второе изгнание торгующих из храма. Дети, прославляющие Господа

Мф. 21, 12—17; Мк. 11, 15—19

Оставив засыхать бесплодную смоковницу, Господь с учениками вошел в Иерусалим и направился к храму. Во дворе Дома Божия шла шумная предпраздничная торговля.

Множество жертвенных животных, грязь, шум, звон медных денег, споры меновщиков — все это оскверняло и оскорбляло Святыню Господню. Возмущенный осквернением Дома Божия, Христос начал выгонять из храма продающих и покупающих, а столы меновщиков опрокинул. При этом Господь говорил им: “Не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников”.

Когда храм был очищен, слепые и хромые обступили Господа. Они просили Его о помощи, и Господь исцелял их, Народ, видя чудеса Иисуса Христа, еще больше стал прославлять Его. Даже малые дети, бывшие в храме, громко восклицали: “Осанна Сыну Давидову!”

Первосвященники и старейшины пылали злобой на Христа, но они не решались арестовать Его при народе, боясь беспорядков. Наконец, восклицание детей в храме вывело их из терпения. Подойдя ко Христу, они злобно сказали: “Слышишь ли, что они говорят? Ты Своими поступками довел и детей до безумия”.

На это Господь кротко ответил: “Да, Я слышу, но понимаю эту радость детей не так, как вы. Разве вы никогда не читали сказанное Давидом: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?”*.

До позднего вечера Господь учил народ и исцелял больных в храме, а затем с учениками опять возвратился в Вифанию. Так закончился Великий Понедельник страстной седмицы.

Великий Вторник

  1. Последнее посещение храма и полный разрыв с духовными руководителями еврейского народа

Мф. 21,23-27;Мк.11,27-33;Лк. 20,1-8

В любом обществе, на протяжении всех веков человек, который, вопреки сложившемуся мнению и порядку, вносит в среду людей новую струю жизни и стремится духовно обновить это общество, непременно встречает озлобление и вражду со стороны власть имущих. Начинаются репрессии и гонения, которые, как правило, заканчиваются мученической смертью реформатора.

Этот исторический закон, управляющий всеми народами, на скрижалях иудейского народа записан кровавыми письменами. Новаторами духовной жизни в еврейском народе были пророки, провозвестники Божественной Истины, животворное слово которых просвещало, обновляло и спасало людей от нравственного растления. Но кто из этих великих людей: Илия, Амос, Исаия, Михей, Иеремия, Даниил, Иоанн Креститель и др. — не сделался жертвой первосвященнической или царской власти, или народных страстей? Их жестоко преследовали, гнали и, наконец, убивали.

И чем духовно гениальней человек, тем сильнее вражда против него со стороны мира, который они приходили спасать. Поэтому нам понятна причина вражды Синедриона против Христа, так как в лице Иисуса пришла на землю Сама Божественная Истина — “Свет пришел в мир, но люди больше возлюбили тьму”.

Первосвященники и старейшины затаили против Христа страшную злобу. Они готовы были схватить Его в любую минуту и тут же предать смерти, но боялись одного: как бы волнение народа не вызвало вооруженного вмешательства римлян. Поэтому первосвященники избрали хитрую тактику. Они решили скомпрометировать Христа перед народом и римской властью, а затем схватить ненавистного им Галилеянина и предать Его смерти.

И вот, когда Господь во вторник пришел в храм из Вифании, Его сразу же обступили книжники и фарисеи. Пылающие ненавистью первосвященники потребовали от Христа ответа: “Какой властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?”

Если бы руководители еврейского народа были духовными людьми и ждали духовного Мессию, то они никогда бы не задали Христу такого вопроса. Поэтому и Христос не дает на их вопрос прямого ответа. Да если бы Иисус и сказал прямо, что Он Мессия, то первосвященники все равно бы не поверили Ему и убили бы Его. Ведь они ждали не такого Мессию, они верили в пришествие земного царя.

На вопрос членов Синедриона Христос ответил вопросом: “Спрошу и Я вас об одном, отвечайте Мне; тогда и Я скажу вам, какою властью это делаю. Крещение Иоанново с небес было или от человеков? Отвечайте Мне”*.

Но фарисеи, боясь народного гнева и не желая компрометировать себя перед людьми, сказали Христу: “Мы не знаем”. Не получив положительного ответа на Свой вопрос, Господь сказал лицемерам: “И Я не скажу вам, какою властью это делаю”.

  1. Притча о двух сыновьях

Мф. 21, 28—32

Продолжая обличать книжников и фарисеев, Господь спросил их: “А не ответите ли вы Мне на другой вопрос? — у одного человека было два сына, и он послал их в свой виноградник работать. Один из них отказался идти, но потом ему стало стыдно, он раскаялся и пошел. Другой же ответил отцу: “Иду”, — но не пошел. Как вы думаете, который из двух сыновей исполнил волю отца?”

Не понимая, какую цель преследовал Иисус, говоря эту притчу, фарисеи ответили Ему: “Конечно, первый исполнил волю отца, может ли быть в этом сомнение?” Тогда Христос сказал им: “Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас войдут в Царство Божие. Ибо пришел к вам Иоанн путем праведности и звал вас через покаяние на работу в Виноградник Божий, но вы не поверили ему и не пошли на призыв Божьего посланника, а мытари и блудницы поверили ему и пошли за ним”*.

Члены Синедриона молча стояли перед Иисусом, среди народа. Они пришли в храм как обвинители Христа, но заняли места подсудимых.

  1. Притча о злых виноградарях

Мф. 21, 33—46; Мк. 12, 1—12; Лк. 20, 9—19

А Христос продолжал всенародно обличать духовных вождей.

“Выслушайте другую притчу, — сказал им Иисус. — Один хозяин дома насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню — и все это он отдал виноградарям в аренду. Но виноградари оказались злыми и неверными людьми. Они хотели присвоить себе весь виноградник. Поэтому, когда хозяин послал к ним своих слуг за плодами, они одних оскорбили, других избили, а некоторых убили. Но хозяин терпеливо ждал от виноградарей плодов. И вот он решил послать к этим злым людям своего единственного сына. “Может быть, сына моего устыдятся они?” — думал хозяин. Но все было напрасно.

Когда злые виноградари увидели сына владельца виноградника, они сказали друг другу: “Это наследник; пойдем убьем его, и наследство будет наше”. И схватив его, убили и выбросили вон из виноградника. Итак, — в заключение притчи спросил Господь Своих слушателей, — когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?” Окружающий Его народ в один голос ответил: “Злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям”*.

Первосвященники, книжники и фарисеи злобно смотрели на всех, как уличенные преступники. Они поняли, что под виноградником притчи разумеется избранный Богом еврейский народ и что забота о его духовном росте отдана Богом в руки первосвященникам и старейшинам народным; они поняли, что под слугами, которых посылал хозяин виноградника, надо разуметь пророков, которых предавали смерти сами же руководители еврейского народа. И теперь они ждут удобного случая, чтобы убить посланного в мир Единородного Сына Божия Иисуса Христа. Но, подняв руки на Сына Божия, на своего Мессию, первосвященники и старейшины, которым вручено было строительство Царства Божия, тем самым отвергли тот камень, без которого нельзя было начинать строительство, так как этот Камень—Христос является основанием Царства Божия на земле. Члены Синедриона на своем беззаконном суде уже “отвергли Этот Камень”, поэтому Христос в заключение притчи прямо сказал лжестроителям: “Потому… отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит”.

  1. Вопрос фарисеев о подати кесарю

Мф. 22, 15—22; Мк. 12, 13—17; Лк. 20, 20—26

Пылающие злобой первосвященники отошли от Христа в сторону и стали совещаться, как поступить им, чтобы заставить замолчать Назарянина. Они понимали, что Иисуса нельзя взять и предать смерти без помощи римской власти. Поэтому первосвященники решили обвинить Его в политической неблагонадежности для Рима. С этой целью они послали ко Христу фарисеев с иродианами. Надо сказать, что между фарисеями и иродианами существовали враждебные отношения, но в данном случае они пошли на соглашение, чтобы каким-либо образом погубить Христа.

Лукавые люди подошли к Иисусу под видом преданных Ему учеников и начали льстиво говорить Ему: “Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? Не превращаемся ли мы через эту унизительную дань из народа Божия в рабов языческого царя? Научи же нас: давать ли нам эту подать безбожному кесарю, или не давать?”*.

Нельзя было поставить Иисусу более коварного вопроса, чем вопрос о дани кесарю. Если бы Христов ответил на этот вопрос положительно, то вызвал бы против Себя негодование в народе, так как евреи признавали своим Царем только Бога и платили дань римскому кесарю по принуждению.

В случае, если бы Господь сказал, что платить подать языческому кесарю не следует, то иродиане сразу же обвинили бы Его перед римским правительством как возмутителя народа против римской власти, как противника кесаря.

“Что искушаете Меня, лицемеры? — ответил Своим врагам Сердцеведец Господь. — Покажите Мне монету, которою платится подать”.

На просьбу Христа искусители показали Ему динарий, на котором был изображен Римский император.

“Чье это изображение и надпись? — спросил их Господь. Не понимая, к чему клонится этот вопрос, искусители ответили: “Кесаревы”. “Итак, — сказал им Господь, — отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу”.

Отдавая кесарю то, что принадлежит ему (деньги, армия, служебные обязанности и т.п.), вы нисколько не нарушите своих обязанностей к Богу; в то же время вы должны отдавать Богу то, чего Он от вас требует. А требует Бог от нас любви к Нему и ближним, быть всегда добрыми, бороться со злом и уподобляться Своему Отцу Небесному, Который есть Абсолютная Любовь и Абсолютное Добро. А эти требования нисколько не противоречат повиновению государственной власти, если она не посягает на Божественный авторитет.

Иродиане и фарисеи не ожидали от Христа такого мудрого ответа и со стыдом удалились.

  1. Вопрос саддукеев о воскресении мертвых

Мф. 22, 23—33; Мк. 12, 18—27; Лк. 20, 27—40

После этого, по заранее составленному уговору, подошли к Спасителю насмешливые и во всем сомневающиеся саддукеи. Мысль о загробном мире казалась им безумием, и они насмехались над набожными фарисеями. Отличаясь высокомерием и безбожием, саддукеи хотели смутить Иисуса, как простого фарисея, предложив Ему одну из тех задач, которые часто составляли предмет их школьных споров с фарисеями.

“Учитель, — сказали они Христу, — Моисей сказал: “если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему”. Было у нас семь братьев: первый, женившись, умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему: подобно и второй, и третий, даже до седьмого; после же всех умерла и жена. Итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее”.

Господь кротко отнесся к безбожию саддукеев и их язвительной насмешке над Священным Писанием. Он не оставил их без ответа, но Его ответ был откровением Божественного Духа, знающего и созерцающего тайны вечности.

“Вы заблуждаетесь, — ответил им Христос. — Вы не знаете ни Писания, ни силы Божией. Чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят. И умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам, и суть сыны Божий, будучи сынами воскресения… А о воскресении мертвых разве вы не читали, как Господь сказал при купине: “Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?” Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы”*.

Верующий народ радовался мудрому ответу Христа неверующим саддукеям. Даже некоторые из книжников сказали: “Учитель! Ты хорошо сказал”. Саддукеи уже больше ни о чем не стали спрашивать Христа и отошли в сторону.

  1. Вопрос книжника о наибольшей заповеди в законе

Мф. 22, 34—40; Мк. 12, 28—34

Фарисеи обрадовались, что их противники саддукеи потерпели от Христа поражение и решили еще раз вступить с Ним в прения.

Один законник, искушая Христа, спросил Его: “Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?” Это был, по мнению книжников и фарисеев, самый спорный и трудный для разрешения вопрос. Но Христа этот вопрос не поставил в трудное положение. Он сразу же ответил книжнику словами Священного Писания: “Слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки”.

Искушавший Господа книжник вынужден был согласиться, что это, действительно, самые основные заповеди в Законе.

  1. Обличительная речь Христа против книжников и фарисеев

Мф. 22, 41—46; 23, 13-39

Фарисеи, стоявшие до сих пор в некотором отдалении, собрались вместе и подошли ближе к Иисусу Христу, но уже не задавали Ему компрометирующих вопросов.

Тогда Иисус Сам спросил фарисеев: “Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?” Нисколько не задумываясь, фарисеи в один голос ответили Ему: “Давидов”. “Но почему же Давид, — опять спросил их Иисус, — по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит о Христе: сказал Господь (т. е. Бог) Господу моему (т. е. Мессии —Христу): седи одесную Меня?.. Ведь если Христос был Господом Давида и уже существовал в то время, когда Давид писал эти строки, то как Он может быть потомком Давида?”*.

Фарисеи, ослепленные буквой Писания и потерявшие ключ к разумению его смысла, не понимали, что Мессия будет иметь Богочеловеческую Личность, в Которой Божественная и человеческая природы соединятся слитно, неизменно, неразлучно, нераздельно. Он, будучи Предвечным Сыном Божиим, станет в то же время Сыном Человеческим — Потомком царя Давида по плоти.

Фарисеи не могли этого понять и потому не отвечали Господу. Но, не приняв этой истины, они отвергнут и своего Мессию и убьют Его за то, что Он назвал Себя Сыном Божиим.

Тогда Иисус Христос, обращаясь к народу, произнес обличительную речь против книжников и фарисеев. “На Моисеевом седалище, — сказал Христос, — сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают; связывают времена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их…”

Затем, обращаясь к фарисеям и книжникам, Господь сказал: “Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то приимете большее осуждение. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас… Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам … что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты: так и вы по наружности кажетесь людьми праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших (совершайте задуманное вами убийство Сына Человеческого).Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну.Но? да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле от Авеля праведного до Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником” (Мф. 23).

Не с гневом обличал Господь руководителей еврейского народа, а с величайшей скорбью. Это было последнее увещание, последняя попытка спасти их от гибели. И когда Господь увидел в глазах этих лицемеров не раскаяние, а затаенную злобу против Него, с глубокой скорбью в сердце воскликнул: “Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья! и вы не захотели! (И вот Я ухожу), оставляется вам дом ваш пуст”.

Сказав эти печальные слова, Христос направился к выходу из храма.

  1. Лепта вдовы

Мк. 12, 41—44; Лк. 21, 1—4

При выходе из храма, около сокровищницы (кружки), в которую опускали пожертвования на храм, Господь сел отдохнуть. На Его глазах многие богачи опускали в церковную кружку большие суммы денег. Но вот к сокровищнице подошла одна бедная вдова и положила в нее всего две лепты, что составляет мелкую римскую монету кодрант. Такой дар мог казаться людям не стоящим никакого внимания.

Но Сердцеведец Господь указал Своим ученикам именно на это скромное приношение бедной женщины. Господь оценил эту жертву по внутреннему ее достоинству. Подозвав к Себе учеников, Спаситель сказал им: “Истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое”. Бог измеряет приношение не суммами пожертвованного, а силой любви, с которой жертва приносится. С чистым сердцем и горячей любовью к Богу подошла эта вдова к сокровищнице и, не задумываясь, отдала все, что имела.

  1. Встреча с еллинами

Ин. 12, 20—50

Среди народа, окружавшего Христа в храме, находились и греки. Это были, вероятно, прозелиты, так как, по свидетельству евангелиста Иоанна Богослова, они пришли в Иерусалим к празднику Пасхи “на поклонение”.

Пробравшись в толпе к ученикам Христовым, они обратились к апостолу Филиппу с просьбой: “Господин! нам хочется видеть Иисуса”. Филипп сначала посоветовался с апостолом Андреем, так как придавал этой встрече большое значение, а затем они вместе сообщили Иисусу о желании греков видеть Его.

До сих пор вся деятельность Христа была направлена к спасению народа израильского. Посылая в первый раз апостолов на проповедь, Он сказал им:

“К язычникам не ходите, а идите к погибшим овцам дома Израилева”. Но из этого еще нельзя заключать, что Христос ограничивал Свою миссию только обращением евреев. Господь в то же время говорил: “Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора; и тех надлежит Мне привести! и они услышат голос Мой. и будет одно стадо и один Пастырь!” На вопрос же о том, когда именно “овцы не сего двора” (т. е. не евреи) будут привлечены Иисусом и услышат Его голос, Он Сам ответил: “Когда вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе”. Следовательно, евреев Христос лично призывал в Царство Божие, а язычников — через апостолов, после Своей крестной смерти.

Желание еллинов встретиться с Христом, должно было теперь напомнить Иисусу, что посланничество Его к евреям окончено. Настало время отвергнуть когда-то избранный Богом народ и на его место призвать язычников. Но этому призванию должна предшествовать Его искупительная смерть на кресте, а затем воскресение и вознесение на небо.

Под влиянием таких мыслей Спаситель громко произнес: “Пришел час прославиться Сыну Человеческому! Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода”.

Этими словами Господь выразил глубокую тайну искупительной Голгофской Жертвы. Спаситель за три дня до Голгофы провозглашает перед евреями и еллинами эту тайну как всемирный и необходимый закон в домостроительстве Божием. Но чтобы следовать за Христом — Божественным Агнцем, надо самому сделаться жертвой любви. Поэтому Господь сказал народу: “Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, так и слуга Мой будет… Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную”.

Кто любит свою земную жизнь настолько, что не решается жертвовать ей для блага других, тот в сущности теряет все: он теряет и Бога, и вечность. А кто ставит вечную жизнь с Богом выше мимолетного земного существования, тот не задумывается пожертвовать всем земным ради блага ближних, ради торжества Истины.

Мысль о надвигающейся Голгофе, о предстоящих крестных страданиях и неизбежной смерти глубокой скорбью отозвалась в сердце Христа, и Он с молитвой обратился к Отцу Небесному: “Душа Моя… возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего. Но на сей час Я и пришел. Отче! прославь имя Твое”.

И вот, как бы гром прогремел в храме. Это голос Бога Отца прозвучал с неба в ответ на молитву Своего Единородного Сына: “И прославил, и ещё прославлю”.

Это было уже третье свидетельство Бога о Мессианском достоинстве Иисуса. Но ни великие чудеса, ни голос с неба, ни божественное слово Христа не могли пробудить веры в очерствелых сердцах врагов Истины.

После встречи с еллинами Господь навсегда оставил ветхозаветный храм.

  1. Пророчество Христа о разрушении Иерусалима

Мф. 24, 1—28; Мк. 13, 1—23; Лк. 21, 5—24

Покинув храм, Господь вышел из Иерусалима и с апостолами молча начал подниматься на Елеонскую гору. Иерусалимский храм во всей своей красоте и величии стоял перед их глазами. Один из апостолов, прервав долгое молчание и указывая на великолепие храма, сказал Христу: “Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!” В ответ на свое восхищение он услышал печальные слова Иисуса: “Видишь сии великие здания? все это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне”.

Храм, который оставляет Бог, теряет свой смысл и назначение. В нем уже не присутствует благодать Божия, и он становится пристанищем лицемеров и вертепом разбойников.

Слова Христа о разрушении храма еще больше поразили и опечалили апостолов. Ведь они ожидали, как и многие, иудеи, что Мессия воцарится в храме, и Его признают, прежде всего, первосвященники, книжники и фарисеи. Но их надежды на грядущее Царство Мессии не исполнились. В глубоком раздумье они молча продолжали подниматься на гору за своим Учителем.

На вершине горы Христос сел отдохнуть. Оттуда открывался чудесный вид на Иерусалим с его великолепным храмом. Вечерело… Спаситель долго смотрел на город, который веками ждал своего Избавителя и, дождавшись,— не узнал Его! Наконец, апостолы, нарушив молчание, спросили Христа: “Учитель, скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?”

Примирившись с мыслью о неизбежности разрушения храма, ученики теперь думали, что ожидаемое всеми Царство Мессии начнется сразу после этого разрушения. Второе пришествие Мессии и Его Царство наступит еще при их жизни. Это и будет завершением истории мира.

Вот от этих-то ожиданий Христос и предостерегает Своих учеников. Он как бы так говорит им: “Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас лживыми учениями о Моем пришествии и наступающей кончине мира. Многие придут под именем Моим и будут говорить: “Я — Христос”; многих они введут в заблуждение, многих прельстят, но вы не верьте им. Начнутся народные смуты, междоусобия и кровопролитные войны. Голод, моровая язва и землетрясения довершат все беды. Появятся знамения на небе, и многие будут думать, что приближается завершение истории. Но это еще не конец, это будет только началом наказания народа израильского, началом его болезней.

Кончина же мира наступит тогда, когда Мое учение станет известным всем людям, живущим во вселенной.

Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось время запустения его. В то критическое время для Иерусалима его жителям можно будет спасти свою жизнь только в горах. Поэтому, кто будет застигнут в городе,— беги в горы, не заходя даже в свой дом, чтобы взять с собой что-нибудь. А кто будет работать в поле, сняв верхнюю одежду, — беги, не останавливаясь даже затем, чтобы захватить ее с собой. Помните, что это дни суда Божия над неверным народом. Многие из евреев падут тогда под ударами мечей, остальные будут взяты в плен и расселены по всем странам, а покоренный Иерусалим останется во власти язычников до тех пор, пока не окончатся времена язычников. Скорбь будет тогда такая, какой не было от начала мира, и никогда уже не будет. Все это произойдет скоро, не прейдет род сей как все сие будет”.

И действительно, предсказания Господа об Иерусалиме сбылись с поразительной точностью еще пря жизни тех людей, которые были свидетелями пришествия в мир Спасителя.

В семидесятом году римский полководец Тит осадил взбунтовавшийся Иерусалим, а затем взял его штурмом. Город и храм были разрушены до основания. Во время осады и штурма города было убито один миллион сто тысяч евреев и взято в плен девяносто семь тысяч человек. С этого времени еврейское государство перестало существовать.

  1. Пророчество Христа о будущем Церкви и о Втором Его пришествии

Мф. 24, 1—31; Мк. 13, 1—37; Л к. 21, 5—36

Господь говорил Своим ученикам, что с разрушением Иерусалима и его храма не закончится история мира. Это только прообраз тех грозных событий, которые должны произойти перед вторым пришествием Мессии. И Христос далее описывает ученикам финал другой эпохи, той эпохи, которая будет последней в истории человечества на земле.

Это будет страшное время. Надвигающаяся всемирная катастрофа сделает историческую атмосферу тревожной, полной жутких предчувствий и грозных знамений. Это будет время мировых войн: “Восстанет народ на народ, и царство на царство”. Лжеучения будут вовлекать человечество во все большие заблуждения. “Лжепророки восстанут и прельстят многих”. Наступит упадок веры и нравственности. “По причине умножения беззакония во многих охладеет любовь”.

Учеников Христа будут ненавидеть и гнать. Их поведут к царям и правителям, будут требовать отречения от веры во Христа. Некоторые христиане, страшась мучений и смерти, отрекутся от Господа, но много будет и таких, которые отдадут свою жизнь за торжество Церкви на земле, за распространение Евангелия среди народов. Шпионаж и предательство распространятся во все поры общества, так что брат будет доносить на брата, отец на детей, и дети на родителей. “Но не ужасайтесь! — говорит Господь. — Когда вас будут допрашивать, то не обдумывайте заранее ответов и не заботьтесь о том, как вам отвечать, ибо отвечать за вас будет Дух Святой. Я дам вам такую мудрость, которой не в силах будут противоречить, ни противостоять все противящиеся вам. И если вам придется страдать, то безропотно терпите все, что вам будет ниспослано. Терпением вашим спасайте души ваши. Знайте, что спасется только тот, кто до конца своей жизни будет терпеливо нести свой крест, кто до дна выпьет ниспосланную ему от Бога чашу страданий!

В те дни наступит на земле уныние народов и недоумение, а катастрофа будет неумолимо приближаться. О ее приближении будут возвещать знамения на небе и земле. Люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на Вселенную. Но верующие в Сына Человеческого и творящие волю Божию не должны бояться; напротив, они должны радоваться, что наступает время избавления земли от зла и смерти… И когда будет проповедано Евангелие Царствия по всей Вселенной, во свидетельство всем народам, тогда придет конец. Но никто не знает ни дня, ни часа этого конца. Он придет внезапно и застанет людей за их будничными занятиями. И тогда все, живые и мертвые, должны будут дать отчет о своей прожитой жизни. Итак, бодрствуйте, — в заключение сказал Господь ученикам, — так как не знаете, в который час Господь ваш придет! Бодрствуйте и молитесь, чтобы всегда быть готовыми предстать пред Сына Человеческого”*.

  1. Притча о десяти девах

Мф.25, 1—13

Второе пришествие Мессии будет внезапным и грозным для тех, кто жил беспечно, сеял на земле зло и не заботился о своем духовном росте, о стяжании благодати Духа Святого. Поэтому человеку необходимо постоянно бодрствовать и быть всегда готовым достойно встретить пришествие Сына Человеческого. Для этого нужно, чтобы “светильники веры” никогда не гасли в сердцах людей. Ожидание второго пришествия Сына Человеческого можно сравнить с ожиданием жениха, идущего на брачный пир.

Царство Небесное, — сказал Господь, — тогда будет подобно десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собой масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих…

Но жених замедлил с приходом и явился только в полночь неожиданно для всех, когда девы, утомленные долгим ожиданием, заснули. Проснувшись, они все хотели выйти навстречу, но у неразумных выгорело масло и погасли светильники, поэтому вышли встречать жениха только мудрые девы. Пока неразумные ходили покупать масло, жених уже пришел и вместе с мудрыми девами вошел на брачный пир, где началось торжество. Неразумные, придя слишком поздно, нашли двери брачного чертога запертыми. Тогда они начали стучать и просить: “Господи, Господи, отвори нам”. Жених же сказал им в ответ: “Истинно говорю вам, не знаю вас”*.

Пример, взятый Христом из свадебного ритуала восточных народов, был очень ярким и понятным ученикам Господа. Они поняли, что “брак” в этой притче означает грядущее Царство Божие, “Жених” — Христос, вечный Судья, “девы” — души человеческие; “светильники” — это сердца людей, пламенеющие верой в Господа, а “масло” — благодать Божия, которую человек должен стяжать верой и добрыми делами; “ожидание жениха” — это земная человеческая жизнь, цель которой встреча со Христом. “Неразумные девы” — это те люди, которые в своей жизни не заботились о стяжании благодати Духа Святого, поэтому и погасли у них светильники веры, и они не встретили Христа. Но если человек, живя на земле, соберет в своей душе плоды Духа: “любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание”, — как учит ап. Павел (Гал. 5, 22—23), то значит — светильник его души в порядке и елея хватит на всю долгую ночь ожидания прихода Жениха.

“Итак, бодрствуйте, — сказал Господь Своим последователям, — потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Сын Человеческий”.

  1. Притча о талантах

Мф.25, 14—30

Христос — Судия мира придет внезапно, и каждый человек должен будет дать Ему отчет о своей прожитой жизни, о том, как он распорядился Божиими дарами, данными ему при рождении.

“Когда придет Сын Человеческий, — сказал Христос Своим ученикам, — Он поступит как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое. Так как хозяин знал способности и силы каждого из своих слуг, то одному дал пять талантов, другому два и третьему один; а сам тотчас же отправился в путь. Слуги, которые получили пять талантов и два таланта, пустили эти деньги в оборот и к возвращению своего господина удвоили его достояние. Получивший же один талант не стал трудиться над умножением достояния господина своего. Он пошел в укромное место и закопал в землю данный ему талант.

Когда господин, спустя много времени, возвратился в имение свое, он потребовал от рабов своих отчета. Пришел получивший пять талантов и сказал господину своему: “Ты мне дал пять талантов, но я удвоил их; вот они — десять талантов, возьми их”.

“Хорошо, добрый и верный раб, — ответил ему хозяин, — в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди, в радость господина твоего”. Получивший два таланта представил господину четыре, за что и он был удостоен похвалы и награды от своего хозяина. Наконец, подошел для отчета получивший один талант. Не зная, чем оправдать свое нерадение, он начал обвинять самого господина: “Вот тебе твой талант! Он цел, я не растратил его; я верен тебе, а если я не умножил его, подобно другим, так в этом ты сам виноват: ты хочешь жать, где не сеял, и собирать там, где ничего не оставлял: ты жестокий господин! Почему ты дал другим больше, чем мне? Почему ты дал мне так мало? Стоило ли употреблять в дело и умножать такое ничтожное дарование? Будь доволен и тем, что я, боясь тебя, сохранил твое, остался верен тебе!”

“Ленивый и лукавый раб! — сказал ему господин, — Если ты называешь меня жестоким и говоришь, что боишься господина своего, то тем более ты должен был позаботиться об увеличении данного тебе моего достояния, каким бы оно малым тебе ни казалось. Ты не имел права зарывать его в землю, ты обязан был употребить этот талант в дело, чтобы и другим принести пользу, да и самому было бы с чем предстать предо мною. Все это сделал ты от лености и нерадения твоего, а не потому, что тебе дан был только один талант”.

“Возьмите же у него этот талант, — сказал хозяин дома своим слугам, — и отдайте имеющему десять. А этого негодного раба выбросите отсюда, ему не место здесь! Пусть остается вне дома, во тьме: там он будет мучиться и с досады скрежетать зубами”*.

Апостолам понятна была символика этой притчи. Под “талантами” в ней надо подразумевать те духовные, душевные и телесные способности, которыми человеколюбивый Господь наделил всех людей. Нет ничего в природе человека, чего бы он не получил от Бога. Вся земная жизнь человека есть постоянное ожидание встречи с Господом. Но ожидание должно быть не праздным. Человек должен “в поте лица своего” трудиться над умножением в себе “духовного капитала”— благодати Святого Духа. Для этого он должен все силы ума, сердца, чувства и воли направить на духовное делание. Он должен развивать свой ум, сердце, волю и другие способности своей природы не для созидания зла на земле, например, для строительства атомного, водородного и другого смертоносного оружия, а для созидания в себе и вокруг себя мира, любви, правды, милосердия и других добродетелей. Это и есть таланты (духовные сокровища), которые потребует Господь от человека на Страшном суде. Поэтому надо много и непрестанно трудиться, чтобы предстать пред Сына Человеческого не с пустыми руками, а с “духовным капиталом”. Суд будет грозным и строгим. Ленивые и лукавые рабы извержены будут вон, во тьму внешнюю, “где будет плач и скрежет зубов”.

  1. Беседа о Страшном Суде

Мф.25, 31—46

Рассказав апостолам о признаках Своего второго пришествия и заповедав им и всем Своим последователям бодрствовать, чтобы достойно встретить своего Спасителя, Иисус далее раскрывает перед мысленными взорами учеников в форме притчи картину Страшного Суда.

Второе пришествие Господа на землю будет не в глубоком Его уничижении, как это было в первый раз, а “с силой и великой славой”. О первом пришествии Христа в мир узнали сначала только вифлеемские пастухи — тогда же земные все племена в одно мгновение увидят явление Сына Божия, “ибо как молния сходит от Востока и видна бывает даже до запада, так будет второе пришествие Сына Человеческого”.

Перед Его славным вторым пришествием на небе явится великое знамение — Животворящий Крест Господень.

На Страшный Суд Христов соберутся все люди, когда-либо жившие на земле, начиная от Адама, ибо все они по творческому всесильному слову Божию воскреснут из мертвых. Те же, кто будет жить тогда, “изменятся во мгновение ока”, так как с чувственным Телом нельзя будет вступить в жизнь вечную. Тогда все люди земли, кто от радости, а кто и от великого горя, заплачут, ибо они “увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силою и славою великою”. Его пришествие будет сопровождаться такой величественной обстановкой, о какой люди и понятия не имеют, а могут лишь догадываться, судя по торжественным выходам могущественнейших земных царей. Сопровождать Царя Небесного будут все добрые Ангелы, а встречать все люди. Он сядет на престоле славы Своей и пошлет Ангелов, чтобы собрать к Нему на суд все народы земли. И когда соберутся перед Ним все люди, Он отделит праведников и поставит их по правую сторону, а грешников — по левую. После этого Божественный Судья обратится к праведникам и скажет им: “Идите, достойные сыны Отца Моего, в приготовленное вам Царство! Ибо вы накормили Меня, когда Я был голоден; напоили, когда Я жаждал; приютили Меня, когда Я странником приходил к вам; одели Меня, когда Я был наг; навестили Меня, когда Я был болен, и посетили Меня в темнице”.

Тогда праведники с неподдельным изумлением и со смирением ответят Христу: “Господи! да когда же мы видели Тебя голодным и накормили? жаждущим и напоили? когда же Ты приходил к нам странником, и мы приняли Тебя? когда одели Тебя нагого? когда мы видели Тебя больным или в темнице, и навестили Тебя?”

И Христос скажет им: “Да, лично Мне вы ничего этого не сделали; но не Я ли говорил вам, что кто примет одного из малых сих, тот Меня принимает? И вот, вы не отказали в помощи никому, кто именем Моим просил вас о ней. Голодных вы кормили, жаждущих поили, нагих одевали, странников принимали, больных и заключенных утешали. И все, что вы сделали доброго для бедных, несчастных и страдальцев, нуждающихся в вашей помощи, все это вы сделали как бы Мне Самому.

Идите же, и наследуйте Царство Небесное!”

“А вы, — скажет Царь стоящим по левую сторону, — вы отказали Мне в куске хлеба, когда Я голодный протягивал к вам руку; вы не дали Мне даже воды, когда Я изнемогал от жажды; вы прогнали Меня, когда Я в виде странника стучался в ваши двери, прося приюта и ночлега; вы равнодушно смотрели на Мои рубища и не подумали даже, что Я нуждаюсь в одежде для защиты от холода продрогшего тела; вы не только не навестили Меня, когда Я был болен, но даже боялись прикоснуться ко Мне; вы с презрением относились ко Мне, когда Я был заключен в темницу! Идите же прочь от Меня и теперь! ступайте туда, где приготовлены вечные мучения диаволу и ангелам его!”

“Господи, — скажут тогда в ужасе и отчаянии, стоящие по левую сторону, — когда же мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Этого никогда не было, никогда мы не видели Тебя, тем более в таком бедственном положении”.

“Да, — ответил им Христос, — Меня в таком положении вы не видели, но вы отворачивались от всех несчастных, именем Моим моливших вас о помощи; вы гнали их от себя, чтобы они видом своим не нарушили беспечного веселия вашей праздной жизни. А между тем, вы должны были знать, что, отказав им, вы отказываете Мне”*.

И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную. Такое великое значение в спасении человека имеют добрые дела, совершаемые людьми из любви друг к другу.

Великая Среда. Предательство Иуды

Мф. 26, 3—5; 14—16; Мк. 14, 1—2; 10—11; Лк.22, 1—6

Солнце уже спустилось за горизонт, и наступила ночь, когда Господь закончил Свою беседу на Елеонской горе. Город и храм скрылись во мраке южной ночи…

Подавленные словами Христа, апостолы безмолвно сидели у ног Учителя. Их мысленные взоры все еще были обращены в будущее, к тем далеким и грозным временам, когда их Учитель опять придет на землю, чтобы утвердить Свое Вечное Царство. Но Христос внимание Своих учеников вновь обращает на ближайшие великие события. Прервав молчание, Он сказал апостолам: “Вы знаете, что через два дня будет Пасха и Сын Человеческий предан будет на распятие”. Сказав эти печальные слова, Господь поднялся и вместе с учениками направился в Вифанию.

А тем временем в Иерусалиме, несмотря на поздний час, в доме первосвященника Каиафы члены Синедриона собрались на тайное и беззаконное совещание. Всенародное обличение их в храме Иисусом вызвало у них страшное негодование, и они решили поскорее покончить с Галилейским Проповедником. При этом они опасались только одного: как бы не вызвать бунта среди народа. Поэтому первосвященники решили убить Христа после праздника, когда многочисленные паломники разойдутся из Иерусалима.

Но врагам Иисуса не надо было ждать так долго, — к ним на помощь под покровом ночи из Вифании спешил один из двенадцати учеников Спасителя Иуда Искариотский. Он, вероятно, уже давно носил в себе мысль о предательстве своего Учителя, и вот теперь явился к первосвященникам, предлагая им свое предательство за деньги. “Что вы дадите мне, и я вам предам Его”, — сказал Иуда членам Синедриона. “Не бойтесь взять Его во время праздника, — продолжал Иуда свою речь, — Я предам Его вам так секретно, что народ ничего не будет знать об этом”. Пораженные и обрадованные предательством одного из ближайших учеников Христа, члены Синедриона предложили ему тридцать сребреников. Иуда взял деньги и с этого времени стал искать удобного случая, чтобы выдать Синедриону своего Учителя.

Великий Четверг

  1. Тайная вечеря

Мф. 26, 17—35; Мк. 14, 12—25; Л к. 22, 7—38; Ин. 13, 1—38

Наступили самые трагические и одновременно самые великие минуты Евангельской истории!

В среду Господь оставался в Вифании среди Своих любимых учеников и друзей. Теперь Ему нельзя было открыто идти в Иерусалим — там ожидали Его враги.

Наступил Великий Четверг, канун Святой Пасхи. Вечером этого дня иудеи должны были приготовлять пасхального агнца и есть с горькими травами и пресным хлебом, ибо это Пасха Господня, которая была установлена еще во время выхода евреев из Египта в память освобождения их от рабства фараонам. Но никто и не подозревал, что в этом году евреи последний раз будут праздновать Ветхозаветную Пасху, ибо во время праздника будет принесен во всемирную жертву Новозаветный Агнец — Христос Сын Божий, Который Своей пречистой Кровью спасет человеческий род от греха, проклятия и смерти.

Время земной жизни Христа приближалось к концу… В последний раз хотел Иисус собраться со Своими друзьями и встретить праздник Пасхи, чтобы на нем установить таинство Евхаристии и преподать апостолам Свое пречистое Тело и Свою пречистую Кровь, которые Он отдает за спасение всего человечества.

Местом совершения праздничной трапезы Спаситель избрал Иерусалим. Поздно вечером в четверг Он вышел с учениками из Вифании и тайно направился в дом, который был апостолами Петром и Иоанном заранее приготовлен для святой трапезы. Скоро большая устланная циновками Сионская горница наполнилась людьми. Сюда пришел Христос со Своими двенадцатью апостолами. Никогда еще всемирно-историческое событие не совершалось в столь простой обстановке.

Когда стол был готов и ученики возлегли по восточному обычаю на низких ложах, между ними начался спор о первенстве. Пасхальный обряд повелевал омывать ноги перед святой трапезой, но никто из апостолов не решался выполнить обязанность слуги и омыть ноги своим товарищам. Каждый считал себя выше другого. Тогда Христос встал, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Затем Он влил воду в умывальницу и начал умывать ноги ученикам, и отирать их полотенцем, которым был препоясан. Апостолы были смущены поведением их Учителя. Умывать ноги гостям была обязанность слуги, и вдруг их Учитель унижается до такой степени. Смущенные, они покорно и молча снимали свои сандалии. Но когда Христос подошел к Петру, порывистый апостол не выдержал и воскликнул: “Господи, Тебе ли умывать мои ноги?.. Не умоешь ног моих вовек!” Христос ответил ему: “Если не умою тебя, не имеешь части (общения) со Мною”. — “Господи, — воскликнул Петр, — не только ноги мои, но руки и голову!”

Когда же омовение закончилось, Христос обратился к ученикам, застывшим в молчаливом недоумении. Он объяснил им, что тот, кто хочет быть большим среди них, да будет всем слугой… После этого начался праздничный обряд вкушения Ветхозаветного пасхального агнца.

  1. Иуда покидает Пасхальную трапезу

В горнице царила торжественная тишина, но что-то тревожило и смущало всех. Это было присутствие за трапезой Иуды-предателя. Уже при омовении ног Господь сказал апостолам: “Не все вы чисты”, — давая этим самым понять ученикам, что Он знает Своего предателя и призывает его к покаянию. И вот теперь, когда на пасхальной трапезе обряд следовал за обрядом, а Иуда, как ни в чем ни бывало, вкушал со всеми пищу и пил вино из ветхозаветной чаши благословения, присутствие предателя стало нестерпимо. Вместе с радостью и торжественностью Пасхи, что-то темное и тяжелое томило сердца апостолов. Это томление было и в сердце Иисуса. Возмутившись духом, Христос прямо сказал апостолам: “Истинно, говорю вам, что один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня”.

Слова Христа поразили и опечалили апостолов. Неужели среди них таится предатель? Они с недоверием стали озираться друг на друга, недоумевая, о ком говорит Учитель. Опечаленные, они стали один за другим спрашивать Иисуса: “Не я ли, Господи? не я ли?” Но их вопросы остались без ответа. Тогда и Иуда, не желая оставаться в стороне, нагло спросил: “Учитель! не я ли?” На это Господь тихо ответил ему: “Ты сказал”, что значилол. Но Иуда сделал вид, что не расслышал. Ему бы следовало скорее уйти, но он не хотел выдать себя перед всеми. В его душе поднялась страшная буря последней борьбы. Полученные от врагов Христа деньги жгли совесть, а прежняя любовь к Учителю волновала сердце. Иуда медлил, но не раскаивался. Тогда Петр сделал знак Иоанну, чтобы тот спросил Христа, кто предатель. На вопрос Иоанна Спаситель тихо ответил ему: “Тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам”. И, обмакнув кусок в блюдо с соусом, подал его Иуде Искариоту.

Иуда понял значение этого жеста. Борьба в его душе кончилась. Он взял хлеб из рук Христа, и вместе с этим куском вошел в него сатана. Встав из-за трапезы, Иуда мрачно и нагло посмотрел на окружающих и, обуреваемый злой силой, направился к выходу. “Что делаешь, делай скорее”, — сказал ему Спаситель. Апостолы не поняли, в чем дело, они подумали, что Учитель послал Иуду купить что-нибудь к празднику.

Когда Иуда вышел, была ночь. Предатель поспешил в Синедрион…

Для всей земли наступила власть тьмы. И только в Сионской горнице сиял Божественный свет Христов. Вблизи был величественный Иерусалимский храм, но он был пуст и обречен на гибель. Там уже не обитал Дух Божий, а здесь, в Сионской горнице, засияло новое солнце Божественной любви. Сионская горница стала первым христианским храмом.

  1. Установление таинства Евхаристии

После ухода Иуды все почувствовали облегчение и радость. Лик Христа сиял неземным светом. Ветхозаветная пасхальная Вечеря кончилась. Начиналась Новая Пасха Христова.

Обращаясь к апостолам, Христос сказал: “Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его”. Христос говорил своим друзьям — апостолам о скорой победе над злом и смертью, которую Он совершит Своей смертью и воскресением. В торжественном молчании апостолы внимали словам своего Учителя.

Тогда Господь взял хлеб, благословил его, разломил на части и, раздавая апостолам, сказал: “Приимите, ядите; сие есть Тело Мое, Которое за вас предается”. Затем, взяв чашу с вином, произнес слова благодарения Богу и, подавая ее апостолам, сказал: “Пейте из нее все; ибо сие есть Кровь Моя Нового завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание”*.

Так Господь Своею Кровью установил Новый Союз между Богом и человеком. Отныне эта Чаша будет священным знамением Его присутствия среди верных Ему. Отныне искупительная Кровь Христова свяжет воедино Его Церковь, и на протяжении веков будут непрестанно звучать Его слова о Новом Завете в таинстве Евхаристии. Кончено время жертв, приносимых человеком Богу, ныне Сам Бог приносит Себя в жертву миру.

  1. Прощальная беседа с учениками

Ин. 13—16

Вкусив Тела и Крови Христовой под видом хлеба и вина, апостолы почувствовали полное, неразделимое и радостное свое единство со Христом и друг с другом. В восторженном молчании, преисполненные любовью, они слушали речь своего Учителя. А Он говорил им: “Дети! недолго уже быть Мне с вами… Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас… По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою… Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполните то, что Я заповедую вам”.

Все поняли, что это прощальные слова.

“Господи, куда Ты идешь?” — спросил Петр, охваченный мучительной тревогой. “Куда Я иду, ты не можешь теперь идти…” — ответил ему Христос.

Апостолы с тревогой слушали эти загадочные речи. А Господь продолжал, обращаясь к Петру: “Симон, се сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу. но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих”. Но апостол Петр хотел сейчас же немедленно идти за Христом. Он чувствовал, что путь этот — путь в неведомое и грозное, но любовь его превозмогла страх.

“Я душу мою положу за Тебя”, — сказал он Учителю.

“Душу твою за Меня положишь? — с оттенком скорби спросил Иисус. Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды”. Христос знал порывистый характер Петра и предвидел, что в страшный час сердце его дрогнет. Но Он видел и дальше, видел, что этот же Петр некогда обратится вновь и тогда воистину пойдет за Ним, утверждая в вере своих братьев.

С нежностью глядел Христос в последний раз на Своих друзей, которые бросили все и пошли за Ним, чтобы отдать свою жизнь за торжество Царства Божия на земле. Он их избрал, возродил и приобщил к Божественной жизни. Он просветил их светом Своего Божественного учения и сделал их “солью земли”. И теперь Христос покидает апостолов, но не оставляет их сиротами. Он обещает послать им от Отца Утешителя Духа, Который всегда будет пребывать с ними и наставит их на всякую истину. Прощаясь, Спаситель говорил Своим любимым ученикам о верности, Божественной Любви и о Небесном Отце. “Господи, — сказал Филипп, — покажи нам Отца, и довольно с нас”. “Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп, — ответил Христос, — Видевший Меня видел Отца… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня… Я в Отце и Отец во Мне”.

Не навсегда покидал Спаситель Своих верных последователей, Он опять придет к ним: “Я иду, — говорит Христос, — приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. …В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир”.

  1. На пути в Гефсиманию

Между тем надо было покидать Иерусалим. С пением псалмов они покинули Сионскую горницу и направлялись в Гефсиманию на Елеонскую гору. Заметив на пути виноградники, растущие по обе стороны дороги, Христос остановился у одной виноградной лозы и сказал апостолам: “Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода… Как ветвь не может приносить плода сама собой, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего” (Ин.15, 1-5).

Апостолы с тревогой слушали своего любимого Учителя. Ночь усиливала робость и зловещие предчувствия. Они пели псалмы, но это не придавало им бодрости. Слова Учителя о том, что теперь настало время борьбы и что нужно приобретать мечи, они поняли буквально и сказали Ему, что у них есть два меча. “Довольно, — ответил Христос, видя их страх и непонимание. Мужайтесь, Я победил мир… Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте”. Но страх все больше овладевал ими…

Была тихая весенняя ночь. У Кедронского потока Христос остановился. Прежде чем предать Себя в жертву, Христос — и Вечная Жертва, и Первосвященник — обращается к Отцу Небесному с молитвой, в которой раскрывается весь смысл и цель пришествия в мир Спасителя. Возведя очи Свои на небо, Христос произнес: “Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которою Я имел у Тебя прежде бытия мира…И все Мое Твое, и Твое Мое… Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино…” (Ин. 17).

Вернуть все отпавшее от Бога человечество, а вместе с ним и всю тварь в лоно Отца Небесного — вот основная задача миссии, которую должен был совершить Христос. Вся Его земная жизнь была исполнением этой задачи, и теперь наступило решительное время завершить ее великим Жертвенным подвигом.

  1. Гефсиманская молитва

Мф. 26, 36—46; Мк. 14, 32—42; Лк. 22, 39—46; Ин.18, 1

Окончив Свою первосвященническую молитву, Христос с апостолами перешел Кедронов поток, и все они вошли в большой масличный сад, залитый светом луны.

Гефсиманский сад был по склонам Елеонской горы и спускался к долине ручья. Здесь густо росли маслины. Христос любил это уединенное прекрасное место и часто отдыхал там в беседах с учениками. Теперь же Гефсиманский сад должен был стать местом Его духовной муки и преддверием Крестной смерти. Наступили последние и самые трудные часы земной жизни Спасителя мира.

Среди причудливо изогнутых стволов олив утомленные ученики расположились на ночлег, а Христос, взяв с Собой Петра, Иакова и Иоанна, удалился вглубь сада.

“Душа Моя скорбит смертельно, — сказал Он троим ученикам, — Побудьте здесь и бодрствуйте со Мною”. И отойдя немного, Он пал на землю и стал молиться в глубокой тоске. Это было второе великое искушение в Его жизни. Тогда, в первый раз, среди угрюмых скал Иудейской пустыни, Он победоносно отразил диавола, предлагавшего Ему ложные пути для созидания Царства Божия на земле. Теперь Его человеческая природа содрогалась перед той непосильной простому смертному чашей страданий, которую Он должен был испить. Агнец Божий, предназначенный еще до создания мира, стал изнемогать от тяжести грехов всего человечества, которые Он добровольно принял в Свою безгрешную душу. Здесь не было страха мучений и смерти. Могучие личности побеждают этот страх; здесь было нечто неизмеримо большее, непостижимое. Тот, Кто незримо давал силу миллионам страждущих душ, томился в смертельной муке.

Нам никогда не постичь того, что совершилось в Гефсиманскую ночь. Наше слабое воображение бессильно перед этим незримым борением, свидетелем которого был оливковый сад. Только одно открывается в этом борении: Он страдал за нас, Он принял на Себя всю боль и проклятие веков, всю глубину падения человеческого, весь ужас и отчаяние богооставленности. Он погружался в бездонную пропасть вечной ночи, ночи без Бога, чтобы спасти душу человеческую для Вечного Света. Он принял на Себя тот удар, который предназначался для человека, нарушившего мировую гармонию. Страшный мрак ада отовсюду сдавливал страждущих дух Иисуса. “Отче, — молился Он, — о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет”.

Ту мировую гармонию, которую нарушил в раю Первый Адам своим непослушанием Богу, Второй Адам — Христос в Гефсиманском саду восстанавливает в страшном борении Своего духа полным послушанием воле Отца Небесного.

Измученный смертельной тоской и обессиленный духовной борьбой, Христос, как Человек, нуждался в поддержке и сочувствии. Но подойдя к трем апостолам, нашел их спящими. “Симон! Ты спишь? — пытался Он разбудить верного Петра, — Не мог ты бодрствовать один час”. Но утомленные переживаниями необыкновенного дня и тревожной ночи, апостолы уже не находили в себе сил для духовной борьбы. Глаза у них отяжелели, и они не знали, что отвечать Господу.

Так, одинокий, всеми покинутый, страдал Агнец Божий. Пот падал с Его чела, как капли крови. Несколько раз Он подходил к Своим спящим ученикам, но все было напрасно. Он страдал один и один победил искушение. Гефсиманское борение закончилось. Христос вышел победителем в этой духовной борьбе. Воля Отца Небесного была для Него превыше всего. Из Гефсиманского сада Он готов был без колебаний идти на Всемирную Голгофу, где должен был завершиться Его подвиг искупления человеческого рода.

  1. Предательский поцелуй Иуды

Мф. 26, 45—56; Мк. 14, 41—52; Лк. 22, 45—52 Ин. 18, 2—12

Окончив молитву, Христос подошел к спящим ученикам. “Вы все еще спите и почиваете? — сказал Он им, — Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня”.

Апостолы пробудились. Один за другим они поднимались с земли и с тревогой вслушивались в какие-то новые звуки. Внезапно сад осветился фонарями и факелами, и послышался топот приближающейся толпы. Люди были вооружены: одни из них держали палки и колья, другие — мечи и копья; среди народа были воины из стражи храма. Впереди всех шел Иуда. Он выдал местопребывание Иисуса Его врагам…

Ученики растерялись. Но Иисус пошел навстречу толпе. Тогда Иуда, делая вид, что возвращается из города и ничего общего не имеет с пришедшей толпой, быстро приблизился к Спасителю, чтобы поздороваться с Ним. Но Господь кротко спросил его: “Друг, для чего ты пришел ?” — “Равви, — ответил Иуда, и слово замерло на устах его, — Равви, — повторил он с принуждением, — здравствуй!” И, наклонившись к Иисусу, поцеловал Его…

Христос знал предательскую цену этого поцелуя и с негодованием спросил изменника: “Иуда! целованием ли предашь Сына Человеческого?”

Предатель вздрогнул. Он понял, что Христос насквозь видит его подлую душу и знает его уговор с начальниками отряда: “Кого я поцелую, Тот и есть; возьмите Его и ведите осторожно”.

Тем временем стража окружила Иисуса. Глядя на вооруженных людей, Спаситель с грустью сказал: “Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня, но теперь ваше время и власть тьмы”.

Порывистый Петр вынул меч и хотел защитить своего Учителя, но Христос запретил ему это делать: “Возврати меч твой в его место, — повелел Он Петру, — ибо все, взявшие меч, мечом погибнут”.

Стража связала Христа. Ученики, видя, к чему идет дело, от страха разбежались. Так Иисус оказался в руках врагов, оставленный друзьями. Его осторожно вывели из Гефсиманского сада и тайно, под покровом ночи повели в Иерусалим. Только апостолы Петр и Иоанн следовали за своим Учителем на расстоянии.

  1. На допросе у первосвященника Анны. Отречение Петра

Мф. 26, 58,69—75; Мк. 14,54, 66—72; Лк. 22, 54—62; Ин. 18, 13—14; 19—27

Арест Иисуса совершался в глубокой тайне от народа. Вооруженная толпа с Пленником вышла из Гефсиманского сада, спустилась в долину Кедрона, перешла поток и пошла вдоль южных стен города по направлению к Сионской горе, на вершине которой находился дворец первосвященника Каиафы.

Но стража не сразу повела Иисуса во дворец Каиафы. Сначала они привели Его к первосвященнику Анне, или Ханану, как называет его Иосиф Флавий. Вождь саддукейской партии и глава знатного семейства, из которого в то время вышло большое число первосвященников, Анна оставался влиятельным лицом в Иудее и после того, как римские власти сместили его с должности первосвященника. Этот коварный человек имел особенно большое влияние в то время, когда первосвященником стал его зять Иосиф Каиафа —человек жестокий, но слабовольный, ставший игрушкой в руках Ханана.

Анна не скрывал своей радости при виде связанного Иисуса и стал расспрашивать Пленника о Его учении и учениках. Не желая удовлетворять коварное любопытство хитрого саддукея, Господь ответил ему: “Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил”.

Такой ответ привел злобного старика в ярость, а слуга первосвященника ударил Христа по щеке, сказав при этом: “Так Ты отвечаешь первосвященнику!”. Иисус кротко перенес нанесенное Ему оскорбление и ответил жестокому рабу: “Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?” На этом Анна прекратил свой допрос и приказал вести Узника на суд к первосвященнику Каиафе.

Христа вывели во двор. Пасхальная ночь была прохладной. Во дворе первосвященника сидели слуги и грелись у разведенного костра. Между ними сидел и апостол Петр, который вместе с Иоанном прошел во двор. Но галилейский говор и поведение Петра выдали его. Слуги обратили на него внимание и стали допрашивать апостола, не является ли он учеником Иисуса Назарянина. Петр начал клясться и божиться, что он не знает Этого Человека. В это мгновение он поднял голову и увидел Спасителя, стоявшего на возвышенной части двора. Учитель взглянул на Своего ученика, и взор Его выразил упрек и сожаление. И тут же Симон услышал отдаленный крик петуха. Он вспомнил предсказание Спасителя, и, выйдя вон, горько заплакал.

  1. Суд Синедриона

Мф. 26, 57—66; Мк. 14, 53—64; Лк. 22, 54

Тем временем во дворце Каиафы, несмотря на глубокую ночь, царило сильное оживление. Готовились к чрезвычайному заседанию Синедриона. Первосвященник решил во что бы то ни стало этой ночью добиться приговора Иисуса к смерти и как опасного преступника выдать римским властям на казнь. Но для этого нужны были серьезные обвинения. Срочно искали лжесвидетелей. Наконец Синедрион открыл свое беззаконное заседание’. Явились все первосвященники, старейшины, книжники и начальники храма, жившие в Иерусалиме. Собрание было торжественным и многолюдным. Уклонились только Иосиф Аримафейский и, вероятно, Никодим, непожелавшие участвовать в этом позорном для евреев деле. Председательствовал сам Каиафа.

Когда ввели Христа, все члены Синедриона сразу пришли в большое возбуждение. Какая радость и торжество! Ненавистный Пророк из Галилеи стоял перед ними связанный, униженный и бессильный! Все наперерыв хотели задавать Ему вопросы, и Каиафа, по-видимому, с трудом удерживал порядок собрания. Один за другим стали входить лжесвидетели, которые возводили на Иисуса всевозможные обвинения, но для смертного приговора этого было недостаточно. Христос молчал и не произносил ни слова в Свое оправдание. Это приводило Синедрион в ярость. Было ясно, что удачно начатое дело против Иисуса Назарея могло кончиться ничем. В конце концов Каиафа не выдержал. Он встал со своего почетного места, подошел ко Христу и с негодованием сказал Ему: “Что Ты ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют?” Но и на этот взрыв негодования Спаситель не отвечал ни слова. В Синедрионе воцарилась тишина. Тогда Каиафа спросил Подсудимого в упор: “Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?” — “Ты сказал, — ответил ему Христос, — …отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных”. Так униженный и оскорбленный Мессия еще раз свидетельствовал о Себе духовным руководителям еврейского народа, которые сами и притом первыми должны были признать и принять своего Мессию. Но слепые вожди духовно ослепшего Израиля не смогли увидеть в Иисусе истинного Мессии. Их глаза откроются лишь тогда, когда Христос во славе Отца Небесного придет судить живых и мертвых, но тогда уже будет поздно. Теперь же, ослепленные ненавистью к Спасителю, члены Синедриона увидели в ответе Христа хулу на Бога, и все пришли в возмущение. В порыве притворного негодования Каиафа разорвал переднюю часть своей одежды и воскликнул, обращаясь к судилищу: “На что еще нам свидетелей? …вы слышали богохульство! как вам кажется?”

“Повинен смерти!” — единодушно решил Синедрион. Цель Каиафы была достигнута.

Но Синедрион не имел права казнить преступников. Приговор должен был идти на утверждение римскому правителю Понтию Пилату. И еще было неизвестно, как римская власть отнесется к их приговору.

Члены Синедриона начали расходиться, чтобы через несколько часов опять собраться для завершения своего беззаконного деяния. Связанного Христа отвели во двор, где Он, охраняемый стражей, должен был дожидаться утра. Остаток ночи Иисус терпел самые низкие издевательства от слуг первосвященника. Они плевали Ему в лицо, били Его по щекам и с насмешкой спрашивали: “Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?” И много иных хулений произносили против Него.

Ни жалобы, ни упрека не было слышно из уст Спасителя.

Рано утром члены Синедриона, повторив над Христом свой страшный и беззаконный приговор, повели Его к римскому правителю Понтию Пилату.

  1. Смерть предателя

Мф.27, 3—10

Иуда был где-то поблизости от Синедриона и следил за ходом суда над Иисусом Христом. Он, вероятно, не думал, что первосвященники осудят Христа на смерть, и еще как-то оправдывал свой поступок. Но когда он увидел, что Иисуса поруганного и осужденного на смерть выводят из дома первосвященника, он понял весь ужас своего предательского поступка. Иуда понял, до чего довело его сребролюбие. Мучительное раскаяние овладело его душой. Терзаемый совестью, он поспешил к тем, кто предложил ему деньги за измену. “Согрешил я, предав кровь невинную”,—сказал он им. Но старейшин и первосвященников не тронуло его раскаяние. “Что нам до того? смотри сам”,—услышал предатель равнодушные слова. Иуда им уже не был нужен. Холод отчаяния и уныния охватил его душу. Он бросил к ногам первосвященников тридцать сребреников, выбежал вон и вскоре повесился (Деян. 1, 18—19). О его смерти еще долго ходили страшные слухи.

А первосвященники решили купить на брошенные Иудой деньги участок земли для погребения странников. Так исполнилось пророчество Иеремии, который сказал: “И взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь”.

Великая Пятница

  1. Иисус Христос на суде у Понтия Пилата

Тем временем первосвященники и их слуги привели Христа к воротам крепости Антония, где находилась резиденция правителя Пилата. Пилат был язычником, и потому члены Синедриона не вошли в его дворец, боясь осквернения в пасхальные дни. Огромная шумная толпа теснилась у ворот крепости. Нужно было произвести сильное впечатление на римского прокуратора и во что бы то ни стало добиться от него утверждения смертного приговора, который первосвященники уже вынесли ненавистному им Галилеянину. Члены Синедриона сговорились, прежде всего, обвинять Христа в политической неблагонадежности Его для римской власти, так как религиозные мотивы их приговора могли показаться римскому правителю непонятными и недостаточными.

Недовольный неурочным приходом иудеев, Пилат вышел к толпе на лифостротон. Это был человек, правление которого сопровождалось многочисленными кровавыми столкновениями с евреями и самарянами. Он ненавидел Иерусалим, этот город бунтовщиков, ненавидел и иудеев, которые в свою очередь относились к нему еще с большей ненавистью.

Увидев в толпе связанного Пленника, Пилат холодно спросил членов Синедриона: “В чем вы обвиняете Человека Сего?” На это иудеи дерзко ответили правителю: “Если бы Он не был злодей, мы не. предали бы Его тебе”. Оскорбленный таким ответом, Пилат сказал иудеям: “Возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его”. Этими словами Пилат смирил своих противников. Он как бы с насмешкой напомнил иудеям о их политической зависимости от римской власти. Тогда первосвященники смиренно ответили правителю, что они не имеют официального права предавать кого-либо смертной казни. Но чтобы Пилат понял, что это судебный случай требует именно смертной казни, они начали обвинять Спасителя в том, что Он развращает народ, запрещает давать подать кесарю и провозглашает Себя Христом-Царем. Это заставило правителя прислушаться. Он повелел ввести Обвиняемого в судебную палату и спросил Его наедине: “Ты Царь Иудейский?”

“От себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?” — спросил его Христос. На это Пилат с пренебрежительной гордостью римского гражданина заметил: “Разве я иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?” Тогда Христос сказал Пилату, что Он действительно Царь, но Царство Его не от мира сего. “Я на то родился, и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине всякий, кто от истины, слушает гласа Моего”.

Убедившись, что Христос является только религиозным проповедником и совершенно не опасен для Рима, скептик Пилат иронически спросил Иисуса: “Что есть истина?” — и, не дождавшись ответа от Самой Истины, вышел к ожидаемому его народу. “Я никакой вины не нахожу в Нем”, — сказал он членам Синедриона. Но на эти слова правителя раздались громкие выкрики. На Христа начали возводить всевозможные обвинения, из которых Пилат понял, что Обвиняемый — Галилеянин. Тогда римский чиновник, не желая продолжать судебный процесс, приказал воинам отвести Иисуса на суд во дворец Ирода Антипы, правителя Галилейской области. Такое решение было дружеским жестом Пилата по отношению к правителю, с которым до этого времени римский чиновник находился в ссоре.

Ирод был рад увидеть перед собой Галилейского Проповедника, о Котором он много слышал и даже одно время считал Его за воскресшего Иоанна Крестителя. Человек слабый и порочный. Ирод имел странную черту характера: он охотно слушал речи проповедников и пророков, хотя потом был способен казнить их. От Иисуса он тоже надеялся услышать что-нибудь интересное или увидеть какое-нибудь чудо.

Но Христос молчал. С этого момента до того самого времени, когда Его повели на казнь, Он не проронил ни слова. Антипа был разочарован и рассержен, но, не теряя своего праздничного благодушия, решил так же, как и Пилат, уклониться от суда. Он приказал одеть Иисуса в светлую одежду, в знак Его невиновности, и, провожая Его насмешками и издевательствами, отправил обратно к Пилату. С этого дня, замечает евангелист Лука, Пилат с Иродом сделались друзьями.

Видя, что Ирод не нашел в Обвиняемом ничего достойного казни, Пилат хотел отпустить Его но первосвященники продолжали настойчиво требовать казни Иисуса. Тогда Пилат обратился с лифостротона к народу, думая у него найти поддержки. Он сказал им: “Есть у вас обычай, чтобы я одного узника отпускал вам на праздник Пасхи. Итак, кого хотите чтобы я отпустил: Варавву или Иисуса, называемого Христом?”

Варавва же был посажен в темницу за произведенное им в городе возмущение и убийство.

Но Пилат ошибся в своих расчетах. Толпа, вдохновленная первосвященниками, требовала отпустить разбойника Варавву, а Иисуса распять. “Распни, распни Его!” — кричал обезумевший народ. И, вероятно, среди кричавших было немало тех, кто несколько дней назад восклицал: “Осанна Сыну Давидову!”

“Какое зло сделал Он?” — удивленно спрашивал Пилат у бесновавшейся толпы. Но крики не умолкали.

Наконец, правитель решил, что наказанием можно избегнуть смертного приговора. И он в угоду Синедриону и народной толпе отдал Христа воинам для бичевания.

Воины отвели Иисуса во внутренний двор претории и созвали всю когорту. Привязав невинного Страдальца к столбу, они со зверской жестокостью били Его по обнаженной спине ременными плетями, внутри которых были вшиты острые кусочки металла С первых же ударов такими плетями тело разрывалось и кровь обильно текла из ран. После бичевания человек находился обычно почти в обморочном состоянии и был на грани смерти от потери крови. Но жестоких воинов это только забавляло. Окончив бичевание, они надели на Христа красный плащ, возложили Ему на голову венец из терна и, издеваясь, падали перед Ним на колени и приветствовали словами: “Радуйся, Царь Иудейский”. А затем брали из Его руки трость и били ею по голове Иисуса, чтобы колючки терна глубже вонзались в Его тело.

Так неблагодарные люди издевались над своим Творцом и Спасителем.

Думая, что бичевания достаточно для удовлетворения ненависти духовенства, и надеясь растрогать толпу, Пилат приказал вывести жестоко избитого, израненного, увенчанного терновым венцом Иисуса на лифостротон. Оттуда Его хорошо было видно народу. Христос молчал. Он так мужественно вынес все нечеловеческие муки, что Понтий Пилат еще больше проникся уважением к Нему. Видя Его безмолвное страдание и в то же время благородный облик и царственный взгляд, правитель воскликнул: “Ессе Homo! Вот Человек!” Но в ответ на восхищение язычника послышался рев евреев. “Распни, распни Его!” — кричали, обезумевшие иудеи.

Пилат не ожидал такой кровожадности от народа и служителей Бога, и резко им ответил: “Возьмите Его вы и распните; ибо я не нахожу в Нем вины”.

Видя, что обвинение Иисуса в неблагонадежности Его для римской власти им не удалось, первосвященники начали обвинять Христа в нарушении Им религиозных законов. “Мы имеем закон, — отвечали члены Синедриона Пилату, — и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим”.

Хотя Пилат был скептиком, но религиозное чувство ему все же не было чуждо. Он уже догадывался, что его Подсудимый необыкновенный Человек. Это предположение Пилата было подтверждено его женой, которая во время суда послала к нему слугу рассказать свой удивительный сон об этом Узнике. Религиозный страх охватил душу правителя, и он решил выяснить, кто же все-таки этот удивительный Человек. С этой целью Пилат попросил Христа войти в преторию и наедине спросил Его: “Откуда Ты?” Но Христос молчал. Тогда Пилат напомнил Узнику о своих полномочиях. Он сказал Иисусу: “Мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?” На это Христос ответил правителю: “Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему больше греха на том, кто предал Меня тебе”.

Пилат так и не узнал, “откуда Христос”, но ответ Подсудимого окончательно убедил правителя в невиновности Узника, “и с этого времени Пилат искал отпустить Его”.

Но во дворе продолжала бушевать толпа. Первосвященники уловили настроение Пилата и решили действовать угрозами. Как только Пилат с Подсудимым появился на лифостротоне, евреи, указывая руками на Христа, закричали: “Распни, распни Его”. “Царя ли вашего распну?” — спрашивал Пилат бесновавшуюся толпу. А она неистово кричала ему в ответ: “Нет у нас царя, кроме кесаря, и ты не друг кесаря, если отпустишь Его!”

Было время, когда первосвященники говорили: “Нет у нас Царя, кроме Бога”, — а теперь сами произнесли над еврейским народом вечный приговор: никогда не иметь иного царя, кроме кесаря! Это значит вечно быть в изгнании, всегда подчиняться царям тех народов, среди которых евреям придется проживать.

Ответ еврейского народа был угрозой Пилату, и он уступил толпе. Потребовав воды, Пилат умыл руки перед народом и сказал им: “Невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы!” В ответ на эту попытку самооправдания толпа закричала: “Кровь Его на нас и на детях наших”. Этот крик толпы, отвергший своего Мессию, звучит через все века и лежит тяжким бременем на еврейском народе.

Суд у Пилата закончился. Разбойник Варавва получил свободу, а Христос приговорен был к распятию.

  1. Крестный путь Иисуса Христа на Голгофу

Мф. 27, 31—34; Мк. 15, 20—23; Лк. 23, 26—33; Ин.19, 16—17

После суда Христос был отдан в руки палачей, которые должны были привести страшный и беззаконный приговор в исполнение. Воины сняли с Иисуса багряницу, одели Узника в Его собственные одежды и возложили на Него крест — два бревна, сколоченные в виде буквы “Т”.

По жестокому обычаю, приговоренный к смерти должен был сам нести свой крест до места казни.

Было раннее утро. Старейшины и первосвященники торопили палачей, так как им надо было к наступлению субботы завершить свой кровожадный замысел.

Вместе с Иисусом на казнь вели двух преступников, быть может, единомышленников Вараввы. В Иерусалиме до сих пор показывают “Скорбный путь”, по которому воины вели на казнь Спасителя мира. С того времени многое изменилось в топографии города, но, вероятно, по такой же узкой, как и теперь, восточной улице двигалась скорбная процессия в пасхальную пятницу четырнадцатого нисана тридцатого года.

Обессиленный бессонной ночью, душевными муками и жестоким бичеванием, Христос изнемогал и падал под тяжестью Своего креста. Чтобы ускорить продвижение, воины задержали одного крестьянина, идущего с поля, и заставили его нести крест Спасителя. Когда печальная процессия подошла к городским воротам, здесь уже собралась большая толпа народа. Послышались рыдания женщин. Они были почти единственными, кто без боязни выражал свое сочувствие и скорбь при виде страшной процессии и кроткого Назарянина, ведомого на позорную казнь. Обернувшись к плачущим женщинам, Христос с грустью произнес: “Дочери иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших! Потому что скоро придут дни, когда будут говорить: счастливы те женщины, у которых нет детей”*.

В эти предсмертные часы Душа Спасителя глубоко скорбела при мысли о печальной судьбе Иерусалима и еврейского народа, отвергшего своего Мессию.

Наконец процессия прибыла на лобное место, называемое Голгофой, которая представляла собой гладкий холм, напоминавший человеческий череп.

Агнец Божий добровольно взошел на Всемирный Жертвенник, чтобы отдать Себя на мучения и позорную смерть за весь человеческий род, ибо “так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную” (Ин. 3, 16). Нам никогда не постигнуть до конца всей глубины Божественной Жертвенной Любви к человеческому роду, совершенный на Голгофе. Поэтому “да молчит всякая плоть человеча” и да стоит она перед этой тайной Жертвенной Любви “со страхом и трепетом”.

  1. Распятие и Крестная смерть Иисуса—Агнца Божия

Мф. 27, 34—50; Мк. 15, 23—37; Лк. 23, 33—46; Ин.19, 18—30

Перед распятием осужденным предложили выпить вино, смешанное со смирною. Этот напиток был наркотическим и несколько смягчал нестерпимую боль распятия. Но Спаситель мира не пожелал ни смягчения страданий, ни потемнения сознания во время принесения Своей великой Жертвы. Он отказался от вина и в полном сознании готовился встретить смерть, надвигающуюся на Него.

Распятие — один из самых мучительных видов казни, которые измыслила человеческая жестокость. Руки и ноги осужденного прибивались, а иногда привязывались к столбу и перекладинам креста. Чтобы тело не упало с креста, для ног делали подпорку. В таком положении осужденного обрекали на медленное и мучительное умирание. Иногда по нескольку дней он мучился под палящими лучами солнца, томимый невыносимой жаждой и нестерпимой болью от ран на руках и ногах, которые разрывались и увеличивались под тяжестью тела. Из-за неестественного положения тела кровообращение нарушалось, мутилось сознание. Страдающий, призывал на помощь смерть, но она медлила…

И вот к такой жестокой казни был приговорен евреями Мессия, Сын Божий.

Палачи сорвали с Иисуса одежду и растянули Его на кресте. Когда Его руки и ноги прибивали ко кресту, Он молился за Своих распинателей: “Отче, прости им, ибо не знают, что делают”. Да! Если бы Христос был понят и признан человечеством, Он никогда не был бы распят. Но это не могло произойти, так как мир во зле лежит. Силы ада на земле не могут терпеть Добра, Мира, Любви.

По повелению Пилата над головой Спасителя была прибита надпись на трех языках — еврейском, греческом и латинском — “Иисус Назорей, Царь Иудейский”. Первосвященники возражали правителю против такой надписи, но на этот раз Пилат проявил свою твердость и ответил иудеям: “Что я написал, то написал”. Он был раздражен поведением иудейского духовенства и Синедриона и этой надписью хотел унизить их. Была в этой надписи и посмертная дань уважения необыкновенному Осужденному. Пилат отдавал Ему честь.

По сторонам Христа распяли двух разбойников. Так исполнилось предсказание древнего пророчества: “И к злодеям причтен” (Ис. 53, 12).

Окончив казнь, воины стали делить между собой одежды Христа. Они разорвали их по швам, а затем разделили на четыре части. Хитон же Христов не имел швов, он весь был соткан (вероятно, руками Божией Матери) сверху донизу. Не желая портить его, воины бросили о нем жребий. И здесь с поразительной точностью исполнилось пророчество о Христе псалмопевца Давида: “Делят ризы Мои между собою и об одежде Моей бросают жребий” (Пс. 21, 19).

Тем временем первосвященники, старейшины и фарисеи торжествовали свою победу. Наконец-то они заставили замолчать ненавистного им Галилеянина. Желая причинить Христу еще большее мучение, они насмехались над Ним и говорили: “Других спасал, а Себя Самого не может спасти. Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и тогда уверуем в Него. уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын. В этих словах первосвященников слышался голос диавола, который некогда искушал Христа в пустыне.

Было девять часов утра. Недалеко от Голгофы стали появляться прохожие. Некоторые останавливались и с холодным любопытством наблюдали за казнью. Кто-то узнавал Иисуса и злорадно кричал: “…разрушающий храм и в три дня созидающий! спаси Себя Самого… сойди с креста!”

Огромная праздная толпа народа окружала Голгофу. Она наслаждалась страданиями Праведника, доставляя Ему еще большие мучения. Кругом была ненависть, злоба и месть…

Ни римские палачи, ни первосвященники, предавшие на смерть Царя Иудейского, не понимали того, что совершалось на Голгофе, над Кем издевались они, стоя у креста.

Между тем над Иерусалимом и Голгофой с двенадцати часов дня начала сгущаться тьма. Казалось, само солнце скрылось, чтобы не видеть безумия сынов человеческих. А они продолжали глумиться. Глумились солдаты, глумились священники, глумилась праздная толпа. Даже один из распятых разбойников издевался над Сыном Божиим.

И вот в это время среди всеобщего ликования зла и неправды на Голгофе совершилось чудо, раздался осуждающий голос второго разбойника, который висел справа от Спасителя. Благодать коснулась сердца этого человека, и он, умирая на кресте, воскрес для новой жизни. Внезапно он стал останавливать своего товарища, который вместе с толпой оскорблял Христа. Затем, обратившись к Спасителю, он сказал Ему: “Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое”! Этим исповеданием разбойник не только показал свою глубокую веру в распинаемого Мессию, но и обличил всех Его распинателей и хулителей.

Измученный и умирающий Христос и на кресте был Царем. Запекшиеся уста Его разомкнулись, и Он, до сих пор молчавший, сказал благоразумному разбойнику: “Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю”. Так мог ответить только Царь и Владыка Царства Небесного.

В это время к самому подножию креста Христова подошел апостол Иоанн с Божией Матерью. Та, Которая сподобилась стать Матерью Сына Божия, страдала вместе с Ним на Голгофе. “Жено! — с любовью обратился к Своей Матери Ее умирающий Сын. И указывая глазами на Иоанна, сказал Ей: “се, сын Твой!” Потом, обращаясь к любимому ученику, произнес: “се, Матерь твоя”. Так Сам Господь усыновил Иоанна, а в лице его и весь человеческий род Божией Матери. С этого времени Иоанн взял Пресвятую Деву к себе в дом и заботился о Ней до конца Ее жизни.

Близился третий час дня. Тьма все больше сгущалась. Страдания Спасителя достигли предела. Страшные предсмертные муки охватили Его Душу. Отец как будто оставил Сына, отвергнутого и отягощенного грехами всего человечества: “Элои, Элои! ламма савахфани? — Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?” — воскликнул Иисус. Христос, Агнец Божий, взял на Себя ответ за все зло, совершенное всеми людьми на протяжении всех веков, поэтому Он и ощутил на кресте всю глубину богооставленности, весь ужас безблагодатного состояния, всю боль адских мук.

Господа стала томить нестерпимая предсмертная жажда. Смерть близилась, сознание мутилось.

“Жажду”, — проговорил Он. Тогда один из воинов, движимый состраданием, быстро взял трость с губкой, смоченной в уксусе, и поднес ее к иссохшим губам Спасителя. Вкусив немного уксуса, Спаситель произнес: “Совершилось!” Среди мрака послышался сильный подземный гул, и начала колебаться почва Голгофы. В этот момент стоявшие при кресте услышали громкое восклицание Сына Божия: “Отче! В руки Твои предаю Дух Мой”. Голова Его склонилась на грудь, и Сын Человеческий умер.

Агнец Божий, предназначенный от создания мира, принес Себя во всемирную жертву. Жертвенная Любовь Христа победила власть тьмы и силу диавола. Христос страдал и умер, чтобы человека оживить для вечной жизни с Богом.

  1. После распятия и смерти

Мф. 27, 51— 56; Мк. 15, 38—41; Лк. 23, 45—49

Если человеческие сердца были равнодушны к страданиям и смерти Сына Божия, то природа протестовала против такого безумия сынов человеческих. Тьма, а затем землетрясение отрезвили кровожадных распинателей. Смущенная и испуганная толпа стала поспешно расходиться с позорного места казни Великого Праведника. Все почувствовали, что совершилось что-то грозное и непоправимое. Многие иудеи с покаянным чувством били себя в грудь. Даже римский сотник, стоявший у креста и наблюдавший за последними минутами жизни Иисуса, невольно воскликнул: “Истинно Человек Сей был Сын Божий”.

Но вот грозные явления природы прекратились. Голгофа опустела. По городу стали распространяться страшные слухи о том, что землетрясение повредило храм, и завеса, отделявшая Святая Святых от Святилища, разорвалась сверху донизу. Это событие знаменовало завершение Ветхого Завета и установление нового отношения человека к Богу. Святая Святых, веками скрытое от народа, теперь открыто предстало перед смущенными взорами людей.

Приближался праздник пасхальной субботы. Чтобы не омрачить субботнего покоя, первосвященники просили Пилата ускорить смерть осужденных и снять их тела с крестов. Пилат дал согласие, и воины ударами палиц добили еще живых разбойников, перебив им голени. Христос был мертв, однако воины захотели удостовериться в этом. Один из них пронзил грудь Умершего копьем. Из образовавшейся раны “истекла кровь и вода”. Сомнения не было: Царь Иудейский был мертв. Так римский воин довершил то беззаконие, которое совершили евреи над своим Мессией. Зло излило на Христа всю свою адскую силу… Но оно не победило Его. Даже мертвый Он был страшен аду.

Наступал субботний день. Недалеко от стен Иерусалима на фоне потемневшего неба высился контур креста Спасителя мира. Но отныне это позорное орудие казни станет знамением искупления, символом жертвенной любви Бога к человеческому роду.

  1. Погребение

Мф. 27, 57—66; Мк. 15, 42—47; Лк. 23, 50—55, Ин.19, 38—42

Преступники, осужденные Синедрионом, погребались без всяких почестей: их тела бросались в общую могилу. Поэтому Тело Христа должно было разделить общую участь тел казненных разбойников. Но в это время к Пилату пришел тайный ученик Христа, член Синедриона Иосиф Аримафейский. Он не был соучастником в осуждении Иисуса и теперь явился к правителю, прося у него разрешения достойно погрести Тело Царя Иудейского. Узнав о смерти Христа, Пилат разрешил Иосифу похоронить тело своего Учителя.

На Голгофе к Иосифу присоединился еще один тайный ученик Христа Никодим. Он принес благовония, которыми пропитали купленную Иосифом плащаницу. Затем эти два ученика сняли с креста Тело Спасителя и. поспешно, так как наступала суббота, приготовили его к погребению, как это требовалось по иудейскому обычаю.

Возле Голгофы находился сад, в котором имелась высеченная новая гробница, принадлежавшая Иосифу Аримафейскому. Сюда оба ученика и перенесли Тело Учителя. Они положили Тело Умершего в гробницу, а вход в нее привалили большим камнем. Мария Магдалина и другие женщины издалека смотрели на это торопливое погребение и решили после окончания субботнего покоя прийти к гробнице и помазать дорогое Тело Учителя благовониями.

Первосвященники были очень довольны, что они, хотя и с великим трудом и множеством хлопот, все же так быстро и окончательно расправились с Галилейским Пророком. Теперь по всем уставам закона Моисеева они могли торжественно праздновать великую субботу. Однако что-то мешало им. На душе было не совсем спокойно. Неужели, думали они, друзья и последователи Галилеянина сдались без сопротивления. Не будут ли они продолжать дело казненного Учителя? И как же они, блюстители закона, оставили гроб без охраны? Да еще в то время, как Пилат выдал Тело Иисуса изменникам Синедриона — Иосифу и Никодиму. Это их волновало. Они решили нарушить покой субботы и немедленно идти к Пилату. “Господин, — сказали они ему, — мы вспомнили, что обманщик Тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак, прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; будет последний обман хуже первого”.

Прокуратор был раздражен таким поведением Синедриона и потребовал, чтобы первосвященники оставили его в покое: “Имеете свою (стражу), — сказал он им, — пойдите и охраняйте, как знаете”.

Внимательно осмотрев пещеру и убедившись, что Тело Христа находится в гробнице, первосвященники поставили печать Синедриона на камне гроба, а для охраны оставили свою стражу.

Казалось, что силы ада торжествовали. Но это было призрачным торжеством. Смерть не могла удержать Источника жизни. Христос Своей смертью победил смерть, разрушил устои ада и даровал людям вечную жизнь. Христос Воскрес!

 

Глава VI

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ ДО СОШЕСТВИЯ СВЯТОГО ДУХА НА АПОСТОЛОВ

Воскресение Христово

Мф. 28, 1—10; Мк. 16, 1—8; Лк. 24, 1—11

Над останками великих людей народы издревле сооружали надгробья и памятники, лишь об одном гробе сказано: “Его здесь нет, Он восстал, Христос воскрес!”

Это великое и радостное событие произошло ранним утром в первый день после субботы. Оставив у гроба стражу и приложив к камню печать, иудейские вожди торжествовали победу. Но эта победа была призрачной: ни печать Синедриона, ни его стража не могли удержать в гробе Победителя смерти. И печать Синедриона оставалась на камне, и бдительная стража стояла у гроба, но Тела Христова уже не было в могильной пещере. Разумеется, воины этого не, могли знать. Они усердно продолжали охранять пустую пещеру.

Глубокая ночная тишина царила в саду. Приближался рассвет… Вдруг сильное землетрясение поколебало сад, и в это время испуганные солдаты увидели у входа в гробницу Небесного Посланника.

Вид Ангела был как молния, а одежды на нем были белы, как снег. Он отвалил огромный камень от двери гроба и сел на него, сияя неземным светом. Воины пришли в трепет и от страха лишились чувств. Прийдя в себя, они убежали из сада и поспешили в Иерусалим к тем, кто их поставил охранять гроб Иисуса.

А в это время из Вифании, в предрассветном сумраке, спешили ученицы Христовы к одинокой гробнице у Голгофы. Проведя всю ночь в слезах, они шли теперь с ароматными веществами, чтобы отдать последний долг своему любимому Учителю. Их тревожила мысль о тяжелом камне — кто отвалит его от гроба? Но они шли, повинуясь велению сердца. О том, что у гроба была поставлена стража, мироносицы ничего не знали.

Когда ученицы Христовы вошли в сад Иосифа, они остановились в недоумении — огромный камень уже был отвален, и вход в гробницу был открыт. Мария Магдалина первая увидела пустой гроб и сразу же побежала к апостолам Петру и Иоанну с печальной вестью.

Тем временем остальные женщины робко вошли в гробовую пещеру. В ужасе вдруг они увидели сидящего у гроба юношу в белой одежде. “Не ужасайтесь, — сказал им Ангел. — Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен… Идите, скажите ученикам Его и Петру…”

С трепетом женщины выбежали из пещеры и поспешили в Иерусалим.

Явление воскресшего Христа Марии Магдалине и другим мироносицам

Мк.16, 9—11; Лк.24, 12; Ин. 20,1-18

С того момента, как Христа арестовали в Гефсиманском саду, Его ученики разбежались в разные стороны и скрывались, “страха ради иудейского”, в безопасных местах города Иерусалима. Мария Магдалина знала, где находятся апостолы Петр и Иоанн, и, рыдая, поспешила к ним за помощью. “Унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его”, — сообщила плачущая Мария удивленным апостолам.

Петр и Иоанн тотчас побежали к гробу, чтобы посмотреть, что произошло с Телом их Учителя. Иоанн бежал быстрее Петра и первым оказался у гробницы, но не решился один войти в нее. Затем прибежал Петр, и они вместе вошли в пещеру. Мария Магдалина была права. Тела Господа Иисуса не было в гробе. Лежали только одни погребальные пелены, сложенные на каменной плите. Полные недоумения и печали, апостолы вышли из гробницы и направились обратно в город.

У гроба Спасителя осталась одна плачущая Мария. Внезапно она увидела в гробе двух светлых ангелов и тут же почувствовала, что сзади кто-то стоит. Она обернулась и увидела Спасителя, но не узнала Его. Мария подумала, что это садовник, и спросила Его: “Господин, если ты вынес тело моего Учителя, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его”. “Мария!” — услышала она знакомый голос Иисуса и в одно мгновение поняла все.

“Раввуни!” — воскликнула она и бросилась к ногам Спасителя. Но Христос сказал ей: “Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему… и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему”.

Христос стал невидим, а Мария, преисполненная чувства радости о воскресшем Господе, побежала в Иерусалим, чтобы поделиться с апостолами своей радостью. Войдя в дом, она застала апостолов и друзей Иисуса “плачущих и рыдающих”. Все были в глубокой печали и подавлены горем. Но радостный голос Марии немного ободрил апостолов. Со слезами радости она возвестила им, что Христос воскрес из мертвых, и что она своими глазами видела Его в саду Иосифа. Радость и свет ворвались в дом с приходом Марии, но апостолы с недоверием отнеслись к ее благовестию.

Вскоре явления стали повторяться. Пришли остальные женщины и рассказали апостолам, что им тоже явился воскресший Господь, когда они возвращались от гробницы в Иерусалим. Но и это свидетельство было принято апостолами с недоверием.

Реакция Синедриона

Мф.28, 11—15

Тем временем, когда Сионская горница наполнялась радостью и недоумением, дворец Каиафы был глубоко встревожен страшной для первосвященников вестью, которую ранним утром принесла стража от гроба Иисуса.

Опять заволновались первосвященники. Галилейский Учитель и сейчас не давал им покоя. Они срочно собрались на совещание, на котором оценили все ужасающие для них последствия события, совершившегося у гроба Иисуса Назорея.

После совещания первосвященники призвали стражу, дали каждому воину большую сумму денег и сказали им: “Говорите всем, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда вы спали. А если слух об этом дойдет до правителя (Пилата), то мы похлопочем за вас перед ним и избавим вас от неприятности”*.

Воины взяли деньги и поступили так, как научили их первосвященники. Этот ложный слух так укоренился в еврейском народе, что многие из них до настоящего времени этому верят.

Так враги Христовы старались затмить дело Божие грубым сплетением лжи и обмана, но оказались бессильными против истины.

Явление воскресшего Иисуса Христа двум ученикам на пути в Эммаус

Лк.24, 13—35

Хотя ученики Христовы были взволнованы рассказами мироносиц о явлении им воскресшего Господа, но все же они не верили их свидетельству. Скорбь и сомнение охватили их печальные души.

Заканчивался первый воскресный день. Наступал вечер. В это время два ученика Христовых Клеопа и (вероятно) Лука спешили из Иерусалима в селение Эммаус. Дорогой они с печалью вспоминали о своем любимом Учителе и о тех скорбных событиях, которые произошли в Иерусалиме в последние дни. Все кончено, их вера в Иисуса как Мессию рушилась, надежда исчезла. В этот момент к ним подошел какой-то путник и стал идти вместе с ними. Это был Христос, но ученики не узнали Его. Незнакомец спросил их: “О чем это вы, идя, рассуждаете между собою и отчего вы печальны?” Ученики удивились такому вопросу. Весь Иерусалим сейчас говорит о крестной казни Галилейского Пророка, а этот Незнакомец об этом, вероятно, даже не слышал. Тогда они начали рассказывать своему Спутнику о том, что произошло в эти последние дни в Иерусалиме с Иисусом Назарянином, Которого весь народ признавал за Великого Пророка. Три дня назад первосвященники и старейшины осудили Его на смерть и казнили. “А мы (Его ученики) надеялись было, — добавили они печально и безнадежно, — что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, сегодня уже третий день, как умер Он. Правда, некоторые женщины смутили нас: они рано утром были у гроба и не нашли Тела Учителя; они видели и Ангелов, которые сказали им, что Христос жив. Некоторые из наших также были сегодня в саду Иосифа Аримафейского и не нашли Тела в гробнице, но живым Самого Христа не видели”*.

Тогда таинственный Путник сказал им: “О несмышленые и медлительные сердцем, почему бы вам не веровать всему, что предсказывали пророки? Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?” Затем воскресший Господь начал толковать ученикам пророчества о Мессии. Беседуя, они приблизились к Эммаусу. Таинственный Путник сделал вид, что хочет идти далее, но Клеопа и Лука упрашивали Его переночевать в их доме: “Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру”.

Христос согласился. Когда же они возлегли за стол, чтобы подкрепиться пищей, Христос взял хлеб, благословил его, преломил и подал ученикам, как это Он делал всегда перед трапезой. В этот момент открылись духовные очи апостолов, и они понял” и узнали, что их таинственный Спутник — это Сам воскресший Господь Иисус Христос.

Но Господь стал невидим для них. Пораженные явлением, апостолы с радостью сказали друг другу: “Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание”.

После этого оставаться в Эммаусе и спокойно спать они не могли. Надо сейчас же возвращаться в Иерусалим, чтобы сообщить друзьям-апостолам великую радость о том, что их Учитель воскрес.

Ликующие, они поспешили обратно в Иерусалим. Клеопа и Лука нашли десять апостолов, собравшихся вместе в Сионской горнице. Они с радостью рассказали ученикам о случае на дороге и о том, как они узнали воскресшего Господа в преломлении хлеба. В свою очередь апостолы рассказали эммаусским путникам не менее радостную весть о том, что воскресший Христос явился Петру.

Явление воскресшего Господа всем апостолам, кроме Фомы

Лк. 24, 36—48; Ин. 20, 19—23

Сионская горница была переполнена радостью. Сомнение покидало апостолов, в их сердца возвращалась вера и надежда. И вот среди радостных восклицаний, благодарственных молитв и братских объятий раздался тихий и такой знакомый голос: “Мир вам!” И все присутствующие увидели посреди горницы воскресшего Господа. Ученики смутились и испугались, думая, что им явился дух, ибо двери в горницу они тщательно закрыли на запор.

Видя недоумение Своих учеников, Христос сказал им: “Что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня”. Господь разрешил ученикам подойти к Нему и осязать Его Тело, но и осязанию своему апостолы не сразу поверили, а только обрадовались и удивлялись. Чтобы окончательно убедить Своих учеников, что Он не дух, а истинный Человек с Душой и Телом, Христос попросил у них какой-нибудь пищи. Ему подали кусок печеной рыбы и сотового меда. Он взял пищу и стал есть перед Своими учениками.

Удивительно, как глубоко было неверие апостолов в возможность воскресения своего Учителя! И после этого скептики еще решаются утверждать, что апостолы так слепо верили, что их Учитель воскреснет, так страстно хотели увидеть Его воскресшим, что довели свое воображение до болезненного состояния и потому видели не воскресшего Иисуса, а лишь призрак, созданный их мечтами. Возможно ли приписывать апостолам болезненное воображение, когда они не верили ни свидетельству мироносиц, ни даже своим собственным глазам.

Доказав апостолам, что перед ними стоит не дух, а их воскресший Учитель с Душой и Телом, Христос сказал им: “Вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами… Так написано( в законе Моисеевом), и так надлежало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день”.

Но это радостное событие не должно оставаться только в Сионской горнице. О нем должен услышать весь мир. Апостолам необходимо нести свет Христова Воскресения всем народам.

“Как послал Меня Отец, — сказал Христос апостолам, — так и Я посылаю вас”. Но, посылая апостолов на проповедь, Господь дает им силу Духа Святого и власть над душами человеческими. Он дунул и сказал апостолам: “Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся”.

Этим рассказом евангелистов закончилось пятое явление Христа в первый день Его славного воскресения. Во время пятого явления среди апостолов не было Фомы. Когда же он пришел в Сионскую горницу, апостолы с радостью рассказали ему о явление всем им воскресшего Учителя. Но апостол Фома им не поверил. На их горячие уверения он ответил:

“Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю!”

Явление воскресшего Христа одиннадцати апостолам

Это произошло на восьмой день после воскресения Спасителя, В этот день все апостолы собрались в Сионскую горницу на молитву. Среди них был и апостол Фома, который так и не поверил свидетельству уже всех учеников о воскресении Христовом. И вот Иисус Христос опять внезапно явился среди Своих учеников со словами: “Мир вам!” Затем, обратившись к Фоме с ласковым упреком, Господь сказал:“Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим”. Внезапное явление Христа и слова, сказанные Им Фоме, до глубины души потрясли сомневающегося ученика, и он воскликнул: “Господь мой и Бог мой!”

Тогда Христос, устремляя мысль Свою к будущему и имея в виду всех тех, кто, по примеру Фомы, будет сомневаться и отвергать подлинные свидетельства апостолов, сказал Фоме: “Ты поверил, потому что увидел Меня, блаженны невидевшие и уверовавшие”.

Христос никого насильно не заставляет веровать в Него, Он желает свободного изволения человеческого сердца. Господь не явился ни Пилату, ни Анне, ни Каиафе, ни кому другому из Своих мучителей, ибо их злая воля сопротивлялась бы очевидности явления, доколе это было бы возможно (“и мертвые воскреснут—не поверят”), а когда это стало бы уже немыслимо, они покорились бы в страхе, без любви и примирения.

Фома же, когда говорил “не увижу — не поверю”, — уже почти уверовал, уже почти проникся верой в воскресение. Его слова были продиктованы желанием, скорее увидеть Учителя. Поэтому-то Церковь говорит о “добром Фомином неверии”.

Явление Христа апостолам на Тивериадском озере

Ин.21, 1—25

Исполняя повеление Учителя, апостолы после праздника Пасхи возвратились в свою родную Галилею и стали заниматься обычным для них рыбным промыслом. Однажды Петр пригласил на ночную рыбную ловлю своих друзей: Иоанна, Иакова, Фому и Нафанаила. Когда стемнело, все они вошли в лодку Петра и поплыли на хорошее рыбное место. Но как ни трудились ученики, как ни употребляли они все свое профессиональное умение, в эту ночь они ничего не поймали. Уже рассветало, когда апостолы, вымокшие и уставшие, собирались плыть к берегу. Вдруг они услышали голос Человека, стоящего на берегу озера. Это был Христос, но ученики Его не узнали. Незнакомец попросил у них несколько рыбок: “Дети! — сказал Он, — есть ли у вас какая пища?” Они ответили Вопрошающему, что у них ничего нет. Тогда Незнакомец посоветовал им закинуть сети по правую сторону лодки. Ученики это сделали и к их изумлению, сети наполнились крупной рыбой.

Все были заняты уловом, а Иоанн, вглядываясь в Незнакомца, стоящего на берегу, сказал Петру: “Это Господь”. Услышав эти слова, порывистый Петр, не долго думая, прыгнул в воду и поплыл к берегу. За ним потянулась лодка, Таща полные сети. Когда ученики вышли на берег, они увидели разложенный костер и на нем лежащую рыбу и хлеб.

“Принесите рыбы, которую вы теперь поймали”, — сказал Господь ученикам. Когда сети были вытащены, Христос предложил апостолам пообедать. Все ели в молчании. Никто не смел спросить Его, кто Он. Но все знали, что это Господь.

Через некоторое время Христос нарушил молчание и, обращаясь к Петру, спросил его: “Симон Ионин, любишь ли ты Меня больше, нежели они?”

“Так, Господи, — отвечал Петр. — Ты знаешь, что я люблю Тебя”. “Паси агнцев Моих”, — сказал ему Христос. Но Господь не оставил Петра в покое. Он второй и третий раз спросил его: “Любишь ли Меня?” И тогда апостол понял, о чем идет речь. Он вспомнил свое троекратное отречение от Господа и воскликнул в покаянии: “Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя”. Тогда Господь восстанавливает Петра в его апостольское достоинство и предсказывает ему его дальнейший, жизненный путь и мученическую кончину: “Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься … другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь”.

И действительно, апостол Петр впоследствии много пострадал за Христа и был распят на кресте вниз головой.

Явление Христа Своим последователям на горе в Галилее

Мф.28, 16—20

Когда все апостолы собрались вместе, Господь повелел им идти на одну из гор Галилейских и там ожидать Его. По преданию, апостолы собрались на горе Блаженств, куда вместе с ними пришло много последователей Христовых. Народа собралось более пятисот человек (I Кор. 15, 6). Все, вероятно, с глубоким вниманием слушали апостолов — очевидцев, которые подробно рассказывали народу о явлениях им воскресшего Господа. Вдруг все увидели идущего к ним воскресшего Учителя. Апостолы до земли поклонились Господу, а некоторые из присутствующих стали сомневаться, думая, что видят призрак. Подойдя к ученикам, Спаситель повелел им идти на всемирную проповедь. Он сказал Своим последователям: “Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь”.

Это уже было восьмое явление Господа Своим последователям. Девятое явление воскресшего Христа было апостолу Иакову. О нем нам сообщает апостол Павел (I Кор. 15, 7).

 

Вознесение Господне

Лк. 24, 48—50; Деян. 1, 4—8

В течение сорока дней Воскресший Господь много раз являлся Своим ученикам и беседовал с ними о Царствии Божием . В эти светлые дни, полные необычных явлений, радостных слов и трепетного ожидания, Спаситель стремился показать ученикам, что Он не дух, что воскресло Его Тело, взойдя, однако, на высшую ступень духовной телесности. Это было не возвращение к прежней жизни, а полное преображение тела, которое не знало уже препятствий и ограничений, свойственных грубой материи.

В течение всех этих дней Господь открывал Своим последователям тайны Царства Божия, напоминал им Свое учение и готовил их к всемирной проповеди.

И вот настал день разлуки — сороковой день после воскресения Христова. В то время все апостолы находились в Иерусалиме, куда собрались они на праздник Пятидесятницы. Когда они находились в Сионской горнице в молитве и единодушии, им внезапно явился Христос. Беседуя с апостолами, Господь вывел их из Иерусалима, и они все вместе пошли на Елеонскую гору. Достигнув вершины горы, Господь стал прощаться с апостолами, заповедуя им не расходиться из Иерусалима до тех пор, пока на них не сойдет Дух Святой. “Иоанн крестил водою, а вы, — сказал им Спаситель,—через несколько дней будете крещены Духом Святым”. На мгновение к некоторым ученикам вернулись старые надежды:

“Не в сие ли время, Господи, восстанавливаешь Ты царство Израилю?” Он же сказал им: “Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, но вы примете силу, когда на вас сойдет Дух Святой; и будете Мне свидетели в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до конца земли”.

Затем Христос поднял руки и начал благословлять Своих любимых учеников, и “когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо”. Долго еще стояли ученики Христовы на вершине горы и смотрели на небо, куда ушел от них любимый Учитель.

Внезапно им явились два ангела. Обращаясь к апостолам, они сказали: “Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо”.

С радостью ученики возвратились в Сионскую горницу, где пребывали всегда в единодушии, прославляя и благословляя Бога. Это была первая христианская община, ядро будущей славной Христовой Церкви.

Однажды, когда собрание было большим, около ста двадцати человек, по предложению апостола Петра, все единодушно избрали, вместо отпавшего Иуды-предателя, Матфия и причислили его к одиннадцати апостолам.

Сошествие Святого Духа на апостолов

Деян. 2

Наступил день Пятидесятницы. Этот великий ветхозаветный праздник был установлен в память Синайского законодательства. Апостолы, вместе с Божией Матерью и другими учениками Христовыми, единодушно находились в Сионской горнице. Был третий час дня (девять часов утра). Внезапно все присутствующие услышали шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра. Шум все усиливался, пока не наполнил весь дом, где они находились. И вот над каждым из апостолов они увидели как бы огненные языки, и все исполнились Духа Святого и начали славить Бога на разных языках, которых прежде не знали.

В это время в Иерусалиме было множество паломников, среди которых немало было евреев-иностранцев, приехавших на родину отцов к празднику Пасхи и проводивших время в Иерусалиме до праздника Пятидесятницы. Услышав шум, огромная толпа народа собралась около дома, где были ученики Христовы. Народ дивился этим непонятным для них звукам, исходящим с высоты небесной и наполняющим дом. Но еще больше они удивились, когда апостолы, выйдя из горницы, стали говорить с каждым из них на их родном языке.

Люди изумлялись и спрашивали друг друга: “Не все ли они галилеяне? Как же мы слышим каждый свой язык?” Нашлись, впрочем, и такие, которые говорили: “Это они напились вина и опьянели”.

Тогда апостол Петр обратился ко всем собравшимся с пламенной речью: “Мужи Иудейские и все живущие в Иерусалиме! Эти люди не пьяны, как вы думаете, но в том, что вы видите и слышите, сбывается предсказание пророка Иоиля о сошествии Духа Божия на всякую плоть. Этого Духа Истины ниспослал на Своих последователей Иисус Назарянин — Сын Божий, Которого вы осудили и распяли. Но смерть не могла удержать в гробе Источника жизни.

Христос воскрес, вознесся на небо и сел одесную Бога Отца”*. Заканчивая проповедь об Иисусе Христе, апостол Петр сказал: “Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли”!

Благодатная проповедь Петра так подействовала на сердца слушателей, что многие уверовали в Иисуса Христа и приняли крещение. Это был “первый улов рыбака” Петра и его друзей-апостолов.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Так начала умножаться и распространяться на земле Церковь Христова. Вдохновленные Духом Святым, апостолы смело пошли в мир, просвещая его светом Христова учения. И хотя силы ада обрушили на последователей Христа всю свою злобу, но теперь уже ничто и никто не мог запугать, удержать и разлучить апостолов от любви Божией: “ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь” (Рим. 8, 38—39). Смело они проходили через лобные места и цирки, через костры и тюрьмы, через насмешки и неверие, через безумие и отчаяние мира, вслушиваясь в слова, несущиеся из тишины вечности: “Я с вами во все дни до окончания века”. Все они, по примеру своего Божественного Учителя, отдали жизнь свою ради спасения людей, ради торжества Царства Божия на земле. И святое дело апостолов не пропало даром. Их мученическая “кровь стала семенем христианства”.

Церковь Христова, хранимая Духом Святым, из века в век все больше и больше распространялась на земле. Из маленькой общины в несколько десятков человек она превратилась во вселенский Союз Духа, объединяющий сотни миллионов людей всех языков и различного цвета кожи. Если первыми последователями Христа были лишь простые галилейские рыбаки, то впоследствии перед Назаретским Учителем склонились величайшие гении человечества. Учение Христово осолило и просветило мир, лежащий во мраке духовной ночи. Оно принесло надежду опустошенным и отчаявшимся, влило “живительный бальзам в раны античного мира”. Христианство вдохнуло благодатные силы в сердца людей, вселило в них надежду и веру в Спасителя мира, провозгласило Любовь основным принципом жизни человека. Своим авторитетом оно заставило дикую и грубую силу варварских народов преклониться перед силой духа, а в рабовладельческих странах способствовало искоренению рабства.

Но главное, что принесло христианство, — это внутреннее перерождение человека, новую жизнь во Христе. Иисус Христос в Своем Лице открыл нам Бога, ставшего близким и дорогим человеческому сердцу, и через это сделал жизнь полной смысла, радости и красоты. Каждый человек, обретший Иисуса Христа, отныне знает, что он —не одинокий скиталец, которого некому окликнуть в черной космической пустыне, а —дитя Божие, соучастник божественных замыслов. Своей жертвенной любовью Христос примирил человека с Богом и даровал ему вечную жизнь.

Пронеслись века… Неузнаваемо изменился и сам облик земли. Рушились великие царства и империи, исчезали целые народы, культурные и социальные перевороты бушевали в мире. Но Церковь, хранимая Духом Святым, как несокрушимая скала, продолжает стоять среди этого бушующего житейского моря. Все силы ада упорно трудятся над ее разрушением. Недостоинство многих христиан, их измена делу Божию на земле вносит разрушительный яд в ее недра. Но обетование, данное Спасителем сыну Ионы, остается непреложным: “Ты Петр, и на этом камне создам Церковь Мою и врата адовы не одолеют ее”.

Вот почему всякий раз, когда христианство считали уже похороненным, оно, как Распятый и Воскресший, вставало из гроба и сияло небесным светом в темном царстве зла и неправды.

В трудные дни испытаний верные последователи Христовы смело шли на мучения, зная, что с Господом нет смерти. Святые отцы, мученики и исповедники как звезды сияют на небесном своде Христовой Церкви, показывая пример веры, надежды и любви будущим поколениям.

Дай же и нам, Божественный Учитель, силу их веры, несокрушимость их надежды и огонь их любви к Тебе. Когда, заблудившись на жизненной дороге, усталые мы остановимся, не зная, куда идти, укрепи нас Твоей благодатной силой и дай нам увидеть во тьме Твой ясный Лик. Сквозь рев и грохот технического века, столь могущественного и одновременно столь нищего и бессильного, открой нашим сердцам тишину вечности и дай услышать в ней Твой голос, ободряющий нас: “Я с вами во все дни до скончания века”.

 

 

Приложение 1

СОКРАЩЕННЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ КНИГ БИБЛИИ

в порядке публикации в Библии

КНИГИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Знаком* отмечены книги неканонические

Пятикнижие Моисея:

Быт. Бытие

Исх. Исход

Лев. Левит

Чис. Числа

Втор. Второзаконие

Нав. Книга Иисуса Навина

Суд. Книга Судей израилевых

Руфь Книга Руфи

1 Цар. Первая книга Царств

2 Цар. Вторая книга Царств

3 Цар. Третья книга Царств

4 Цар. Четвертая книга Царств

1 Пар. Первая книга Паралипоменон

2 Пар. Вторая книга Паралипоменон

1 Езд. Первая книга Ездры

Неем. Книга Неемии

2 Езд. Вторая книга Ездры *

Тов. Книга Товита *

Иудифь Книга Иудифи *

Есф. Книга Есфири

Иов. Книга Иова

Пс. Псалтирь

Притч. Притчи Соломона

Еккл. Книга Екклесиаста или Проповедника (Соломона)

Песн. Песнь песней Соломона

Прем. Книга Премудрости Соломона *

Сир. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова *

Ис. Книга пророка Исаии

Иер. Книга пророка Иеремии

Плач Плач Иеремии

Посл. Иер. Послание Иеремии *

Вар. Книга пророка Варуха *

Иез. Книга пророка Иезекииля

Дан. Книга пророка Даниила

Ос. Книга пророка Осии

Иоил. Книга пророка Иоиля

Ам. Книга пророка Амоса

Авд. Книга пророка Авдия

Иона Книга пророка Ионы

Мих. Книга пророка Михея

Наум. Книга пророка Наума

Авв. Книга пророка Аввакума

Соф. Книга пророка Софонии

Агг. Книга пророка Аггея

Зах. Книга пророка Захарии

Мал. Книга пророка Малахии

1 Мак. Первая книга Маккавейская *

2 Мак. Вторая книга Маккавейская *

3 Мак. Третья книга Маккавейская *

3 Езд. Третья книга Ездры *

 

КНИГИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НОВОГО ЗАВЕТА

Мф. Евангелие от Матфея

Мк. Евангелие от Марка

Лк. Евангелие от Луки

Ин. Евангелие от Иоанна

Деян. Деяния святых апостолов

Послания апостолов:

Иак Послание ап. Иакова

1 Пет. Первое послание ап. Петра

2 Пет. Второе послание ап. Петра

1 Ин. Первое послание ап. Иоанна

2 Ин. Второе послание ап. Иоанна

3 Ин. Третье послание ап. Иоанна

Иуд. Послание ап. Иуды

Послания апостола Павла:

Рим. Послание к римлянам

1 Кор. Первое послание к коринфянам

2 Кор. Второе послание к коринфянам

Гал. Послание к галатам

Еф. Послание к ефесянам

Флп. Послание к филиппийцам

Кол. Послание к колоссянам

1 Сод. (1 Фее.) Первое послание к содунянам (фессалоникийцам)

2 Сол. (2 Фее.) Второе послание к солунянам (фессалоникийцам)

1 Тим. Первое послание к Тимофею

2 Тим. Второе послание к Тимофею

Тит Послание к Титу

Флм. Послание к Филимону

Евр. Послание к евреям

Откр. Откровение Иоанна (Апокалипсис)

 

СОКРАЩЕННЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ КНИГ БИБЛИИ

в алфавитном порядке

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Авв. Книга пророка Аввакума

Авд. Книга пророка Авдия

Агг. Книга пророка Аггея

Ам. Книга пророка Амоса

Быт. Бытие

Вар. Книга пророка Варуха

Втор. Второзаконие

Дан. Книга пророка Даниила

1 Езд. Первая книга Ездры

2 Езд. Вторая книга Ездры

3 Езд. Третья книга Ездры

Екк. Книга Екклесиаста или Проповедника (Соломона)

Есф. Книга Есфири

Зах. Книга пророка Захарии

Иез. Книга пророка Иезекииля

Иер. Книга пророка Иеремии

Иов Книга Иова

Иоил. Книга пророка Иоиля

Иона Книга пророка Ионы

Ис. Книга пророка Исаии

Исх. Исход

Иудифь Книга Иудифи

Лев. Левит

1 Мак. Первая книга Маккавейская

2 Мак. Вторая книга Маккавейская

3 Мак. Третья книга Маккавейская

Мал. Книга пророка Малахии

Мих. Книга пророка Михея

Нав. Книга Иисуса Навина

Наум Книга пророка Наума

Неем. Книга Неемии

Ос. Книга пророка Осии

1 Пар. Первая книга Паралипоменон

2 Пар. Вторая книга Паралипоменон

Песн. Песнь песней Соломона

Плач Плач Иеремии

Посл. Послание Иеремии

Прем. Книга Премудрости Соломона

Притч. Притчи Соломона

Пс. Псалтирь

Руфь Книга Руфи

Сир. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова

Соф. Книга пророка Софонии

Суд. Книга Судей израилевых

Тов. Книга Товита

1 Цар. Первая книга Царств

2 Цар. Вторая книга Царств

3 Цар. Третья книга Царств

4 Цар. Четвертая книга Царств

Чис. Числа

НОВЫЙ ЗАВЕТ

Гал. Послание к галатам

Деян. Деяния апостолов

Евр. Послание к евреям

Еф. Послание к ефесянам

Иак. Послание Иакова

Ин. Евангелие от Иоанна

1 Ин. Первое послание Иоанна

2 Ин. Второе послание Иоанна

3 Ин. Третье послание Иоанна

Иуд. Послание Иуды

Кол. Послание к колоссянам

1 Кор Первое послание к коринфянам

2 Кор Второе послание к коринфянам

Лк. Евангелие от Луки

Мк. Евангелие от Марка

Мф. Евангелие от Матфея

Откр. Откровение Иоанна (Апокалипсис)

1 Пет. Первое послание Петра

2 Пет. Второе послание Петра

Рим. Послание к римлянам

1 Сол. (1 Фес.) Первое послание к солунянам (фессалоникийцам)

2 Сол. (2 Фес.) Второе послание к солунянам (фессалоникийцам)

1 Тим. Первое послание к Тимофею

2 Тим Второе послание к Тимофею

Тит Послание к Титу

Флм. Послание к Филимону

Флп. Послание к филиппийцам

 

 


Genre Библеистика